Главная > Выпуск № 14 > Язык как система сложного динамизма

Людмила Грузберг
 
Язык как система сложного динамизма
 
В отечественной лингвистике понятие системы сложного динамизма (ССД) появилось в 70-е годы XX века. В коллективной монографии «Общее языкознание» (в разделе, написанном Е.С. Кубряковой) было отмечено, что «системы сложного динамизма представляют собой новый тип объектов научного исследования, специфичных именно для современной науки»1. Среди исследований, разрабатывавших основы теории ССД, Е.С. Кубрякова прежде всего называет «Динамические системы в физике и кибернетике» Н. Винера, «О моделировании сложных систем» И.Б. Новика и «Конструкция мозга» У. Эшби2.
Несколько позже наряду с понятием система сложного динамизма стало использоваться синонимичное понятие сложная динамическая система.
 
Ряд исследователей считает, что разработку теории ССД активизировало бурное развитие кибернетики. Так, в работе И.Б. Новика «Сложные динамические системы», появившейся в сети Интернет в 2010-м году, подчеркивается: «По мере распространения кибернетического подхода на все новые сферы явлений неуклонно расширяется область применения понятия сложной динамической системы. В этом находит одно из своих выражений современная тенденция к синтезу знаний»3.
 
Объекты, к которым приложимо понятие систем сложного динамизма, наличествуют во многих науках. Примерами таких объектов могут служить человеческий мозг, биологический организм, социум, звездная галактика, Вселенная и т.п. Системы сложного динамизма характеризуются следующими основными особенностями:
 
1.Эти системы могут изменяться во времени, причем самопроизвольно, спонтанно, по скрытым параметрам.
2.ССД состоят из огромного множества разнородных элементов, связь между которыми не прямая, а иерархическая.
3.Третья особенность ССД – целостность. Парадоксально: она существует вопреки тому, что ССД составлена из подвижных и меняющихся элементов. При этом вся система в целом проявляет качества, не свойственные ее элементам по отдельности.
 
Эти особенности отражаются на принципах устройства и конкретной организации ССД: между элементами системы устанавливаются такие связи, которые отвечают способности систем к устойчивости, активной адаптации, известному саморегулированию, согласованию функций и структуры системы с той субстанцией, в которой она реализуется, и т.п.
 
Таким образом, любую ССД можно определить как «соподчиненную сложную взаимосвязь частей, дающую в своих противоречивых тенденциях, в своем непрерывном движении высшее единство – развивающуюся организацию»4.
 
Из всех свойств ССД, находящих в языке своеобразное отражение, наиболее важными для понимания его динамической сущности являются следующие пять:
1.Особый характер взаимодействия со средой.
2.Особый характер взаимодействия между составными частями системы.
3.Относительная автономность отдельных звеньев системы в процессе их общего преобразования.
4.Существование «скрытых параметров», недоступных прямому наблюдению.
5.Относительная независимость внутренней структуры системы от ее вещественного субстрата.
 
Как любая другая ССД, язык не просто формируется средой, но и вступает с ней в многосторонние и разнообразные отношения. И это первая особенность языка как ССД. Язык отражает воздействие среды избирательно, в противном случае некоторые внешние воздействия могли бы вести не к развитию системы, а к ее разрушению (так, например, языком усваиваются далеко не все инновации). В результате взаимокоррелируемых отношений языка со средой вырабатывается динамическая устойчивость системы. Языки проявляют способность выразить новые понятия с помощью старых средств или возможность скомпенсировать исчезновение одной единицы за счет появления другой и т.д.
 
Общим свойством ССД является то, что они всегда стремятся к состоянию относительного равновесия. Вследствие этого им присуща особая активность – адаптивная, т.е. удерживающая перемены в допустимых пределах и направленная на приспособление системы к среде, но не допускающая разрушения системы.
 
С этим связана вторая особенность ССД – динамическое взаимодействие отдельных частей системы. Сущность этой особенности заключается в том, что, хотя в целом язык сохраняет свою составленность из вполне определенных обязательных частей – фонетики, лексики, грамматики и т.д., – конкретное соотношение этих частей и характер зависимости между ними на протяжении истории языка не остается неизменным. Функционирование и развитие языка всегда осуществляется за счет согласованного взаимодействия между отдельными частями системы (уровнями или подсистемами) и языковыми единицами. Языковая система – это совокупность элементов, организованных таким образом, что изменение, исчезновение или появление нового элемента закономерно отражается на остальных компонентах.
 
Третья особенность – это независимость общей перестройки языка от частных сдвигов. Язык по-разному реагирует на разные типы изменений и на перестройку, идущую внутри разных участков его структуры. В избирательном отношении к разным изменениям язык проявляет такую, исключительно важную, зависимость: чем от большего количества элементов зависит устойчивость системы, тем меньшим является возмущающее воздействие изменения каждого отдельного элемента на всю систему.
 
Эта закономерность ССД может помочь при объяснении многих явлений. Например, она объясняет, почему преобразование одной единственной оппозиции в фонологии имеет неизмеримо более серьезные последствия для языка, чем, скажем, десятки постоянно совершающихся семантических сдвигов. Все дело в том, что система фонологии держится на сравнительно небольшом числе отношений и единиц, а семантическая система, напротив, строится на большом количестве единиц и характеризуется огромным количеством разнородных связей.
 
Далее заметим, что протекание изменений проходит в разных условиях, специфические особенности которых наука иногда не в силах восстановить. Отсюда четвертая особенность языка как динамической системы – наличие скрытых и невыясненных причин языкового изменения.
 
Пятая особенность – известная независимость структуры языка от того вещественного субстрата, в котором она воплощается. Структура языка оказывается инвариантной по отношению к тем элементам, которые ее выражают и которые сами могут испытывать в это время довольно значительные изменения. Показательно, что новая интерпретация языковых изменений оказалась связанной скорее с выяснением системного статуса изменений, чем с прослеживанием материального преобразования единиц.
 
Элементы сложных динамических систем могут изменяться не одновременно и однонаправленно, а самопроизвольно, спонтанно, по скрытым параметрам, но при этом взаимосвязь, взаимодействие между элементами системы не разрушаются, т.е. система продолжает функционировать как единое целое.
 
Важно иметь в виду, что изменение единицы языка осуществляется не просто как изменение языковой единицы вообще, а как изменение определенного компонента системы, и поэтому оно не может быть самодовлеющим и изолированным, оно соотнесено с подсистемой, в которую входит, и влияет на содержание взаимозависимостей и связей, существующих в этой подсистеме. Рефлекс изменения какой-либо языковой единицы сначала ограничен той подсистемой, в которую эта единица входит. Дальнейшее зависит от характера этой подсистемы, ее положения в соответствующем языковом ярусе и целостной структуре языка.
 
Как видим, языковой системе – как любой системе сложного динамизма – присущи
– подвижность и устойчивость,
– составленность из отдельных элементов и целостность,
– обладание свойствами, не сводимыми к сумме свойств элементов, ее составляющих,
– обусловленность и спонтанность изменений.
 
Следовательно, языковая система антиномична. А это означает, что «соссюровская» системность совершенно не исключает «гумбольдтовской» антиномичности языка.
 
Подход к языку как системе сложного динамизма позволяет преодолеть еще одно (теперь уже кажущееся) противоречие: при таком подходе фактор системности и фактор развития языка оказываются не взаимоисключающими, а диалектично сосуществующими, ведь один из важнейших принципов исследования сложных динамических систем – «органически соединить, слить идею развития с идеей структурности»5.
 
---
1. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. М., 1970. С. 211.
2. Указ. соч. С. 308 – 311.
3. Новик И.Б. Сложные динамические системы. Наука и техника, 2о1о, 4 июля.         http://naitex.ru/content/view/110/30/
4. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. М., 1970. С. 212.
5. Новик И.Б. Указ. соч.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)