Главная > Выпуск № 11 > Что происходит в имени прилагательном

Ольга Соловьёва

Что происходит в имени прилагательном

В последние годы, в связи с развитием промышленной и бытовой сферы, с появлением новых предметов, стали появляться и новые названия, в образовании которых активно участвуют имена прилагательные, например: теплый пол, мягкая мебель, мобильный телефон, материнский капитал и т.п. Совершенно очевидно, что в подобных названиях прилагательные ведут себя иначе, чем в сочетании с привычными для русского языка существительными (теплый костюм, мягкий хлеб, мобильный отряд, материнская ласка…): они приобретают новые значения.
 
Прежде чем обратиться к современным языковым процессам, происходящим в имени прилагательном, стоит вспомнить классическое описание этой части речи в русской грамматике.
 
Имя прилагательное как часть речи можно выделить на основании функции называния. Это такие словоформы, которые обозначают непроцессуальные признаки и свойства предметов. Указание на непроцессуальность признака или свойства позволяет отграничить прилагательные от разного рода глагольных образований, например, хорошая погода – меняющаяся погода или погода меняется. Кроме того, прилагательные можно выделить и на основе грамматической общности, исходя из наличия у него таких морфологических категорий, как род, число, падеж, краткость/полнота (у качественных). Но прежде всего имя прилагательное имеет лексико-грамматические разряды со своими отдельными свойствами. Лексико-грамматический означает «характеризующийся единством лексических и грамматических свойств, составляющий те и другие свойства»1.
 
В процессе развития языка слова из одной лексико-грамматической категории могут переходить в другую. Вообще переходные процессы – это древняя морфологическая особенность русских частей речи. Так, например, современные прилагательные с суффиксами -ач, -яч, -уч, -юч (сидячий, стоячий, текучий, живучий), восходят к древнерусским причастиям; современный глагол прошедшего времени с характерным суффиксом -л- (у которого есть род, но нет лица) восходит к древнейшему «элевому» причастию; современный инфинитив восходит к существительному (ср. печь пироги и электрическая печь) и т.д.
 
Если слово, принадлежащее к определенной части речи, утрачивает свое основное лексическое значение и морфологические признаки, присущие данному ряду слов, оно приобретает черты другой части речи, и в соответствии с этим меняются его синтаксические функции. Но это глобальные изменения, которые влекут за собой смену такого грамматического класса как сама часть речи.
 
Нас же интересует процесс переходности в рамках одной части речи, а именно в прилагательном.
 
По грамматическим, словообразовательным и лексическим свойствам имена прилагательные традиционно делятся на такие лексико-грамматические разряды, как качественные, относительные и притяжательные. Прилагательные разных разрядов в современном русском языке не являются замкнутыми группами. Грамматическая граница между ними подвижна, так как семантические признаки, позволяющие отличать один разряд прилагательных от другого, подвергаются изменениям. Употребляясь в переносном значении, прилагательные могут переходить из одного лексико-грамматического разряда в другой.
 
Более всего подвергаются переходу относительные прилагательные. Кроме основного значения («характерный для данного предмета», «относящийся к данному предмету») у них может развиваться либо качественность, либо притяжательность. Эти новые значение является переносным. Самым популярным процессом традиционно считается приобретение относительными прилагательными качественных оттенков значения. Например, относительное прилагательное железный («сделанный из железа») имеет в русском языке качественное значение «стойкий, непобедимый» (железный солдат) или «крепкий, непоколебимый» (железная воля). Прилагательное оловянный («сделанный из олова») в словосочетании оловянные глаза имеет качественное значение «невыразительные, тусклые» (ср. подобные примеры: каменный дом – каменное сердце; свинцовые пули – свинцовые тучи; деревянная лопата – деревянная походка и т.д.). Менее продуктивным является переход относительных прилагательных в разряд притяжательных. Так, например, формы на -ский (-овский, -евский, -инский) типа пушкинский, гоголевский, толстовский, образованные от фамилий, выступают в значении притяжательных, если указывают на принадлежность предмета лицу: пушкинская квартира, гоголевский секретер, толстовская усадьба и т.п.
 
Достаточно продуктивным представляется и процесс переосмысления притяжательных прилагательных. Например, прилагательные на -ий, -иный в современном русском языке обозначают обычно свойство, присущее тому или иному живому существу. Эта семантическая особенность позволяет данным прилагательным сравнительно легко переходить в разряд относительных и даже качественных прилагательных. Например: медвежья берлога, волчий хвост – притяжательные прилагательные; медвежья шуба (шуба из медведя); лисий воротник (воротник из лисы) и т.д. – относительные прилагательные; медвежья услуга, волчий аппетит – качественные прилагательные.
 
Качественные же прилагательные могут приобретать только относительное значение, и то крайне редко, преимущественно в терминологии. Становясь терминами, они утрачивают свойства качественности, например: глухой человек – глухой согласный звук; звонкий голос – звонкий согласный звук; тяжелая сумка – тяжелая промышленность; легкая ноша – легкая промышленность и т.п.
 
Таков общий традиционный взгляд на природу имени прилагательного в русском языке. Однако период конца ХХ – начала ХХI вв. обнаруживает иные тенденции в развитии этой части речи. Остановимся на некоторых значимых процессах, происходящих, что называется, на виду у всех носителей русского языка.
 

1. Переход прилагательных из одного лексико-грамматического разряда в другой

В нашем обиходе появляются все новые и новые предметы, делающие наш быт комфортным. В их числе компьютер, спутниковое телевидение, мобильный телефон, сотовая связь. Новые предметы и явления должны получить свое имя. Очень часто, особенно в последнее двадцатилетие, бывает, что новый предмет приходит к нам из-за границы вместе со своим иностранным именем, например: «тостер» – устройство для приготовления тостов, поджаренных ломтиков хлеба; «принтер» – название печатающего аппарата, а также «ксерокс», «плеер», «пейджер», «дайджест», «кетчуп», «фломастер», «чипсы», «кондиционер» и многие-многие другие названия. Эти заимствованные слова, подчинившись законам русской орфографии и грамматики, очень быстро, в соответствии с темпом самой жизни, становятся общеупотребительными.
 
Новый предмет также может быть назван и с помощью исконных единиц русского языка, например: «нестарит», «остроглаз» (названия нелекарственных препаратов), «хрустики», «хрустяшки» (номинации продуктов питания).
 
Название может выражаться не одним словом, а целым словосочетанием, состоящим из уже существующих в языке единиц. Одним из самых популярных типов наименований новых предметов является сочетания существительного с прилагательным, то есть именные словосочетания. Становясь официальным наименованием, компоненты словосочетания приобретают новые лексические значения. Более всего изменению семантики подвержены как раз прилагательные в составе именных сочетаний. Так, стали употребляться в качестве названий новых предметов словосочетания: «теплый пол» – устройство для подогрева пола; «жидкие гвозди» – средство для склеивания поверхностей; «жесткий диск» – винчестер компьютера; «срочный вклад» (в банке) – вклад на определенный срок; «доверительный кредит» (в банке) – кредит, основанный на доверии кредитору; «компактная пудра (румяна)» – косметическое средство для макияжа; «холодная сварка» – вещество для соединения металлических деталей; «белый шоколад» – шоколад, приготовленный без какао-порошка и др. Используя «старые слова на новый лад», язык экономит свои ресурсы, развиваясь не вширь, а вглубь. Новое название точно отражает суть явления с помощью известных слов. Такие названия быстро воспринимаются людьми и легко включаются в наш активный словарь.
 
Сосредоточим наше внимание на прилагательных, которые находятся в составе подобных номинативных сочетаний. Такие названия заинтересовали нас по той причине, что они буквально окружают нашу жизнь. Мы встречаемся с ними везде: в средствах массовой информации (горячая точка, тревожная кнопка, холодная война, прямой эфир, горячая линия, живой звук и др.); в сфере торговли (модульный диван, мобильные кондиционеры, мягкая игрушка, мягкая мебель, мягкое мороженое и др.); в быту и на работе (умный дом, умная машина, мобильный телефон, зарядное устройство, сухой закон, материнский капитал, материнская плата и др.).
 
Как уже упоминалось, по традиции вузовские учебники отмечают непродуктивность перехода качественных прилагательных в относительные. Однако приведенные примеры современных наименований дают нам богатый материал для иллюстрации прежде всего именно такого переходного процесса.
 
Что же происходит с качественными прилагательными в составе именных словосочетаний, номинирующих предметы или явления? Для анализа мы воспользовались языковым материалом, представленным в статье Н.А.Ерошкиной2, а также собранным нами вместе с ученицей 10«а» класса школы № 127 г. Перми Вавиловой Аленой в процессе свободного наблюдения.
 
Прежде всего, становясь значимым компонентом сложного названия, качественные прилагательные утрачивают свои основные признаки, а именно: холодная война не может быть более или менее холодной и не может превратиться в предложение война холодна; белый танец не станет черным и не преобразуется в грамматическую основу танец был бел; невозможно сказать: эта кнопка тревожнее другой, трансляция пряма, сорта тверды и т.п. Изменение формально-грамматических свойств прилагательных свидетельствует об изменении их лексического значения. Признак, выражаемый прилагательным, уже не способен проявляться в большей или меньшей степени – он или есть, или его нет. Например: прямой эфир – это трансляция передачи в реальном времени, а не в записи; сухой закон – запрет на употребление спиртного; слепой способ (печатания) – не глядя на клавиатуру; мобильный телефон – переносной телефон-трубка; мягкий творог – творог со значительной долей сыворотки; горячая линия – телефонная линия для приема звонков по определенному вопросу и т.д.
 
Анализируемые прилагательные перестали быть качественными и приблизились по употреблению к относительным прилагательным. Сравнивая прилагательные рабочий стул – стул для работы, электрические обогреватели – обогреватели, работающие на электричестве, и тревожная кнопка – кнопка для вызова спасателей в опасной ситуации, мы обнаруживаем, что все прилагательные характеризуют предмет по функции, но в первых двух примерах – это относительные прилагательные, а в третьем – качественное прилагательное со значением относительного. Развивая относительное значение, прилагательные выражают признаки, связанные с устройством предмета, с технологией его приготовления или с его функцией, назначением.
 
Вторичные производные значения прилагательных являются переносными, с ярко выраженной семантической двуплановостью, так как переносное значение все-таки не теряет связь с прямым. Попробуем это доказать на конкретных примерах. Прямой эфир – трансляция в реальном времени: это переносное значение ассоциативно связывается с понятием прямого – не искривленного, самого короткого расстояния между двумя точками. Оранжевая революция – разновидность демократической революции на Украине без кровопролития и войны (образовано по модели бархатная революция): новое значение довольно тесно связано с прямым, так как символика этой революции (флаги, листовки, транспаранты, значки) оранжевого цвета.
 
В описываемых прилагательных наблюдается несоответствие внешней формы и содержания, т. е. значения. Это выражается в следующем: самые давние по происхождению качественные прилагательные имеют, как правило, непроизводные основы (слепой, сухой, легкий, малый, прямой, и др.) и непосредственно обозначают изменяемый признак (ср. слепой – слеп, сухой – сух, легкий – легок, малый – мал, прямой – прям); а в наблюдаемом нами языковом материале они несут в себе несвойственное им значение неизменного в своем проявлении опосредованного признака. Такое необычное употребление прилагательных оказывается очень выразительным и даже образным: умный дом – технический механизм, способный выполнять некоторые функции при отсутствии определенных элементов; умная миска – техническое приспособление для корма животного в отсутствии хозяина; мертвый сезон – период застоя, затишья; легкое вино – вино с незначительным процентом алкоголя…
 
Относительное значение могут развивать качественные прилагательные с разнообразной семантикой (и необязательно в составе словосочетаний). Среди них слова со значением цвета или оттенка: красный (террор), черный (юмор, пиар), голубой (гомосексуальный), зеленый (молодой, неопытный); со значением температуры: холодный (сварка, блюдо), горячий (блюдо), теплый (пол); со значением размера: большой (семерка), крупный (сделка); с оценочным значением: мягкий (мебель, творог мороженое), старый (год), твердый (сорта пшеницы) и с другими значениями.
 
Что же касается перехода относительных и притяжательных прилагательных, то такие случаи зафиксированы нами как единичные. Приведем примеры: дочерний капитал, дочернее предприятие, дочерняя фирма, материнская плата, материнский капитал. Таким образом, притяжательные прилагательные на –ний и относительные на -ский подвергаются переосмыслению, так как это заложено в их грамматической природе, однако наш материал свидетельствует о том, что на сегодняшний день этот переход непродуктивен. Из этого следует, что переходные тенденции поменяли свой вектор: если раньше продуктивным был переход относительных в качественные, то сейчас наоборот – качественных в относительные.
 
Подобные явления перехода еще раз подтверждают незамкнутость языковой системы и её способность к подвижности.
 

2. Процесс терминологизации и фразеологизации именных номинаций

Сферы функционирования приведенных названий говорят о том, что эти словосочетания выполняют прежде всего номинативную функцию. Они официально называют какие-то предметы (мягкий творог, твердые сыры, мягкий вагон) или явления (живой звук, холодный отжим, холодная сварка, прямой эфир), то есть являются, по сути, терминами.
 
Становясь сложным/составным термином, языковая единица превращается в единое смысловое целое, её компоненты спаиваются, сливаются. Подобные термины многие лингвисты относят к фразеологизмам на том основании, что они употребляются в нерасчлененном виде как готовые языковые единицы. Это как раз и отличает фразеологизм от любого свободного словосочетания, которое выстраивается в процессе речи (ср.: мягкий шарф – мягкая мебель; сухая ветка – сухая метафора; холодный суп – холодная сварка).
 
Нередко (но далеко не всегда) мы обнаруживаем сопоставляемые по значению термины-фразеологизмы: темный шоколад – белый шоколад, мягкий вагон – жесткий вагон, малое предприятие – крупное предприятие, ранние сорта (капусты) – поздние сорта и др. Следует подчеркнуть, что прилагательные в их составе не являются антонимами, а сами устойчивые сочетания называют не противоположности, а разновидности предметов одного рода. Другими словами, они не противопоставляются, а сопоставляются.
 
Большинство устойчивых терминов с прилагательными, употребленными в относительном значении, зафиксировано нами в сфере торговли, где они выполняют не только номинативную функцию, но и эстетическую, а также рекламную. В чем же состоят эти функции? Во-первых, само название должно заключать в себе положительную оценку товара и привлекать к нему внимание потенциальных покупателей. Отсюда такие наименования, как «мягкий творог» вместо «жидкий творог», что создает впечатление приятности продукта; «теплый пол» вместо «электроподогрев пола»; «умная машина» вместо, например, «многофункциональная»; «прямой эфир» вместо какого-нибудь «синхронного»; «сигареты легкие», убеждающие покупателя в том, что товар не несет вреда здоровью, и т.п. В подобных случаях прилагательные играют роль своеобразных эвфемизмов, то есть смягчающих заменителей прямых, резких, нежелательных в какой-либо ситуации слов.
 
Следует обратить внимание и на современные терминологические образования, которые по значению отдельных компонентов являются парадоксальными: сухие завтраки, растворимый суп, белый шоколад, холодная сварка. Это оксюмороны, которые могут быть свидетельством того, что товар является, например, техническим достижением, а это несомненно должно привлечь внимание покупателя.
 
Таким образом, развитие у качественных прилагательных относительных значений приводит к образованию сложных терминов, имеющих характер образности и выразительности, привносимый свойствами исконного лексико-грамматического разряда. И как следствие этого явления – к образованию устойчивых, фразеологизированных сочетаний.
 

3. Появление новых качественных прилагательных

Одними из самых распространнных по семантике качественных прилагательных являются цветовые единицы: синий, серый, рыжий… Однако не все цветовые обозначения имеют традиционную форму прилагательного с родовыми окончаниями –ий, -ый, -ая, -ое. Среди них выделяются несклоняемые слова: беж, хаки, бордо, фисташ: костюм беж, к костюму беж, в костюме беж. Это иноязычные заимствования, многие из которых уже вступили в словообразовательный процесс, в результате которого и появились уже исконно русские склоняемые единицы: беж бежевый, бордо бордовый, фисташ фисташковый. И те и другие достаточно употребительны (с той или иной частотностью) в современном русском языке.
 
Если приведенные несклоняемые цветовые прилагательные по форме представляют собой короткие единицы, то в настоящее время происходит стремительное развитие составных, в которые, за редким исключением, входит даже само слово цвет, например: цвет мокрого асфальта, цвет янтарного дерева, цвет спаржи, цвет морской волны, цвет лазурного берега, цвет спелой клубники, цвет сандалового дерева, цвет смесовой нити, цвет устрицы, цвет металлизированной ленты, цвет бледной ржавчины, цвет небеленого сурового полотна, цвет опала, синий цвет птицы чирка, цвет светлой тыквы, цвет давленой/жатой малины, а также антрацитовый цвет, кислотный цвет, химический цвет, серебристый металлик и т. д.
 
Пополнение группы цветовых обозначений, на наш взгляд, прежде все связано с развитием индустрии моды. Сегодня мы наблюдаем в обществе повышенный интерес к внешнему виду человека, к его одежде, к окружающим его предметам, которые имеют цвет. Стремление к новизне порождает и новые наименования, которые становятся более сложными, отвечающими требованиям современного человека. С одной стороны, он окружен механизированным/ технизированным пространством (отсюда «цвет металлизированной ленты», «антрацитовый цвет» и др.). С другой стороны, такое пространство давит на человека, и он стремится вырваться из него и стать ближе к природе (отсюда «цвет лазурного берега», «синий цвет птицы чирка», «цвет светлой тыквы», «цвет жатой малины» и др.)
 
По своей форме подобные образования, строго говоря, не являются прилагательными: главное слово в этих словосочетаниях – существительное (цвет), зависимые компоненты выполняют синкретическую роль, то есть являются и несогласованными определениями, и дополнениями (цвет какой? и цвет чего?). Однако рассматривать эти словосочетания как субстантивные (то есть эквивалентные имени существительному) можно лишь изолированно от контекста. В речевом же употреблении они выступают как имена прилагательные вместе со словом цвет и выполняют уже не синкретическую роль, а совершенно конкретную – являются исключительно несогласованными определениями. Например: «скатерть (какая?) цвета небеленого сурового полотна», «блузка (какая?) цвета спелой клубники», «украшение (какое?) цвета сандалового дерева» и т.д. Даже такие двухкомпонентные сочетания, как «антрацитовый цвет», «кислотный цвет», «серебристый металлик», по нашим наблюдениям, не употребляются без компонента цвет. Невозможно сказать «антрацитовое платье», «кислотная рубашка», «автомобиль серебристого металлика»; но возможно лишь «платье (какое?) антрацитового цвета», «рубашка (какая?) кислотного цвета», «автомобиль (какой?) цвета серебристый металлик».
 
Пополняя корпус качественных прилагательных, такие цветовые обозначения приобретают статус несклоняемых, так как употребляются в одной и той же форме родительного падежа (цвета бледной ржавчины, цвета светлой тыквы…). В нашем материале встретился только один случай употребления не в родительном, а в именительном падеже (цвета серебристый металлик), но гипотетически можно предположить функционирование этого сочетания и в родительном падеже (цвета серебристого металлика). Именно это грамматическое свойство несклоняемости и сближает подобные наименования с прилагательными типа беж, хаки…
 
Таким образом, имя прилагательное представляется вполне перспективной частью речи, способной как к изменению внутри существующего фонда словесных единиц, так и к образованию совершенно новых форм.
 
-----
1 Ахманова. О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 215.
2. Ерошкина Н.А., Переход качественных прилагательных в относительные.// В сб. Русское слово: восприятие и интерпретации. Материалы Международной научно-практической конференции 19- 21 марта 2009 года. Т.1. П., 2009. С. 194 – 199.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)