Главная > Выпуск № 17 > Премьера без изъянов: «Бахчисарайский фонтан» на сцене Театра им. П.И.Чайковского

Ольга Розанова
 
Премьера без изъянов:
«Бахчисарайский фонтан» на сцене Театра Чайковского
 
Бахчисарайский «фонтан любви, фонтан живой» вновь появился на пермской сцене. Это третье обращение театра к балету Б.Асафьева-Р.Захарова, увидевшему свет рампы в 1934 году в ГАТОБе (Мариинский театр). Прежде балет шел в несколько измененном и сокращенном виде. На этот раз представлена первоначальная версия знаменитого ленинградского спектакля.
 
Инициатор возобновления – главный балетмейстер театра Алексей Мирошниченко – сделал беспроигрышный ход, уравновесив авангардистские эксперименты последних лет добротной репертуарной классикой. Идею поддержал и новый худрук театра, известный дирижер Теодор Курентзис, убежденный в том, что лучшие спектакли советской эпохи должны существовать на сцене ХХI столетия наравне с наследием «золотого» ХIХ века. Не удивительно, что ранний опыт советского «драмбалета», по праву признанный шедевром, возобновлен пермским театром с похвальной тщательностью.
 
Постановку осуществила балетмейстер-репетитор Мариинки Галина Рахманова (одна из лучших исполнительниц роли Заремы). Художественное оформление воссоздали по эскизам Валентины Ходасевич мастера из Мариинского театра Андрей Войтенко (декорации) и Татьяна Ногинова (костюмы). Получилась точная копия петербургского спектакля, только из-за размеров сцены чуть более камерная. Но так же величав и романтичен польский замок с рядами освещенных окон. Так же великолепны покои бахчисарайского дворца в раме красочных драпировок (есть даже натуральный фонтанчик с настоящей водой). Так же таинственна синяя комната Марии, колоритен выжженный солнцем внутренний дворик со «стрелами» кипарисов. И, конечно же, обрамляет балет мраморный «фонтан слез», возведенный Гиреем в память о Марии.
 
Безупречны по цветовой гамме, элегантны по крою костюмы персонажей польского и татарского миров, соединяющие этнографическую точность с балетным лаконизмом. Превосходную работу сценографов и пошивочных цехов оттенило мастерство художника по свету Сергея Мартынова.
 
Чтобы обжить это великолепие, артистам предстояло проявить многообразные умения: темпераментно и грациозно, со шляхетским шиком исполнить сюиту характерных и классических танцев в первом – польском – акте, окрасить негой и чувственностью восточные танцы второго акта, довести до точки кипения бешеный пляс татар в третьем.
 
 
Сцена в гареме.
Зарема – Наталья Макина, вторая жена – Мария Меньшикова
 
Все это удалось в высшей мере. Такое «вкусное», идеально синхронное исполнение массовых номеров не всегда увидишь и на столичных сценах. Поэтому танцевальная сюита польского акта с тремя «фирменными» танцами - полонезом, краковяком и мазуркой - не показалась ни затянутой, ни многословной. Если здесь темперамент исполнителей сдерживала форма салонно-аристократических танцев, то в дикой пляске татар он вырвался на свободу. Мужская часть труппы покорила зрителей азартным мастерством, вызвав бурю рукоплесканий.
 
 
Татарская пляска.
Нурали (в центре) – Иван Порошин
 
Вообще технических проблем для пермских танцовщиков, похоже, не существует. Отличную профессиональную подготовку дает местное балетное училище, не зря имеющее репутацию одного из лучших в мире. Но «Бахчисарайский фонтан» предъявляет особые требования: даже артистам кордебалета необходимо изображать вполне конкретных персонажей, «жить в образе». Что же говорить о главных героях? Им в первую очередь нужно быть актерами, вести роли по законам драматического театра с поправкой на специфику балета. Внешний «портрет» героя живописуют осанка, походка, манеры, а законченный образ создается с помощью точного и тонкого интонирования пластики, выразительной, «говорящей» мимики. Особенно сложен в этом смысле образ грозного хана Гирея, построенный на резких перепадах статики и динамики. В распоряжении актера только пластика и мимика, призванные передать мучительное перерождение безжалостного тирана в человека, способного любить и страдать.
 
С подобной задачей впервые столкнулись премьер труппы Сергей Мершин и солист Марат Фадеев. Оба с увлечением выстраивали роль, дополняя ее на каждой прогонной репетиции новыми красками. Оба картинно красивы и в боевых доспехах и в расшитых золотом халатах. Оба наделяют Гирея непреклонной волей, решительностью, внутренней силой. Осталось приглушить пафос в ночном дуэте с Марией, и, особенно, в финальной сцене у фонтана, где Гирей оплакивает свое несбывшееся счастье, чтобы передать сложный сплав чувств, буквально «пропев» телом горестный монолог. Хотя здесь у обоих актеров еще есть неисчерпанный резерв пластической выразительности, их герои, как и задумано авторами балета, являются энергетическим ядром спектакля, интригуя зрителей неординарностью и мощью характера. Освоить роль помог добровольный консультант Владимир Колошко – Гирей Мариинского театра.
 
Когда в центре действия такой интересный Гирей, можно понять, почему он так дорог Зареме и так ненавистен Марии. На четырех премьерных спектаклях были четыре Марии и три Заремы. Наталья Моисеева мастерски сыграла девичью влюбленность и горечь утраты, о танцевальном же мастерстве прима-балерины говорить не приходится. Очарованием юности овеяны героини будущих прим театра. Нежная Инна Билаш пленяет незамутненной чистотой души; грациозная Мария Меньшикова – расцветающей женственностью, Наталья Домрачева – живостью нрава.
 
Достойны восхищения и их невольные соперницы – неистовая и в страсти и в уязвленной гордости Зарема Натальи Макиной; более сдержанные, но столь же прекрасные и несчастные героини Анны Поистоговой и Альбины Рангуловой. Заметим, что душевные бури Заремы переданы в монологах, начиненных всевозможными прыжками (есть даже «кольца» в воздухе) и вращениями. У всех исполнительниц эти труднейшие пассажи звучали как страстная, сбивчивая речь, в которой явственно слышались шепот, крики, мольба…
 
 
Зарема – Альбина Рангулова
 
Есть в спектакле небольшая как будто бы роль – военачальник Нурали - (всего несколько пробегов по сцене и соло в танце татар), но этот персонаж становится вровень с главными героями, когда в него вложена актерская страсть, помноженная на головокружительную технику. Неистовый темперамент и прямо-таки звериная пластика высоко талантливого и опытного Ивана Порошина и новичков сцены – Романа Тарханова и Тараса Товстюка сделали их Нурали еще одним событием премьеры.
 
Куда скромнее роль жениха Марии Вацлава, погибающего от кинжала Гирея в конце первого акта, но по танцевальному материалу партия значительна – два больших дуэта, вариация, кода. Благородство юноши утверждается мужественной интонацией, совершенной формой классического танца, уверенной поддержкой балерины. Именно этими качествами убеждают Сергей Мершин, (исполняющий поочередно обе контрастные мужские роли), и начинающие солисты Ростислав Десницкий и Никита Четвериков.
 
 
Мария – Наталья Моисеева, Вацлав – Сергей Мершин
 
По-видимому, «Бахчисарайский фонтан» в Перми – тот редкий случай, когда самый въедливый критик не найдет изъянов. На высоком театральном уровне всё – от устрашающего пожара польского замка до крошечной рольки служанки Марии в гареме (Эльмира Мурсюкаева), в чьей согбенной фигуре читаются рабское подобострастие и материнская забота.
 
О том, что спектакль пришелся по душе зрителям, говорят овации в адрес оркестра и дирижера Валерия Платонова, бесконечные вызовы артистов и полные аншлаги на всех четырех премьерах.
 
*****
Читателю, наверное, интересно узнать, как создавался спектакль, заглянуть на балетную «кухню».
 
А началось все с появления в театре Галины Рахмановой. Впервые она встретилась с труппой два года назад, когда по приглашению Мирошниченко подготовила к ответственным гастролям (в честь столетия Русских балетных сезонов С.П.Дягилева) в Москве и в Париже «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» – шедевр Михаила Фокина. Потом была знаменитая картина «Тени» из «Баядерки», а параллельно – интенсивное сотрудничество с хореографическим училищем, куда мудрый худрук Владимир Толстухин не преминул пригласить петербургскую мастерицу.
 
В результате на выпускных спектаклях училища 2010 и 2011 годов были показаны развернутые сюиты из балетов «Дон Кихот» и «Баядерка», включившие в себя основной массив хореографии. Сама Галина Юсуповна – человек творческий, а значит, свободный от самодовольства – считает своей главной заслугой пробуждение интереса воспитанников к характерному танцу и с благодарностью вспоминает педагогов-репетиторов училища и дисциплинированных, способных учеников.
 
Умение Рахмановой увлечь исполнителей художественной задачей проявилось и в работе с артистами театра. Умение подкреплено личной одаренностью и богатым, разносторонним опытом. Ведь, будучи солисткой Мариинского театра, Рахманова перетанцевала весь характерный репертуар и, с не меньшим успехом, исполняла классические партии, что бывает крайне редко. Но и талантливый артист далеко не всегда может стать талантливым балетмейстером и репетитором. Рахманова смогла. Зная назубок хореографический текст, она безошибочно выстраивает процесс его освоения исполнителями. Так, постановочная работа над «Фонтаном» неспроста началась с пантомимных и эпизодических партий. Непросто оказалось Михаилу Тимашеву перевоплотиться в седовласого ясновельможного пана – отца Марии. Не сразу дались ему степенная поступь, изящные манеры аристократа, скупой, точный жест, зато в результате получился обаятельный и достоверный образ.
 
Чтобы грандиозная сцена татарского набега произвела должное впечатление, пришлось отработать приемы фехтования и увеличить количество участников боя за счет группы артистов миманса. Потребовались едва ли не математические расчеты, чтобы втиснуть в пространство сцены кажущуюся бесконечной диагональ всех исполнителей торжественного полонеза, открывающего бал в замке.
 
Рахмановой принадлежало последнее слово и в выборе исполнителей на главные роли. Особых проблем здесь не было: пермская труппа не скудеет талантами. Пример тому – блестящий дебют Альбины Рангуловой в роли Заремы. Эту первую большую роль танцовщице кордебалета доверила Рахманова.
 
Осуществить многотрудную работу в сжатые сроки помог отряд репетиторов. Особенно ценным Рахманова считает сотрудничество с Ольгой Салимбаевой, досконально знающей возможности артистов всех рангов, и благодарна за понимание и поддержку зачинщику предприятия Алексею Мирошниченко и заведующему труппой Виталию Дубровину. Теперь, после столь успешной премьеры, от них зависит дальнейшая жизнь спектакля.
 
Фотографии Антона Завьялова
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)