Главная > Выпуск № 10 > Какой удивительный знак – тире!

Лариса Фоминых

Какой удивительный знак – тире!

Сегодня трудно представить себе, что когда-то в нашем языке не было знаков препинания. Но шли столетия, в XVI в. на Руси появилось книгопечатание, и при издании книг понадобилось не только отделять одно предложение от другого, но и стараться сделать мысль понятной. Так появились вопросительный, восклицательный знак, скобки, затем двоеточие (хотя их называли иначе, чем сейчас). В ХУШ в. русские писатели Н.М.Карамзин и Г.Р.Державин стали употреблять еще один знак – тире (от французского tiret – черточка, производное от глагола tirer – тянуть)1. Правда, поначалу его именовали по-разному: черта, длинная черта, линейка, знак пересечения, черная полоса чернил. Многими это новшество было встречено враждебно, необходимости в нем не видели. Однако со временем непривычный знак внедрился в наш письменный язык, отношение к нему изменилось, и постепенно он стал весьма популярным. Сейчас он выполняет немало функций, а иногда даже вытесняет другие, привычные знаки препинания2. В каких же случаях мы употребляем тире?
 
Синтаксические конструкции, в которых ставится тире Примеры
1. В эллиптических предложениях при наличии паузы или в однотипно построенных; За полем снежным – поле снежное…
Баржа – по воде, я – по бережку.
2. В неполных предложениях в составе сложного, на месте пропуска какого-нибудь члена предложения (обычно сказуемого);
Я сел на своего доброго коня, а Савельич – на тощую и хромую клячу.
3. При отсутствии глагола-связки, если оба главных члена – сущ. в именит. падеже; или числит., или глаголы в неопр. форме; перед сказуемым могут стоять слова это, это есть, вот, значит, это значит, один из; Красота – украшение мира.
Книги – это переплетенные люди.
Жалеть о совершенной глупости – значит совершать еще одну глупость.
Пятью пять – двадцать пять.
4. Перед распространенным приложением, находящимся в конце предложения и имеющим оттенок самостоятельности, разъяснения; тире может стоять перед одиночным приложением, если перед ним можно вставить а именно; На лице его оседала висевшая в воздухе паутина – верный признак приближающейся осени.
Отдавая дань своему времени, г. Гончаров вывел и противоядие Обломову – Штольца.
5. После одного из однородных членов при наличии приложения к нему, чтобы избежать неясности; В палатке расположились два геолога, молодой человек – наш случайный попутчик, проводник и я.
6. После однородных членов перед обобщающим словом; Среди птиц, насекомых – словом, всюду чувствовалось приближение весны.
7. Между прямой речью и словами автора; «Ты вразумил меня, герой», – со вздохом голова сказала.
8. Перед репликами в диалоге; – Неузнаваемо изменились вы.
– А вы – не очень.
9. В бессоюзном сложном предложении,
а) если во втором предложении содержится противопоставление или неожиданное присоединение;
б) второе предложение заключает в себе результат или вывод из того, о чем говорится в первом;
в) первое предложение имеет значение условия или времени;
Он говорил серьезно – все смеялись.
Ученых много – умных мало.

Сады сажать – жизнь украшать.
Мы крикнули – никто не отозвался.
Одуванчик свой шар снимает – будет дождь.
Зацветут заливные луга – не надышишься.
 
В некоторых случаях в русском языке используется двойной знак – два тире.
 
1.Распространенное приложение, стоящее внутри фразы, после определяемого существительного, выделяется тире с двух сторон, если необходимо подчеркнуть оттенок его самостоятельности; Летучая мышь – легкая, почти бесплотная частичка надвигающейся темноты, – бесшумно металась над лужайкой.
2. Тире ставится перед и после слов автора, находящихся внутри прямой речи; «Ага! Догнал тебя! Постой! – кричит наездник удалой. – Готовься, друг, на смертну сечу».
3.Два тире ставятся, если слова или предложение вставлены в середине другого предложения с целью пояснения, дополнения или выражения чувств (использование скобок ослабило бы связь между ними); Нехотя, нога за ногу, плетусь в деревню, уныло подхожу к избе. А там – вот те раз! – смех бабушки, бойкий говорок Анны.
Тут – куда деваться – все разошлись по домам.
4. С двух сторон может выделяться тире группа однородных членов. Обычно из верховых станиц – Еланской, Вешенской, Мигулинской и Казанской – брали казаков в 11-12-й армейские казачьи полки.
  
Тире ставится между двумя или несколькими именами собственными, совокупностью которых называется какое-то учение или научное учреждение: закон Джоуля – Ленца; закон Бугера – Ламберта – Бера (все участвовали в их открытии). В двойных же фамилиях ставится дефис: М.Е.Салтыков-Щедрин; Г.Бичер-Стоу.
 
Тире может употребляться также для обозначения временных, количественных или пространственных пределов: перелет Москва – Дели; при весе в девять – десять килограммов; отпуск на август – сентябрь.
 
Нередко тире употребляется после запятой как дополнительный знак для связи при повторяющемся слове, или если надо подчеркнуть распадение единого на две части, или для указания перехода от повышения к понижению периода. Например:
 
Теперь же, судебным следователем, Иван Ильич чувствовал, что все без исключения, самые важные, самодовольные люди, – все у него в руках. (Толстой)
 
Кто виноват из них, кто прав, – судить не нам. (Крылов)
 
В стихотворении М.Ю.Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива» период дважды завершается двойным знаком препинания:
 
…Когда студеный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, –
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, –
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога…
 
Весьма интересны случаи, когда тире ставится в нетипичных условиях. Так, в «Справочнике по орфографии и пунктуации для работников печати»3 и в «Правилах русской орфографии и пунктуации»4 отмечается возможность постановки тире перед (или после) союзом И, соединяющем два однородных сказуемых, если второе сказуемое выражает что-то неожиданное или следствие из первого. Более того, так может отделяться и любая часть предложения. Например:
 
Я пел – и забывал обиды
Слепого счастья и врагов.

…А сей несчастный,
Имея самый глупый рост,
Умен, как бес, – и зол ужасно.

За ним арапов чудный рой,
Толпы невольниц боязливых,
Как призраки, со всех сторон
Бегут – и скрылись.

Всю ночь она своей судьбе
В слезах дивилась и – смеялась,
Ее пугала борода.
Но Черномор уж был известен
И был смешон, а никогда
Со смехом ужас несовместен. (А.Пушкин. Руслан и Людмила)


И звук его песни в душе молодой
Остался – без слов, но живой. (М.Лермонтов)
 
Встречаются, однако, примеры, когда тире стоит перед другими союзами, а не только перед И:
 
И в снег с размаха рокового
Колдун упал – да там и сел. (А.Пушкин)

Стихов я не читаю – но люблю
Марать шутя бумаги лист летучий. (М.Лермонтов)
 
Аналогичная картина наблюдается в сложносочиненных предложениях (причем не только с союзом И), а также в сложноподчиненных конструкциях разного типа:
 
Ах, витязь, то была Наина!
Я к ней – и пламень роковой
За дерзкий взор был мне наградой.

Фарлаф, покинув свой обед,
Копье, кольчугу, шлем, перчатки,
Вскочил в седло и без оглядки
Летит – а тот за ним вослед.

Душа, как прежде, каждый час
Полна томительною думой –
Но огнь поэзии погас. (А.Пушкин)

Чем ты несчастлив,
Скажут мне люди?
Тем я несчастлив,
Добрые люди, что звезды и небо –
Звезды и небо – а я человек! (М.Лермонтов)

Как ни худо,
Как ни трудно –
Не сдавай,
Вперед гляди. (А.Твардовский)

Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый,
Оставя спутников своих,
Пустился в край уединенный
И ехал меж пустынь лесных,
В глубоку думу погруженный –
Злой дух тревожил и смущал
Его тоскующую душу… (А.Пушкин)

В его чудесной бороде
Таится сила роковая,
И, все на свете презирая, –
Доколе борода цела –
Изменник не страшится зла. (А.Пушкин)
 
Однако перечисленные условия не исчерпывают всех возможностей этого удивительного знака. Так, авторы разделяют им однородные члены, при которых есть союзы:
 
Кто толпе мои расскажет думы?
Я – или Бог – или никто! (М.Лермонтов)
 
Разделяют подлежащее и сказуемое там, где тире ставить по правилам не полагается:
 
Зависть – есть признание себя побежденным.
Ах, Арбат, мой Арбат, ты – мое призвание,
Ты – и радость моя, и моя беда. (Б.Окуджава)
 
Отделяют сравнительный оборот:
 
Нежна – как пери молодая, создание земли и рая,
мила – как нам в краю чужом
меж звуков языка чужого
знакомый звук, родных два слова! (М.Лермонтов)
 
Выделяют вводные предложения:
 
Узнал я редкие черты
неподражаемого слога;
Но перевертывал листы
И – признаюсь – роптал на Бога. (А.Пушкин)

Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку –
Безумец! – лишний раз пожать! (М.Лермонтов)

Я каждый день, восстав от сна,
Благодарю сердечно Бога
За то, что в наши времена
Волшебников не так уж много.
К тому же – честь и слава им! –
Женитьбы наши безопасны… (А.Пушкин)
 
Иногда отмечаются случаи постановки тире между самостоятельными предложениями, что делает этот знак одним из средств межфразовой связи:
 
Старик! Я слышал много раз,
Что ты меня от смерти спас. –
Зачем?..

Пора! – Яснеет уж восток,
Черкес проснулся, в путь готовый.

Известность, слава, что они? –
А есть у них над мною власть…

Люди хотят иметь души… И что же? –
Души в них волн холодней! (М.Лермонтов)
 
Нередки примеры замены двоеточия знаком тире. Очевидно, признается большая выразительность последнего:
 
Я вижу ясно – ты изгнанник. (М.Лермонтов)

И кто прервет сей дивный сон?
Когда настанет пробужденье?
Не знаю – скрыт судьбы закон! (А.Пушкин)

Руслан подъемлет смутный взор
И видит прямо над главою –
С подъятой страшной булавою
Летает карла Черномор. (А.Пушкин)
 
Современные авторы все чаще заменяют двоеточие после обобщающих слов на тире; отделяют этим знаком зависимую часть бессоюзного сложного предложения:
 
На конюшне общественное все – лошади, уздечки, хомуты.
Гляжу вокруг – санки мои едва торчат из снежной осыпи. (Л.Кузьмин)
 
Никогда не спорьте с дураком – люди могут не заметить между вами разницы.
 
Отклонения от принятых норм пунктуации особенно заметны в художественных текстах. Это так называемые авторские знаки препинания5. И не случайно тире входит в их число как один из самых универсальных и частотных. Появление таких знаков объясняется, видимо, тем, что поэты и писатели тонко чувствуют язык и стремятся передать не только оттенки смысла, но и богатство интонаций живой речи, обозначить паузы, чтобы читатель «услышал» все, что хотел сказать автор, а также мог прочитать текст вслух с соответствующей интонацией.
 
Предлагаем провести наблюдения над употреблением тире; прочитать выразительно данные примеры; проследить, как изменится интонационный рисунок предложений, если убрать тире или заменить его другим знаком.
 
1. Но царевна молодая, тихомолком расцветая, между тем росла, росла, поднялась – и расцвела. 2. «Не нужно мне твоих шатров, ни скучных песен, ни пиров – не стану есть, не буду слушать!» Подумала – и стала кушать. 3. Знай, близка судьба твоя, ведь царевна эта – я. 4. Анчар, как грозный часовой, стоит – один во всей вселенной. 5. А я – беспечной веры полн, – пловцам я пел. 6. Поэтов – хвалят все, читают – лишь журналы. (А.Пушкин) 7. Несусь ли на коне, – степь отвечает мне; брожу ли поздней порой – небо светит мне луной! 8. Не знав коварную измену, тебе я душу отдавал; такой души ты знала ль цену? Ты знала – я тебя не знал! 9. Идут – и видят вдруг курган сквозь синий утренний туман… 10. И сердце, полно сожалений, хранит в себе глубокий след умерших – но святых видений. 11. Прими меня, мой старый друг; и – вот пророк! – твоих услуг я до могилы не забуду! 12. Не верь, не верь себе, мечтатель молодой, как язвы бойся вдохновенья… Оно – тяжелый бред души твоей больной иль пленной мысли раздраженье. 13. Чернеет тень во всех углах – и – странно – Оршу объял страх! 14. Таит молодое чело по воле – и радость и горе. В глазах – как на небе светло, в душе ее темно, как в море! (М.Лермонтов) 15. И медленно опомнилась она, и начала прислушиваться к шуму, и долго слушала – увлечена, погружена в сознательную думу. 16. Не верь, не верь поэту, дева, его своим ты не зови – и пуще пламенного гнева страшись поэтовой любви! (Ф.Тютчев) 17. Жизнь – бесконечное познанье, возьми свой посох – и иди! 18. Я сам – уста твои, безгласные, как камень! Я тоже изнемог в оковах немоты. Я – свет потухших солнц, я – слов застывший пламень, незрячий и немой, бескрылый, как и ты. (М.Волошин) 19. Молчалин на лошадь садился: ногу в стремя, а лошадь – на дыбы, он об землю – и прямо в темя! (А.Грибоедов)
 
Приведенные материалы позволяют сделать вывод, что тире – поистине удивительный знак, обладающий множеством функций, способный играть контрастные роли: выделять смысловые части в предложении; максимально подчеркивать отдельные слова, словосочетания; выражать противопоставление, пояснение, итог, следствие; обозначать паузу, приглашая читателя замедлить чтение и обратить особое внимание на следующие за тире слова; делать текст выразительнее6. Не зря бытует мнение: не знаешь, какой знак поставить, – ставь тире.
 
В гуманитарных классах учащиеся могут провести собственные наблюдения над текстами тех поэтов и писателей, которые активно употребляли этот «знак пересечения», или «полосу чернил», и убедиться, что пунктуация наша – не застывший свод правил, а живое, развивающееся явление, которое обогащает наши возможности передавать самые тонкие оттенки смысла.
 
1. См.: Иванова В.Ф. О первоначальном употреблении тире в русской печати / Современная русская пунктуация. – М., 1979; Пастухова Л.С. Черная полоса чернил / РЯШ.- 1985.- № 1.
2. См.: Правила русской орфографии и пунктуации. – М., 1956; Былинский К.И., Никольский Н.Н. Справочник по орфографии и пунктуации для работников печати. – М., 1957; Баранов М.Т. и др. Русский язык: Справочные материалы: Учебное пособие для учащихся. – М., 1987; Розенталь Д.Э. Русский язык. Пособие для поступающих в вузы. – М., 1999.
3. Былинский К.И., Никольский Н.Н. Справочник по орфографии и пунктуации для работников печати. – М., 1957. – С. 100.
4. Правила русской орфографии и пунктуации. – М., 1956. – С. 105.
5. См.: Розенталь Д.Э. Русский язык. Пособие для поступающих в вузы. – М., 1999; Валгина Н.С. Трудные вопросы пунктуации: Пособие для учителя. - М., 1983.
6. Розенталь Д.Э. Русский язык. Пособие для поступающих в вузы. – М., 1999.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)