Главная > Выпуск № 19 > От уголка до космоса

Людмила Грузберг
 
От уголка до космоса
 
В этом выпуске «Филолога» Энциклопедический словарик взял на себя некоторые функции рубрики «В шутку всерьёз».
 
Когда я училась классе в пятом-шестом, я попала однажды на слёт юннатов (знают ли наши сегодняшние школьники слово юннат, да и слово слёт – тоже?). И что мне очень хорошо запомнилось тогда, так это живой уголок. Слет проходил в одной из школ, а живой уголок располагался в одном из классов, причем совсем не в углу. По стенам этой классной комнаты размещались стенды и стеллажи, окна были уставлены разными растениями, а посередине на столах было несколько клеток – с черепахами, белыми мышками, морской свинкой и очень маленьким ужом. Был еще небольшой аквариум. И, кажется, две клетки с птичками. Я о-очень сожалела, что такого замечательного уголка не было в моей школе…
 
Выражение живой уголок было привычным, как и, например, красный уголок. Правда, в красных уголках я (почему-то) не бывала, но в кино моего детства много раз видела их. Это – достаточно большая комната, по стенам портреты вождей и разные лозунги-призывы, полки с политической литературой, вымпелы за победы в социалистическом соревновании, длинный стол для занятий или собраний…
 
Как свидетельствуют словари 30–40-х годов ХХ века, уголков в то время было немало. В словаре под ред. Д.Н.Ушакова (соответствующий, IV, том этого словаря опубликован в 1940 году) одно из значений слова уголок толкуется как «Помещение (в учреждении, в школе), специально оборудованное для общественно-политической работы или специальных занятий» и сопровождается пометой (sic!) «новое» и примерами Красный у., Ленинский у., Военный у. (с. 883–884). Добавим сюда зеленый уголок (в одной из клиник) и известнейший уголок (дедушки) Дурова… (Как-то невольно произошел переход от я к мы)…
 
Взглянув на эти уголки глазами языковеда, не можем не подчеркнуть, что в обсуждаемом значении одной из явственно ощущаемых сем является сема ‘маленький; небольших размеров; небольшой по площади’. Правда, в реальности – на некоторых заводах, например – красные уголки были по площади не меньше, чем многие квартиры. Но слово порой воздействует на сознание сильнее, чем реальность, не правда ли?..
 
А потом (задумаемся – когда?) уголки начали исчезать. Из жизни и из литературы. В словаре 2003 года1 упоминаются, правда, Военный у. и У. живой природы, но наши опрошенные (около 30 человек, люди разного возраста, уровня образования и разных профессий) единодушно утверждают, что военных уголков они никогда нигде не видели, и даже о таких не слышали, а уголков живой природы в наши дни не существует…
 
Ну что ж… Из уголков мы стали перебираться в более просторные помещения – комнаты и кабинеты. И появились комната отдыха, пионерская комната, комната смеха, комната матери и ребенка, кабинет релаксации и т.п. А из комнат – в дома (дом отдыха, дом культуры, дом пионеров, Дом Советов, дом творчества, дом архитектора, Дом музыки, дом быта, дом обуви)…
 
Здесь, нам кажется, пора снова обратиться к лингвистике. Обобщенно значение описываемых слов можно сформулировать как ‘специальное помещение, учреждение важного общественного назначения’. Этот лексико-семантический вариант представляет собой так называемую вторичную номинацию. Под вторичной номинацией понимается «использование в акте номинации фонетического облика уже существующей единицы в качестве имени для нового обозначаемого»2. Для исследователей привлекателен «сам процесс вторичной номинации, т.к. в нем находят отражение особенности мировосприятия, как отдельным человеком, так и языковым коллективом. Современный подход к вторичной номинации рассматривает ее как способ познания мира, процесс, способный порождать номинативные единицы, удовлетворяющие требованиям когниции и коммуникации»3 (выделено нами – Л.Г.).
 
Таким образом, именно в ходе вторичной номинации наиболее явственно высвечиваются процессы взаимодействия языка, сознания и действительности.
 
Как показывают наши материалы, со временем нужды «когниции и коммуникации» привели к появлению номинации дворец, которая если и не вытеснила, то сильно потеснила номинацию дом. Появились дворцы культуры, пионеров, съездов, бракосочетаний, профсоюзов, науки… С появлением подобных номинативных единиц в семантике рассматриваемого ЛСВ четко обозначилась сема ‘роскошный, красивый’, что обусловливает необходимость выработки специализированных толкований для уголка, с одной стороны, и дворца, с другой. Правда, словари пока не откликнулись на это.
 
Казалось бы, что еще человеку надо – ведь из скромного уголка он переселился во дворец! Но…
 
А дальше логика нашего изложения начинает разбиваться о реальные сложности взаимоотношений между языком, человеком и реальным миром. Нами еще не рассмотрены (перечисляем в алфавитном порядке) галактика, громада, колизей, космос, мир, ойкумена и планета. Если двигаться лишь по линии все большего расширения (освоения!) пространства, то надо решить целый ряд разноплановых проблем. Например, чт`о БОЛЬШЕ – мир или космос (как в детском фольклоре – «если слон на кита налезет, то кто кого сборет?»). Или: с какого компонента пары ойкуменапланета начинать их описание? Ойкумена, конечно, менее обширна, чем планета, но планета обуви появилась давно и успела потерять прелесть новизны, в то время как «Ойкумена» (название культурно-развлекательно-торгового центра) до сих пор «звучит гордо».
 
А может быть, следует изменить вектор рассмотрения и идти от структуры номинаций? И тогда описать сначала модель планета / мир + существительное в родительном падеже (планета обуви, мир лекарств и т.п.), а затем обратиться к однословным номинациям типа «Колизей», «Космос»? Целесообразность такой направленности анализа можно обосновать следующими доводами:
  1. У однословных наименований связь с денотатом принципиально иная, нежели у номинаций-словосочетаний. В последних собственно номинативную роль играет второй компонент: обуви, лекарств, посуды, компьютеров и т.п., который и обеспечивает выполнение номинацией в целом обязательной для нее дистинктивной (дифференцирующей) функции. Именно этот компонент и указывает на класс денотатов, с которым соотнесена номинация. Первый же компонент фактически десемантизировался: если вам нужна обувь, вам совершенно неважно, планетой, миром, домом или центром названо то место, где эту обувь продают. Важно, что там вы найдете именно обувь.

    Номинации «Галактика», «Космос», «Колизей» и подобные – это имена собственные, и, как всякие собственные имена, они не имеют денотативного содержания: любым из этих имён могут быть названы кинотеатры, планетарии, кафе, магазины и мн. др.
     
  2. В порождении двух названных типов номинаций существенно различается удельный вес субъектного фактора. Планета обуви, Мир компьютеров, как и Дом техники, например, сформировались по уже сложившейся языковой модели, тогда как назвать кафе «Космосом» или развлекательный центр «Ойкуменой» можно только по авторской воле.
     
  3. Описываемые нами однословные номинации специфичны также в том, что создавались для целей рекламы и функционируют в ее сфере. Подробно говорить об их специфике невозможно вне разговора о языке рекламы вообще, а такой аспект анализа не входит в задачи данной статьи.
Нам, напротив, хотелось бы подчеркнуть, что языковые единицы, при всей специфичности некоторых из них, подчиняются тенденциям и закономерностям, действующим в данном языке или в языке как таковом.
 
Одну из таких тенденций прекрасно уловил своим поэтическим чутьем В.Маяковский – «слова у нас до важного самого в привычку входят, ветшают, как платье». Конечно же, когда на новом, огромном книжном магазине впервые появилась надпись «Мир знаний», это звучало волнующе и заманчиво – новая номинация выполняла не только (извините за невольный каламбур) номинативную, но и экспрессивную и эстетическую функцию.
 
Но когда «Мир пальто» стал располагаться через дом от «Мира пластмассовой посуды», а «Мир обуви» ютиться в небольшом подвальчике, – какая уж тут эстетика и свежесть наименования… Ветшают слова… Причем в рекламных слоганах и названиях – просто стремительно. Пока «Ойкумена» – это интересно, но очень скоро ее постигнет судьба «Прометея» – подумаешь, электрические лампочки продают!
 
(Есть такая «способность» у рекламы – обесценивать слова).
 
Несомненно проявляется в языке и тенденция к мысленному «приручению» все более обширных пространств. И «резервы» есть: почему бы не изобрести «Вселенную обуви» или «Галактику книги»?
 
С другой стороны, есть основания задуматься о том, что дальше галактики и/или вселенной уже некуда податься… Так, может быть, исследуемые нами номинации скоро исчерпают себя?
 
Но не будем грустить – ведь на примере вторичных номинаций можно изучать еще один способ мысленной организации пространства, на который указывают «Центрум» (правда, скорее, Centrum), «Столица», «Центр», «Империя», с одной стороны, и «Эльдорадо», например, – с другой.
 
Кроме того, вторичные номинации позволяют увидеть не только то, как приоритетные (престижные) реалии обусловливают появление высокооценочных слов, но и то, как слово способно облагородить сам объект (ведь, например, до чего ж замечательно войти в автобус, на бортах которого написано «Мы едем в “Эльдорадо”», – и поехать туда!).
 
А что уж говорить, если кто-то задумается, что же значит ойкумена
 
А ведь мы ничего не сказали о избах-читальнях и ледовых городках
 
Так что – облекая мысль в пространственные категории – вперед и выше!
 
-----
1. Современный толковый словарь русского языка. СПб.: «Норинт», 2003. С. 858.
2. Лингвистический энциклопедический словарь. М.: «СЭ», 1990. С. 336.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)