Главная > Выпуск № 15 > «Соломенная шляпка» Перми к лицу

Надежда Нестюричёва
 
«Соломенная шляпка» Перми к лицу
 
Целенаправленность движения нашего города к званию культурной столицы Европы более чем очевидна: с 1 по 26 июня Пермь не спит, наслаждаясь фестивалем «Белые ночи» – огромным по своему масштабу событием, программа которого включает около трёхсот мероприятий различного характера. Параллельно стартует третий ежегодный фестиваль современного искусства «Живая Пермь». И перед заскучавшими за долгую уральскую зиму и серую уральскую весну пермяками, на которых внезапно накатила волна возможностей посмотреть на Культуру, послушать Культуру, потрогать Культуру и даже поучаствовать в её создании – тут уж кто во что горазд, встал вполне оправданный обстоятельствами вопрос: «Куда пойти, чтобы не пропустить самое интересное?»
 
Кто куда, а журнал «Филолог» отправился на фестиваль-конкурс актерской песни «Соломенная шляпка», который состоялся 10-12 июня в рамках фестиваля современного искусства «Живая Пермь». В этом году «Соломенная шляпка» в Перми проходит в пятый, юбилейный, раз. И впервые – в статусе открытого международного конкурса: заявки на участие подали не только артисты из Перми и других городов России, но и коллективы из Франции, Канады, Израиля. Увеличилось и время проведения фестиваля: 80 песенных номеров от 38-ми участников распределены на два дня конкурсного прослушивания. Помимо прослушивания в программу фестиваля вошли два внеконкурсных гостевых спектакля: моноспектакль из песен, воспоминаний и писем Александра Вертинского «Вертинский на все времена» в исполнении заслуженного артиста Российской Федерации Андрея Межулиса и музыкальный спектакль молодежного театра из Тель-Авива «Леди, дамы and мадамы…» Последний день фестиваля завершился итоговым гала-концертом, в который вошли лучшие, по мнению профессионального жюри, конкурсные номера.
 
На конкурсных номерах и остановимся поподробнее. То, что все они были разные, и очень разные, как по тематике, по манере исполнения и по настроению, так и по уровню профессионального мастерства, – вполне закономерное явление. Актёрская песня – жанр хоть и любимый и самими артистами, и публикой, но до сих пор неустоявшийся, границы его открыты и очень расплывчаты. Все помнят уникальные примеры исполнения песен Андреем Мироновым, Александром Вертинским, Владимиром Высоцким, Людмилой Гурченко, но при этом проблема жанрового своеобразия актёрской песни по-прежнему остается неразрешенной.
 
     
 
Один из основных вопросов, поднимавшихся на предваряющей мероприятие пресс-конференции, как раз и состоял в том, что понимать под актёрской песней, какие требования предъявляются к номеру, чего ждут от исполнителей жюри и зрители, и, главное, что сами конкурсанты готовы явить публике. Одно ясно – должна звучать песня. Что делает её актёрской? Неплохие вокальные данные и принадлежность конкурсанта к действующему коллективу какого-либо театра – требования самые минимальные и, конечно, недостаточные. Но были и номера, основанные исключительно на этом принципе. Как пример – оба выступления актрис Омского городского драматического театра «Студия Л.Ермолаевой» Елены Устиновой и Евгении Славгородской. В перечне номеров заявлено две песни: «Я к вам травою прорасту» (слова Г.Шпаликова, музыка С.Никитина) и «Пожалуйста, возьми меня с собой» (музыка и слова В.Матвеевой). Невооруженным слухом можно было уловить, что каждый номер содержит в себе как минимум две песни, из которых заявленная в программе исполнялась вторым номером, после того как первая логически завершалась и не требовала никакого продолжения. Музыка при этом менялась очень осторожно, потому переход от песни к песне был максимально сглажен. Надо признаться, что песни эти (выходит, что не две, а четыре, впрочем, по стилю исполнения друг от друга мало отличные) пелись и хорошо, и душевно, но не менее хорошо и душевно они пелись бы, скажем, на Грушинском фестивале авторской песни. И никто бы не подумал, что исполняющие их замечательные женщины с акустическими гитарами – актрисы Омского театра.
 
Значит, жанр актёрской песни требует от исполнителя и особого подхода к выбору репертуара. Жюри конкурса на пресс-конференции не раз намекнуло, что актёрская песня должна стать конкурентоспособной альтернативой современной эстраде, тому, что в России привыкли называть шансоном, и ресторанно-кабацкой музыке.
 
Лилия Шайхитдинова, актриса Центрального Дома Актёра им. А.А.Яблочкиной, лауреат международного конкурса актерской песни имени Андрея Миронова, обращая на это внимание, сказала: «Актерская песня – это особенный жанр и на общем фоне некоторого такого музыкального упадка мы, актеры, должны, наоборот, своим словом, своей интонацией обязательно занимать какое-то место. Мы просто обязаны это делать».
 
И вот перед нами конкурсант, исполняющий фрагмент из французского мюзикла «Ромео и Джульетта» «Короли Ночной Вероны». Мюзикл в свое время с успехом прошел в Москве, поездил по городам России, а песня «Короли ночной Вероны» благодаря телевидению стала довольно популярна – на неё режиссером Романом Прыгуновым в 2004 году снят красочный клип, долго продержавшийся в музыкальных хит-парадах. Что нужно было сделать конкурсанту, чтобы «своим словом, своей интонацией занять какое-то место», да еще и противопоставить своё исполнение эстрадному варианту этой песни? Как минимум, явить жюри свое слово и свою интонацию, то есть прочитать и исполнить песню таким образом, чтобы она прозвучала как новинка, чтобы в ней чувствовалось «Я» актёра. В конце концов, не запрещено же сценическое действие и существует множество приёмов и способов показать, что ты эту песню чувствуешь и хочешь, чтобы зритель её тоже почувствовал. Из чего состоял конкурсный номер, трудно сказать – песня актёром Коми-пермяцкого национального драматического театра им. М.Горького Виталием Вычигиным была исполнена невыразительно, хождение по сцене актёрской игрой назвать тоже трудно, а из эмоций, владеющих исполнителем, чувствовалось только волнение и напряжение. Спасти положение мог второй номер, задумка которого была «ах, как хороша»: трио Виталий Вычигин, Денис Зубов, Сергей Кривощеков исполняли «Песню памяти ушедших актёров» (слова – А.Абдулов). Очень чувственная, проникновенная песня и тем более актуальная в связи с тем, что ушедших из жизни актеров советского театра и кино год за годом, к сожалению, становится всё больше. Трио разместилось в уголке сцены и выглядело разнородно и немножко помято, пели ребята невнятно – их можно понять, они волновались, работая в новом для себя жанре. Но, как на пресс-конференции заметила все та же Лилия Шайхитдинова: «Жанр актерской песни – часть актерской профессии. Если ты не умеешь петь, но ты хороший артист, и тебе в спектакле дали какой-то образ, и, не умея петь, ты что-то прокричал или простонал, – это тоже актёрская песня, и это тоже имеет право на существование. Мне кажется, чем интереснее, чем больше фантазии в этой области приложено, тем интереснее и зрителю, и исполнителю». Вся фантазия, как видно, при подготовке этого номера была брошена на разработку видеоряда с фотографиями артистов, которых уже нет с нами: Никулина, Моргунова, Миронова, Янковского, Абдулова, Гурченко – довольно много лиц сменяло друг друга на протяжении песни. Не хочется никого обвинять в плагиате, но после смерти Олега Янковского «Первый канал» в шоу «Две звезды» уже демонстрировал подобный видеоряд. Кроме того, замахиваясь на великих, выбирая такую животрепещущую тему для своего номера, разве не нужно самим стараться хоть чуть-чуть подняться до их уровня? Артистов задавила масштабность темы, и они не могли не предвидеть этого.
 
На фоне выступления молодых артистов из Кудымкара несколько странным кажется, что остальные номера, представленные Коми-пермяцким национальным театром, были если не все великолепные, то уж точно не были плохими. Создалось впечатление, что над созданием номеров работали абсолютно разные по степени художественного чутья и по пониманию специфики актёрской песни люди. Тут можно особенно отметить номер «Осока», исполняемый актрисами Коми-пермяцкого национального драматического театра Валентиной Мещагиной и Галиной Поповой. Они не просто спели, а представили целую историю двух женщин, заключенных в тюремный острог. Разные судьбы, разные характеры и разные преступления, но одна беда и одно будущее – неволя. И песня-плач гармонизировалась и со сценическим действием, и с теми образами, которые создали актрисы. Песня не просто качественно сыграна, а вплетена в ткань сценического действия.
 
В чем заключается артистизм исполнения актёрской песни, каждый из участников понял по-своему. Попал или не попал – решало жюри, но зрительный зал тоже живо реагировал на всё то, что происходило на сцене. Помимо ярких, эмоциональных номеров были и нелепости, и заминки, и неполадки с техникой. В любом случае, реакция одобрения или неприятия, ответный смех НА комический посыл со сцены и НАД откровенно неудачными номерами (у нас в Перми демократичный зритель – хорошее похвалит, неудачное не забудет обругать) не заставляли себя ждать.
 
Способы, к которым прибегали конкурсанты, чтобы выразить свои идеи, были самые разные. Например, актёр Пермского театра юного зрителя Михаил Шибанов, исполняя песню Сюткина «7000 над землёй» вступил в презабавный диалог с голосом за сценой, периодически прерывая пение словесной перепалкой с неумолкающим голосом недовольного зрителя. А артистка театра песни, пародии, юмора «Аппетит» Ия Шабердина, исполняя номер «Голубка моя» украсила выуженными из своего сценического костюма живыми голубками танцующую «влюбленную пару», которую, спасая номер, разыгрывали члены жюри: уже упоминаемая нами актриса Лилия Шайхитдинова и заслуженный артист России Сергей Шустицкий. В своем втором номере она фокусы уже не показывала, но тему цирка продолжила песней «Арлекино», известную в исполнении Аллы Пугачевой. Что бы там ни пела современная Пугачева, её старого, доброго смеющегося Арлекино очень сложно присвоить. И это серьезная проблема для исполнителя на конкурсе актёрской песни – сделать из известного, закрепленного за определенным певцом или артистом образа своё и не впасть в пародию.
 
На конкурсе звучали песни Патрисии Каас, французский коллектив привез несколько номеров-попыток перепеть Эдит Пиаф, Олеся Лаврентьева из Челябинска пела песню «Зима» Хелависы (группа «Мельница»). Все это – отличные музыкальные композиции, но из них тяжело сделать актерский, самобытный номер, и самая удачная попытка принадлежала Ольге Макаровой (Пермский государственный институт искусства и культуры), которая в платье невесты, все более и более разоблачаясь, покручивая букетом и отказавшись от фаты и туфель, постепенно разочаровывается в своем возлюбленном. Это был второй номер Ольги Макаровой – «Mon Mec a Moi» (оригинал Patricia Kaas), в первом она исполняла «Черную моль» (М.Вега). Вышло несколько похоже, хотя вообще-то образы проститутки и невесты должны разниться. Но надо помнить – и невеста-то ведь задумана разочаровавшаяся, без любви и без надежды, такая же ненастоящая, как проститутка, дочь камергера.
 
Интересный номер представил выпускник Пермского государственного института искусства и культуры Андрей Пивоваров, явивший себя мастером быстрых и эффектных перевоплощений. Этот молодой, но делающий несомненные успехи артист, взялся за песню «Всё хорошо, прекрасная маркиза», требующую не только развитой способности владеть лицом и телом, но и серьезной работы над вокалом. Сменить за один номер пять ролей, и каждую новую роль наделить своим лицом и голосом (и особенно противоестественным для исполнителя женским) – тяжелый труд, и Андрею Пивоварову удалось справиться с этим. Потому и жаль, что волнение помешало ему столь же успешно исполнить второй свой номер.
 
Особое внимание хочется обратить на конкурсные работы Алёны Ивановой. Во-первых, номера, представленные ею, отличались друг от друга тематически и постановочно, они были разные по настроению и требовали разного подхода к исполнению. Первый номер – пародийно-водевильная песня «Декаданс» из репертуара группы «Серебряная свадьба» с изумительным текстом, исполненная сильным голосом. «Я вам устрою декаданс!» – артистично выводила Алёна Иванова. Номер вышел ироничный, несколько парадоксальный, но живой, интересный, свежий. Второй номер Алёны – песня «Не герой» из репертуара группы «Колибри» – совсем иная по звучанию: полная печального безразличия, трагическая, хоть и с несколько однообразным мотивом. Статичность актрисы на сцене оказалась оправдана содержанием песни – не плясать же, право, напевая: «стояло небо надо мной, пустое небо. Меня спросили, был он героем? – Не был…». К тому же, оказалось, что голос – не единственный музыкальный инструмент, которым владеет Алёна, песню она завершила игрой на виолончели.
 
Второй фестивальный день полностью был посвящен прослушиванию гостей из Израиля, Франции и Канады, в этот же день со своими номерами выступили артисты Озерского театра драмы и комедии «Наш дом» и актеры Березниковского драматического театра. Пермяков на сцене уже не было, а Франция и Канада приехали одной труппой – молодежным театральным коллективом «Theatro», и из 36 номеров конкурсной программы второго дня прослушивания 22 номера – работы участников этой небольшой студенческой труппы. Эти девушки и юноши так часто мелькали на сцене, помогая друг другу в исполнении песен, что приблизительно с пятого-шестого номера начало складываться впечатление, что конкурс «Соломенная шляпка» плавно перетёк в бенефис французско-канадского театрального коллектива. Ребята из «Theatro» готовились к конкурсу «Соломенная шляпка» несколько месяцев и готовились основательно: многие номера они исполняли на русском языке, совершенно не понимая слов, но проникнувшись содержанием песен настолько, что нам русским, должно стать неловко – мы не всегда свои песни поём так прочувствованно. Неясно, кто помогал «Theatro» выбирать русские песни для конкурсных номеров, но этот кто-то явно не понаслышке знает о России: «Утомленное солнце», «Нам нужна одна победа», «Романс» на слова Н.Гумилева, «Валенки», «Романс Лидочки», «Первым делом самолеты». Самая эффектная русская песня, спетая на этом вечере, – «Баллада о матери…» («Алёша»), исполненная француженкой Морган Тузален-Макабьо. И не в языке было дело, и не в акценте, когда пела эта девушка.
 
Она пела от всего сердца, с надрывом. Эту песню нельзя петь по-другому и очень хорошо, что актриса уловила, усвоила, как это делается, быть может, поработала над переводом или посмотрела, как «Алешу» исполняют в России. Получилось как нельзя лучше. До этого номера можно было отнестись к программе французско-канадского коллектива несколько скептически – что, мол, они знают про нашу войну? Так можно было думать о номере «Нам нужна одна победа», в котором, среди прочих, перед зрителем явился кудрявый красавец-метис в советской военной форме (уж не насмешка ли?). Оказалось, что нет, не насмешка, и что война была не только наша, и вокруг нас, печалящихся и переживающих, живут люди, которые способны точно так же чувствовать, печалиться и переживать.
 
А уж Лола Роскис-Жанжабр выбежала петь нам про наши валенки с таким воодушевлением, что все вопросы, видела она вообще когда-нибудь валенки или нет, отпали сами собой. По-детски просто, немного самодеятельно и по-взрослому чувственно выступил французский коллектив, под конец прослушивания наградив зрителя шуточной мини-инсценировкой «Муха-Цокотуха». Номер был оформлен как выступление хора с нервным дирижером, трепещущими певцами, из рядов которых выбегали исполнять свои соло-партии то муха, то кузнечик, то паук, то комарик. Кузнечик, правда, не пел, зато выдал пару забавных па.
 
Что касается конкурсанток из Тель-Авива, то об одной из них – Даниэле Бускила – можно говорить как о носительнице отличного, сильного, но еще не отшлифованного голоса, а о второй – Марганит Дэзи Шайа – как об артистке – мастере своего дела. Марганит в свои номера включила приемы не новые – сначала облачила одну руку в мужской пиджак, обеспечив впечатление присутствия мужчины – любимый российскими юмористами гнезда Евгения Петросяна способ рассмешить зрителя, а в другом номере разыграла смену масок на выбеленном лице – излюбленный прием французских мимов. Оба эти приема кажутся заезженными донельзя, но мастерство, с которым они были применены, чувство меры, так необходимое многим артистам, не изменили Марганит, и выступление её не оказалось задавлено стереотипами.
 
Пермский фестиваль «Соломенная шляпка» – эффектное и яркое зрелище, где каждый зритель мог найти себе что-нибудь по душе. Это мероприятие, приятное как для публики, так и для исполнителей. Волнение, неизбежно сопряженное с необходимостью представить свой номер, – ничто перед радостью быть услышанным и понятым. Конкурсантов было так много, а номера были такие разные, что делиться впечатлениями можно сколь угодно долго.
 
Остановимся на том, что одно из самых значимых и самых красочных мероприятий фестиваля «Живая Пермь» – фестиваль-конкурс актёрской песни «Соломенная шляпка» – в этом году удалось, и это удача не только организаторов конкурса, но и актёров, разработавших свои номера, и зрителей, получивших возможность эти номера посмотреть.
 
12 июня вдохновенным гала-концертом завершился
V открытый конкурс актерской песни «Соломенная шляпка».
 
За два конкурсных дня экспертами было отсмотрено 38 артистов, представивших на суд профессионалов 76 номеров. По итогам обсуждения были определены (практически единодушно) следующие победители:
 
Специальное упоминание жюри: Алексей Ищенко (Беларусь), Надия Ахунова (Березники), Ольга Макарова (Пермь, ПГИИК), Евгения Устинова и Евгения Славгородская (Омск).
 
Специальное упоминание жюри, лучший дуэт: Валентина Мещангина и Галина Попова (Кудымкар).
 
Специальное упоминание жюри, лучший ансамбль: Андрей Иодловский и Вохобжон Азимов. Дуэт – трио «ТРОЕ».
 
Андрей Иодловский и Вохобжон Азимов - артисты Озерского театра драмы и комедии «Наш дом». Юлия Гуралевич (третий член команды) осталась в Озерске рожать четвертого ребенка. Но, несмотря на явный дуэт, Иодловский и Азимов, объединив два своих конкурсных номера в цикл под щемящим названием «Без нее», каждый раз, выходя на сцену, выносили с собой третий стул – для отсутствующей Юлии.
 
Диплом жюри прессы: Валентина Мещангина и Галина Попова (Кудымкар).
 
Диплом лауреата III степени: Алена Иванова (Театр «Туки-Луки», Пермь)
 
Лауреат конкурса «Соломенная шляпка 2007», выпускница механико-математического факультета Пермского университета по специальности «Механика сплошных сред и вычислительные технологии», виолончелистка музыкальной группы «Чехов друг», Актриса Пермского молодёжного театра кукол «Туки-Луки».
 
Диплом лауреата II степени: Морган Тузален Мокабьо (Франция), Ориан Десно (Франция).
 
Диплом лауреата I степени: Марганит Дези Шайя (Израиль). Израильская актриса работает в очень экзотическом жанре – поющая пантомима. Оба ее номера «Женщина – не женщина» (автор Марганит Дэзи Шайя) и «Бокер тов» («Хорошего дня») произвели неизгладимое впечатление на жюри и зрителей, оба вошли в гала-концерт.
 
Во многом настроение фестиваля определили гости из-за рубежа. Иностранные артисты принесли в стены «Театра-Театра», где проходил конкурс, дух «счастливого человечества», своеобразную экзотику, свободу, невероятную раскованность и радость общения и творчества…
 
Лилия Шайхитдинова, член жюри:
Я очень рада, что конкурс «Соломенная шляпка» стал международным: сегодня мы все увидели, насколько лучше подготовились к нему заграничные артисты, дав фору местным артистам. Здорово! Такой позитив, такая энергия!..
 
Сергей Шустицкий, член жюри:
Для меня стала откровением вся французско-канадская делегация. Французские артисты высекали искры из сердец. Заставляли зал плакать, смеяться… Они преподнесли нам очень хороший урок. И сами они, конечно, чему-то научились здесь.
 
Высший пилотаж, на мой взгляд, проявила француженка ( Морган Тузален Мокабьо). Она пела «Балладу о матери»: ничего не играла, не использовала никаких приспособлений. Просто все прожила. Это то, что называется «топ».
 
 
Андрей Максимков, член жюри:
Наши участники, к сожалению, проиграли иностранцам, которые показали всем класс.
 
Андрей Межулис, член жюри:
Меня безумно порадовала группа из Израиля. Очень понравились французы. То, что они делали, было трогательно и пронзительно. С такой болью, душевностью ребята исполняли вещи, которые нам хорошо знакомы, которые часть нашей истории, культуры… Песня Окуджавы «Лишь только бой угас...». Остаться равнодушным, когда они пели, было совершенно невозможно.
 
Марганит Дези Шайя из Израиля, номер с масками. Невероятно! Я крайне редко вижу исполнение такого высокого уровня: и вокального, и актерского.
 
К сожалению, большинство российских участников недостаточно хорошо подготовились к конкурсу, проигнорировали репетиции, но и среди наших были победы и свои звезды.
 
Лилия Шайхитдинова, член жюри:
Очень приятно было увидеть некоторых ребят, которых я помню с прошлого года. Например, Надия Ахунова. Надия вышла и акапельно спела «Женьку». У нее получился настоящий маленький рассказ, в котором все совпало и проявилось ее актерское обаяние. Алена Иванова - моя любимая исполнительница. Считаю, что у нее большой потенциал. Ее выступления я всегда смотрю с большим интересом.
 
Имеет право быть увиденной и услышанной Ольга Макарова. В ней есть особый актерский нерв.
 
Сергей Шустицкий, член жюри:
Хочу отметить нескольких актрис. Мне понравилась девушка, которая исполняла песню Аркаши Северного «Мой отец в октябре убежать не сумел…» (Ольга Макарова). Вторая ее песня была из репертуара Патрисии Каас. Очень талантливая девочка, у нее есть все для того, чтобы стать большой артисткой. Ненавижу слово «звезда», но она может стать звездой. Замечательно выступила Алена Иванова. У Алены тоже есть все для успеха: она разная, глубокая, обладает замечательным вкусом.
 
Еще бы я отметил дуэт трио «Трое» из Озерска. Ребята выступили на очень высоком уровне.
 
Андрей Максимков, член жюри:
Отметить хочу Алену Иванову, ребят из Озерска, потрясающий дуэт из Кудымкара, который пел «Осоку».
 
Андрей Межулис, член жюри:
Понравилась Надия Ахунова из Березников, ее акапельное пение.
 
Высокую оценку, отметив недостатки, жюри дало самой идее конкурса актерской песни «Соломенная шляпка».
 
Андрей Максимков, член жюри:
Идея у конкурса замечательная. На просторах нашей родины подобных, к сожалению, больше нет. Даже Конкурс актерской песни имени Андрея Миронова. Он пока еще самый известный, но на самом деле московский конкурс менее интересен, чем конкурс, который проходит в Перми. В конкурсе имени Андрея Миронова участвуют, что называется, конкурсные профессионалы. В Перми собираются действующие артисты. Так бы я определил. Приятно, что «Соломенная шляпка» развивается, становится все шире. Приятно, что в этом году приехали иностранцы. Они блестяще выступили и даже показали многим нашим артистам пример, как надо готовиться к конкурсу.
 
Есть у «Соломенной шляпки» и проблемы...
 
Одно могу сказать точно, что этот конкурс должен сохраниться, несмотря ни на что. «Соломенная шляпка» – единственная в своем роде, такой конкурс актерской песни абсолютно необходим хиреющему русскому театру.
 
 
Фотографии Сергея Уфимцева
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)