Главная > Выпуск № 13 > Из ранней истории Перми Великой: князья Пермские и Вымские

Павел Корчагин
 
Из ранней истории Перми Великой:
князья Пермские и Вымские
 
Прежде всего, мы разумеем здесь вопрос о загадочных Пермских князьях. Какова была их генеалогия, время и место жительства, объем автономной власти и отношение сначала к Новгороду, потом к Москве? Все это – темные места в истории Перми, требующие исторического освещения.
А.А. Дмитриев
 
Подавляющее большинство людей твердо уверены в том, что профессиональные историки изучают прошлое. Но зададимся простеньким вопросом. Что же такое прошлое? Что конкретно историки изучают?
 
Попробуем поступить, как филологи, и обратимся к словарям. Словарь В. Даля, с которым историки тоже сверяются достаточно часто, не дает прямого ответа на этот почти философский вопрос. У Владимира Ивановича есть только толкования прилагательного: «Прошлый, прошедший, минувший». И в подкрепление своего определения он приводит следующие примеры: «…Прости, Господи, за прошлое, да и на предки то ж! Прошловременный быт… Прошломилой своей не воротишь»1.
 
В словаре Ожегова читаем: «Прошлый, -ая, -ое. 1. Предшествующий настоящему, минувшему… 2. прошлое, -ого, ср. Прошедшее время, минувшие события… Отойти (уйти) в прошлое (о каких-н. явлениях: перестать существовать, миновать, забыться)». В словаре Ушакова встречается та же трактовка: «…прошлое. 1. Минувший, предшествующий настоящему. Столетья прошлого обломок. Лермонтов…». Словарь С.А. Кузнецова повторяет Ожегова: «ПРОШЛЫЙ,-ал,-ое. Предшествующий настоящему, минувший; прежний»2. Д.В. Дмитриев подробно объясняет, что мы подразумеваем, говоря о прошлом: «…1. Говоря о прошлом, вы подразумеваете уже законченный этап вашей жизни или человеческой истории. Старики с гордостью вспоминают свое славное прошлое… 3. Если вы говорите, что прошлого не воротишь, вы сожалеете, что невозможно вернуться в уже закончившийся отрезок вашей жизни, чтобы снова пережить какое-либо приятное событие или исправить допущенную ошибку. Мне не следовало доверяться его суждению, но прошлого не воротишь!»3. А Толковый словарь Ефремовой почти поэтичен: «То, что прошло, минуло, отошло».
 
А что же думают сами историки? В «Советской исторической энциклопедии» между «Процессом 16-ти» и «Прошьяном» ничего нет4… Неужели историков не интересует прошлое как предмет их науки?.. Положа руку на то место, где сердце, сознаюсь: нет, не интересует. А зачем интересоваться тем, чего уже нет, раз «прошломилой не воротишь». И вообще, вдумаемся, как можно исследовать то, чего нет?.. Так что договоримся, что историки не изучают прошлое. Они исследуют объект, более или менее благополучно существующий до сих пор, – человеческое общество. А поскольку способ существования человека и человечества известен, и это – труд, деятельность – то от деятельности человечества в прошлом остаются вполне вещественные следы, которые и называются историческими источниками. Но чем дальше от нас исследуемое событие или явление, тем меньше в нашем распоряжении источников, на основании которых мы могли бы объективно судить о конкретном прошлом. Именно к таким случаям относится и ранняя история Перми Великой…
 
В историографии заключительного периода первого этапа русской колонизации Урала сложилась весьма оригинальная ситуация, заключающаяся в том, что достаточно большое количество научных работ написано на основании весьма немногочисленных письменных источников. В распоряжении историков, изучающих древнейшую историю Перми Великой, по сути, нет ничего, кроме нескольких кратких упоминаний в летописных сводах Чердыни и еще трех «городков»: Искора, Покчи и Уроса. Поэтому многие положения, утвердившиеся в современной исторической науке, основаны на допущениях, опирающихся более на общую логику и здравый смысл, нежели на твердые факты.
 
Исследования последних лет представляют собой некую историческую комбинаторику, когда немногочисленные факты лишь тасуются различным образом, при этом не делается даже попыток введения в научный оборот новых. С одной стороны, после 1958 г., когда была опубликована Вычегодско-Вымская летопись, трудно ожидать еще подобных подарков судьбы. Но, с другой стороны, очевидно, следует попытаться применить новые методы изучения уже известных источников для того, чтобы извлечь дополнительную новую историческую информацию, которая, без сомнения, в этих источниках еще имеется.
 
Предлагаемые вниманию читателя заметки не есть связная история Перми Великой, но лишь выяснение возможности выработки новых подходов к старой научной проблеме. Итак.
 
Источники
 
Это, прежде всего, запись под 1472 г. из Никоновской летописи, составленной спустя полвека после интересующих нас событий. В ней поход кн. Ф. Пестрого описан максимально подробно, словно использовалась информация одного из участников похода: «Того же лета, Иулиа 26, прииде весть великому князю из Перми, что воевода князь Федор Пестрой землю Пермскую взял. А пришел в землю ту на усть-Черные реки на Фоминой неделе в четверток, и поиде оттуду на коних на верхнюю землю к городку Искору, а Гаврила Нелидова отпустил на нижнюю землю на Урос, на Чердыню да на Почку, на князя на Михаила. Князю же Федору не дошедшу еще городка Искора, и сретоша его пермичи на Колве ратью, и бысть им бой между собою, и одоле князь Федор и поимал на том бою воеводу их Кача. И оттуду князь Федор поиде таки ко Искору и взять его и воиводы их поимал, Бурмота да Мичкина, а Зынар по опасу пришел к нему; поимал же и иные городки и пожегл, А Гаврило, шед, те места повоевал, на которые послан. И потом прииде князь Федор на устие Почки, где впала в Колву, и сождася тамо со всеми своими, а поиманих туто же преведе; срубивше ту городок, седе в нем и приведе всю землю ту за великого князя. И оттуду послал князь Федор князи Михаила к великому князю и тех Бурмота и Мичкина и Кача и сам остался тамо в городке Почке, а что имал у тех у Бурмота и Мичкина и Кача, а то послал к великому князю: 16 сороков соболей, да шубу соболью, да пол-30 поставов сукна, да 3 пансыри, да шелом, да две сабли булатные»5.
 
Достаточно интересную информацию содержит Устюжский летописный свод (Архангелогородский летописец). В источнике пермские князья поминаются трижды. В 1462 г. «князь Василеи Вымскии Ермоличь с вымичи и с вычегжаны…» участвует в походе на Югру В. Скрябы6. В 1504 г. «князь Матфеи Михаиловичь Великопермьскии поставил город на Почке новой»7. А в 1505 г. кн. Матвей Михайлович был сведен Василием III с наместничества без указания мотивировки. В записи содержится короткий комментарий к личности нового наместника В.А. Ковра: «Сеи же бысть первый от руских князей»8, который решает вопрос об этнической принадлежности пермских князей однозначно.
 
В Вологодско-Пермской летописи содержатся только краткие сведения о походе 1472 г. и о заключении мира с кодскими князьями «со князи с Вымскими с Петром да с Федором» в 1485 г.9. Московский летописный свод почти дословно повторяет информацию Никоновской летописи вплоть до указания количества посланного Ивану III имущества10. То же можно сказать и об Иоасафовской летописи11, что неудивительно, поскольку та восходит к Московскому летописному своду.
 
Еще одним важнейшим источником является так называемый «Синодик Чердынского Богословского монастыря», введенный в научный оборот Н.С. Поповым12 и переизданный В.Н. Берхом13, А. Крупениным14, С.С. Пенном15, В.Н. Шишонко16, А.А. Дмитриевым17 и В.В. Голубцовым18. Причем публикации Берха, Крупенина и Пенна неполны, в них есть пропуски имен. В.В. Голубцов воспользовался наиболее полной публикацией А.А. Дмитриева, державшего документ в руках, но почему-то опустил вводную часть документа, и организовал текст синодика столбцом, добавив к именам княгинь Анны и Ксении «Великопермскiя», хотя в источнике это слово стояло только после имени третьей княгини Анастасии.
 
В «Актах исторических…» опубликована «Царская грамота в Пермь Великую, о неприкосновенности угодьев Чердынского Богословского монастыря от 10 августа 1580 г., в которой упоминаются земельные владения кн. Матвея Михайловича: «Да за Богословским же монастырем княж Матвеевских Великопермского пустых земель, и лесу, и лугов, в Чердынском уезде, по конец Покчинского поля перелогу пять четвертей да лесу пашенного пять десятин…»19. На нее обратил внимание А.А. Дмитриев в первом выпуске «Пермской старины»20.
 
Второе послание митрополита Симона 1501 г. адресовано «в Великую Пермь, сына моего Великого князя слузе, князю Матфею Михаиловичу Пермьскому, да всем Пермичем, большим людем и меншим, мужем и женам, юношам и младенцем, всем православным христианом, новопросвещенным Господним людем всея области Пермские земли»21.
 
При всем богатстве исторической информации, содержащейся в послании, в плане решения нашей проблемы данный документ интересен только тем, что в нем упоминается последний пермский наместник из местной династии.
 
Собственно этими немногими источниками и вынуждены были довольствоваться историки вплоть до середины XX в. Причем большая часть указанных документов использовалась только уральскими исследователями, поскольку вопросы присоединения Перми к Московскому государству лишь вскользь затрагивались столичными учеными в контексте истории складывания Русского централизованного государства. Для этих целей краткого упоминания событий 1472 гг. считалось вполне достаточным, а поиск новых источников не был актуальным.
 
И только в 1958 г. была опубликована незадолго до того обнаруженная Вычегодско-Вымская летопись (ВВЛ), содержащая новые и важные данные о князьях Великопермских и Вымских: «Лета 6959 прислал князь великий Василей Васильевич на Пермскую землю наместника от роду вереиских князей Ермолая да за ним Ермолаем да за сыном ево Василием правити пермской землей Вычегоцкою, а старшево сына тово Ермолая, Михаила Ермолича, отпустил на Великая Пермь на Чердыню. А ведати им волости вычегоцкие по грамоте наказной по уставной»22. Кроме того, в ВВЛ также содержались уникальные известия о смерти кн. Василия Вымского в 1480 г. и смерти кн. Михаила Ермолича в 1481 г.23
 
Анализу Вычегодско-Вымской летописи отдельную статью посвятил Б.Н. Флоря, который пришел к выводу, что среди источников ВВЛ (автор называл ее Коми-Вымской летописью) были: великокняжеские и царские грамоты, хранившиеся в «ларцах» Усть-Вымской Архангельской пустыни; грамоты, обнаруженные автором летописи черным попом Мисаилом «на приказе» у архиепископа в Вологде; «жития» пермских епископов Стефана, Герасима, Питирима и Ионы; ранний список Устюжского летописного свода; возможно, Никоновский летописный свод и несохранившаяся Пермская владычная летопись. При этом некоторые места в источниках, «вероятно, подвергались искажениям и были сильно сокращены, а местные названия подновлены»24.
 
Одновременно с ВВЛ были опубликованы и жалованные грамоты епископу Филофею и жителям Перми Вычегодской, из которых можно почерпнуть информацию о земельных владениях и административных правах Петра и Федора Вымских. В составе «Историко-филологического сборника» были изданы два документа.
 
Первый – «Жалованная тарханная и несудимая грамота в. кн. Ивана Васильевича пермскому еп. Филофею на владычни городки и деревни по р. Вычегде» (1482/83 г.): «А наместники пермские княжи Петр да Федор Васильевы дети вымскова, или кто по ним будет иные наместники, на тех людех владычных кормов своих не емлют и довотчиков ни приставов не посылают к ним ни по что…»25.
 
Второй – «Жалованная (подтвердительная) грамота в. кн. Ивана Васильевича жителям Перми Вычегодской на владение реками, озерами и угодьями, которыми владели их деды и отцы по писцовой книге Ив. Гаврилова, 1482 г., с запрещением отдачи земель епископу и монастырям в откуп и по душе (1484/85 г.)»: «Да на Сысоле ж на Пылде манастырь Николы чюдотвореца. А угодна к тому манастырю река Сысола против на версту вверх, да на версту ж вниз, да озеро Чматы, да половина озера Пыраты, да половина озера Пыляты, княжины дарение Петра да Федора княжи Василевых детей на поминовение родителя»26.
 
Обе грамоты в 1964 г. были перепечатаны в АСЭИ, где к ним добавлена «Жалованная грамота в. кн. Ивана Васильевича пермскому еп. Филофею на Вымские и Вычегодские земли с деревнями и пустошами, пожнями, озерами и проч. Угодьями» от 19 ноября 1440 г.: «А се озера и реки волосные, что был владыка поймал у волосных людей: на Сысоре река Чюя, да половина Юрма озера вверх по Вычегде реке, да три курьи, и Орлово, да Баларути, да Травная, что был ту половина Юрома озера и те три курьи отнел владыка у Петра да у Федара, у княжих Васильевых детей Вымского…»27.
 
Вот, собственно, и все, что имеется в распоряжении ученых. Посмотрим, как известные российские историки, начиная с XVIII в., распоряжались этим весьма скромным ресурсом.
 
Историография
 
Известный российский генеалог пермского происхождения В.В. Голубцов в своей работе, посвященной родословию пермских и вымских князей, с сожалением писал: «Фамилия князей Великопермских, Пермских и Вымских не встречается, даже в упоминании, ни в одном из русских родословных сборников, как древних рукописных XVI и XVII столетия, так и печатных, позднейшего составления, а потому мы заранее просим извинить неизбежную, при таких условиях, краткость и неполноту нашего сообщения.
 
Скудость найденного нами материала как печатного, так и рукописного заставляет нас отказаться от общепринятых в генеалогических исследованиях приемов и прибегнуть к приему, весьма нежелательному в этих исследованиях, а именно, ограничиться, на первый раз, сообщением всех собранных нами сведений о фамилии князей великопермских за невозможностью приведения их в одну связную родословную роспись, лишь хронологически и поименно, почти без указания родственных связей»28.
 
Более чем через столетие екатеринбургский историк Е.В. Вершинин в одной из своих статей дополнил цитату из книги Л.Н. Жеребцова: «…вопрос о вымских (и Великопермских соответственно – Е.В.) князьях пока совершенно не разработан»29. И это высказывание может служить своеобразным эпиграфом к настоящему разделу, ибо оно превосходно характеризует современное состояние изучения проблемы.
 
Первые упоминания вымских и пермских князей в исторической литературе относятся еще к XVIII в. Правда, В.Н. Татищев в своей «Истории…» вообще не упоминал князей Вымских, а из Пермских заметил только Михаила в контексте похода Федора Пестрого 1472 г.: «Той же зимой послал князь великий на Великую Пермь князя Феодора Пестрого воевать их за их непослушание…
 
Война на Пермь. Анфаловский. Искор. Чердыня. В тот же год июня в 26 день пришла весть великому князю из Перми, что воевода князь Федор Пестрый землю Пермскую взял... и Гаврилу Нелидова отпустил на нижнюю землю, на Урос и на Чердыню да на Почку, на князя Михаила… послал князь Федор князя Михаила к великому князю и тех, и Бурмата, и Мечкина, и Кача, а сам остался там в городке Почке…»30.
 
Как видим, замечательный русский историк при описании событий, опирался на Никоновскую летопись, даже не задавался вопросом об этнической принадлежности кн. Михаила.
 
Н.М. Карамзин основывался на том же источнике: «Полки выступили из Москвы зимою, на Фоминой неделе пришли к реке Черной, спустились на плотах до местечка Айфаловского, сели на коней и близ городка Искора встретились с Пермскою ратию. Победа не могла быть сомнительною: Князь Феодор рассеял неприятелей; пленил их Воевод, Кача, Бурмата, Мичкина, Зырана; взял Искор с иными городками, сжег их и на устье Почки, впадающей в Колву, заложил крепость; а другой Воевода, Гаврило Нелидов, им отряженный, овладел Уросом и Чердынью, схватив тамошнего Князя Христианской Веры, именем Михаила… Сие завоевание, коим владения Московские прислонились к хребту гор Уральских, обрадовало Государя и народ, обещая важные торговые выгоды и напомнив России счастливую старину, когда Олег, Святослав, Владимир брали мечом чуждые земли, не теряя собственных. – Вероятно, что Пермский Князь Михаил возвратился в свое отечество, где после господствовал и сын его, Матфей, как присяжник Иоаннов. Первым Российским Наместником Великой Перми был в 1505 году Князь Василий Андреевич Ковер»31.
 
Н.М. Карамзин с присущим ему литературным даром более пространно, нежели В.Н. Татищев, и не совсем точно передает текст летописи. Он не только ошибается при определении количества поставов сукна, приняв «пол-30» за 29, но и представляет дело таким образом, словно бы все пермские сотники оказывали вооруженное сопротивление рати Ф. Пестрого, а кн. Михаил был насильственно пленен, хотя подобных прямых утверждений в летописи не содержится. Историк отметил местное происхождение пермской династии, подчеркнув, что кн. В.А. Ковер был «Первым Российским Наместником».
 
В середине 1850-х гг. С.М. Соловьев в своей «Истории России…» показывает пермских князей новокрещенами и коми, не уточняя принадлежности к Пермским или Вымским: «Мы видели, что еще в княжение Димитрия Донского св. Стефан крестил часть народонаселения Пермской земли, именно зырян… св. Стефан является ходатаем за новообращенных перед правительством… 26 июня пришла в Москву весть, что Пестрый завоевал Пермскую землю; с устья Черной реки воевода плыл на плотах с лошадьми до городка Анфаловского; здесь сошел с плотов и отправился на лошадях в верхнюю землю, к городку Искору, отпустивши отряд под начальством Нелидова в нижнюю землю, на Урос, Чердынь и Почку, где владел князь Михаил… После, впрочем, во все продолжение княжения Иоаннова в Перми оставались туземные князья; последним из них был Матвей Михайлович, вероятно сын упомянутого выше Михаила; этого Матвея великий князь свел с Великой Перми в 1505 году и послал туда первого русского наместника, князя Василия Ковра…»32.
 
В начале 1870-х гг. Н.И. Костомаров, судя по всему, вслед за С.М. Соловьевым, упоминал двух из князей Пермских, вскользь отметив их местное происхождение: «Иван Васильевич удержал за собою Вологду и Заволочье, а в следующем 1472 году отнял у Великого Новгорода Пермь. Эта страна управлялась под верховною властью Новгорода своими князьками, принявшими христианство, которое с XIV века, со времени проповеди св. Стефана, распространилось в этом крае. В Перми обидели каких-то москвичей. Иван Васильевич придрался к этому и отправил в Пермскую землю рать под начальством Федора Пестрого. Московское войско разбило пермскую военную силу, сожгло пермский город Искор и другие городки; пермский князь Михаил был схвачен и отослан в Москву. Пермская страна признала над собою власть великого князя московского. Иван Васильевич и здесь поступил согласно своей обычной политике: он оставил Пермь под управлением ее князей, но уже в подчинении Москве, а не Новгороду; по крайней мере, до 1500 года там управлял сын Михаила, князь Матвей, и только в этом году быль сведен с княжения и заменен русским наместником»33.
 
Д. Иловайский на грани 70-80-х гг. XIX в. не внес ничего нового в решение «пермского вопроса»: «Великая Пермь или Зыряне верхней Камы, имея своего туземного князя, считались московскими данниками; но, по-видимому, не всегда признавали эту зависимость. В 1472 году Иван Ш послал воеводу князя Федора Пестрого для покорения Пермской земли. Он разбил Пермяков, взял их города, в том числе Чердынь на Каме, Искор на Колве: привел всю землю в московское подданство; а ее князя Михаила пленником отправил в Москву с частью добычи, состоявшей преимущественно из соболей…»34.
 
В анонимной заметке из Словаря Брокгауза и Ефрона говорится: «Вымский (Василий Ермолаевич) – один из независимых Югорских князей, принявших православие и русское подданство при Василии Темном, с братьями Петром и Федором. В 1465 г. с воеводою Васильем Скрябою и союзными вычегодскими князьями ходил на югорских князей-язычников Калпака и Течика, которых взял в плен. Род князей В., владевших землею в Яренском уезде Вологодской губ., существовал еще при Иване Грозном»35.
 
В «Курсе русской истории» В.О. Ключевского 1899 г. и в «Полном курсе лекций по русской истории» С.Ф. Платонова начала XX в. в кратких (буквально в одно предложение) изложениях пермских событий ни имена князей, ни их национальность просто не упоминаются.
 
В последней четверти XIX в. к проблеме княжеской династии обратились пермские историки и краеведы. В.Н. Шишонко в первом томе «Пермской старины», вышедшем в 1881 г., со ссылкой на Архивную (Новгородская II) летопись и Н.М. Карамзина повторил описание похода Ф. Пестрого, позволив себе кое-что домыслить: «Воевода Гаврила Нелидов успел овладеть Уросом и Чердынью, схватив тамошнего князя христианской веры именем Михаила. В это же время были пленены и др. князья Пермские – Владимир и Матвей… а Гаврила Нелидова отпустил на Нижнюю землю на Урос, на Чердыню, да на Покчу на князь Михаила… и послал К. Федор Пермских воевод к Вел. кн., Князя Михаила и Бурмота и Мичкина»36. Судя по приведенной автором цитате из источника, он отождествил сотников Бурмота и Мичкина с сыновьями кн. Михаила Владимиром и Матвеем, основываясь на некотором созвучии этих имен. Хотя В.Н. Шишонко не отмечает это в тексте особо, но имена кн. Владимира и Матвея были известны ему из Чердынского синодика, который он публиковал еще в 1879 г.
 
Излагая события 1485 г. В.Н. Шишонко упомянул и Вымских князей: «Старанием еп. Пермского Филофея, князья Югорские, Кодские, Молдан, отпущены из плена с детьми да трое других; заключен мир, под владычным городом Усть-Вымским, с князьями Вымскими, Петром и Федором с Вычегодским сотником и с владычним слугою…»37. Этот факт Шишонко привел со ссылкой на С.М. Соловьева, но при этом так исказил соловьевский текст, что получилось, словно бы под Усть-Вымом мир был заключен не с югорскими и кодскими князьями, а с Петром и Федором Вымскими.
 
А.А. Дмитриев в первом выпуске «Пермской старины» (1889) подверг детальному анализу основные проблемы ранней истории Перми Великой, в том числе и вопрос о пермских князьях. Он посчитал их местными, и настаивал на чердынском происхождении как Великопермской, так и Вымской ветви общего княжеского рода38. В. Трапезников в 1991 г. в «Очерках истории Приуралья и Прикамья…» со ссылкой на Никоновскую летопись рассказывал о крещении Перми Великой, которое он относил к 1463, о походе 1472 г., о событиях 1505 г., называя при этом только кн. Михаила, которого счел местным39. А.А. Савич в своих исторических очерках 1925 г. предпочел вовсе не упоминать имен пермских князей, хотя они, несомненно, были ему известны, поскольку он ссылался на труд В.Н. Шишонко40.
 
Таким образом, к началу XX в. в отечественной историографии устоялось воззрение, что пермские князья были коми происхождения и приняли крещение не позднее 1462 г. Причем, вывод этот был сделан на основании весьма узкого круга источников, имевшихся тогда в распоряжении исследователей.
 
Продолжение следует.
 
---
1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб.; М., 1907. Стб.1374.
2. Большой толковый словарь русского языка. СПб., 2000. С.1038.
3. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С.1061.
4. Советская историческая энциклопедия. М., 1968. Т.11. Стб.672.
5. Никоновская летопись//ПСРЛ. Т.12. СПб., 1901. С.148.
6. Архангелогородский летописец (Устюжская летопись)//ПСРЛ. Т.37. Л., 1972. С.91.
7. Архангелогородский летописец (Устюжская летопись)//ПСРЛ. Т.37. Л., 1972. С.99.
8. Архангелогородский летописец (Устюжская летопись)//ПСРЛ. Т.37. Л., 1972. С.99.
9. Вологодско-Пермская летопись//ПСРЛ. Т.2. М.; Л., 1959. С.244, 276-277.
10. Московский летописный свод конца XV века//ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т.25. С.296-297.
11. Иоасафовская летопись. М. АН СССР. 1957. С.79-80.
12. Попов Н.С. Хозяйственное описание Пермской губернии. Т.2. Пермь, 1804. С.265.
13. Берх В.Н. Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изыскания исторических древностей. СПб., 1821. С.84.
14. Крупенин А. Краткий исторический очерк заселения и цивилизации Пермского края//Пермский сборник. Ч.1. М., 1859. Отд.1. С.36.
15. Пенн С.С. Исторические данные о Пермском крае до учреждения в нем воеводского управления // Памятная книжка Пермской губернии на 1863 год. Пермь, 1862. Отд.2. С.43-44.
16. Шишонко В.Н. Книги сошного письма Пермско-Чердынские и Чердынского уезда. Письма и меры писца Ивана Игнатьева Яхонтова да подьячего Третьяка Карпова 1579 года//ПГВ. Отдельный оттиск. 1879. С.4 прим.
17. Дмитриев А.А. Пермская старина. Вып.1. Пермь, 1889. С.159.
18. Голубцов В.В. Князья великопермские, пермские и вымские (1463-1640 гг.) //Труды Пермской ученой архивной комиссии. Пермь, 1892. Вып.1. С.75.
19. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т.1. СПб., 1841. С.397.
20. Дмитриев А.А. Пермская старина. Вып.1. Пермь, 1889. С.161.
21. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т.1. СПб., 1841. С.168.
22. Вычегодско-Вымская летопись//Историко-филологический сборник. Вып.4. Сыктывкар, 1958. С.261.
23. Вычегодско-Вымская летопись//Историко-филологический сборник. Вып.4. Сыктывкар, 1958. С.262-263.
24. Флоря Б.Н. Коми-Вымская летопись // Новое о прошлом нашей страны. М., 1967. С. 218-231.
25. Историко-филологический сборник. Вып.4. Сыктывкар, 1958. С.248; Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. Т.3. 1964. С.307.
26. Историко-филологический сборник. Вып.4. Сыктывкар, 1958. С.246; Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. Т.3. 1964. С.310.
27. Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV – начала XVI в. Т.3. 1964. С.315.
28. Голубцов В.В. Князья великопермские, пермские и вымские (1463-1640 гг.) //Труды Пермской ученой архивной комиссии. Пермь, 1892. Вып.1. С.78.
29. Вершинин Е.В. И еще раз о князьях Вымских и Великопермских// Проблемы истории России. Вып.3. Новгородская Русь: историческое пространство и культурное наследие. Екатеринбург, 2000. С.286.
30. Татищев В.Н. История Российская. Т.3. М., 2005. С.392,394.
31. Карамзин Н.М. История Государства Российского. 4-е изд. Т.6. СПб., 1834. С.46-47.
32. Соловьев С.М. Сочинения. Кн.III. История России с древнейших времен. Т.5-6. М., 1989. С.70-71.
33. Костомаров Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Т.1. СПб., 1907. С.255-256.
34. Иловайский Д. История России. Т.2. М., 1896. С. 472-473.
35. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.7а. СПб., 1892. С.525.
36. Шишонко В.Н. Пермская летопись с 1263-1881 г. Пер.1. Пермь, 1881. С.28.
37. Шишонко В.Н. Пермская летопись с 1263-1881 г. Пер.1. Пермь, 1881. С.31-32.
38. Дмитриев А.А. Пермская старина. Вып.1. Пермь, 1889. С.160-165.
39. Трапезников В. Очерки истории Приуралья и Прикамья в эпоху закрепощения (XV-XVII вв.). Архангельск, 1911. С.15-17.
40. Савич А.А. Прошлое Урала. Исторические очерки. Пермь, 1925. С.20
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)