Главная > Выпуск № 19 > Студенты о сокращении бюджетных мест в вузах и платном образовании.

Студенты
о сокращении бюджетных мест в вузах
и платном образовании
 
Слобожанина Валентина:
 
У нас то ЕГЭ, то новый образовательный стандарт, то бакалавриат с магистратурой, то перспектива отмены бесплатного высшего образования.
 
Всё это наотмашь, «сверху», людьми, что живут в элитных домах, в многоэтажных зданиях дачных замков, с собственным автопарком, на полном государственном обеспечении и по нескольку раз в день говорят: в бюджете нет средств, нужно что-нибудь сокращать.
 
Минутная радость от смены министра образования слишком быстро превратилась в тоску – стоило только прочесть предложения нового министра.
 
Господа, хватит перекрывать кислород своему народу! Не делайте, пожалуйста, из будущего поколения бессловесных, неграмотных овец стада пьющих, развращенных, необразованных, безработных, бесквартирных и ни на что уже не надеющихся людей.
 
Какими такими благими намерениями вы руководствуетесь, когда лишаете обычного человека права на развитие и образование, права на диплом, сделав эти права доступными лишь многоденежной элите? Разве деньги у нас теперь определяют потенциальные умственные способности человека? Что, у нас Ломоносовы теперь рождаются исключительно у материально обеспеченных людей?
 
Хватит, господа, молиться золотому тельцу. И вы, Господин Новый Министр, должны правильно расставить приоритеты.
 
Могу признаться откровенно от лица обычных провинциальных студентов-гуманитариев, коих много, что если бы не было бюджетных мест в ВУЗах, то не получать нам высшего образования, не писать статей в журнал, и работать, наверное, пришлось бы за копеечки смотрителями в музее, уборщицами в библиотеке или, на более «выгодных» условиях, продавцами – ах, простите, МЕНЕДЖЕРАМИ ПО ПРОДАЖАМ.
 
Тут и при бесплатном-то образовании хватает затрат: квартиры в столице края нет (и не заработать на нее), общежития не дают – говорят, слишком богатые те, у кого больше прожиточного минимума доход на человека в семье (а он, к примеру, почти равен сумме за коммунальные услуги), съемная комната не дешево стоит, а цены на билеты домой растут, как на дрожжах, и уже превышают все мыслимые пределы (интересно, почему в нашей нефтедобывающей стране такие цены на бензин?). Цены растут и на проезд в общественном транспорте, и на продукты, а ещё студент без интернета в наше время – невообразимое зрелище – так что плати ещё и за интернет (за компьютерную технику тоже), и одеваться на что-то надо, а вот за работу во время практики, оказывается, никто платить не обязан. Знаете, а стипендия, повышенная, – 2000 рублей. Не смешно ли?
 
Я вам больше скажу: нам детей рожать страшно.
 
За садик заплати (государственных мало, мест нет, пожалуйте в частные). В школе (ну, ни для кого не секрет!) постоянно требуются взносы, пожертвования, выплаты и прочие разновидности материальной «помощи». Так теперь ещё за учёбу в ВУЗе платить? Новый министр предлагает брать кредит, который якобы вернет будущий работодатель. Господа, это из какой сказки? Где они, эти работодатели? На сегодняшний день даже подъёмными молодых специалистов не каждая отрасль обеспечить может.
 
Деньги, деньги, деньги.
 
И почему-то у нас в стране так всегда: только ликвидировать, разрушить, место расчистить, сократить, моментально убрать, избавиться. А созидать или развивать имеющееся никому в голову не приходит?
 
Проблем в сфере образования непочатый край. Но не сокращением бюджетных мест их надо решать.
 
Почему, к примеру, не устроить тотальную проверку ВУЗов? Проверять-то мы умеем…  И ликвидировать лучше все эти бизнес-корпорации по продаже дипломов, всех этих взяточников и прочих некомпетентных. Может, лучше займемся КАЧЕСТВОМ образования? А истреблять будем некачественное – вот уж освободятся места, поверьте. Загляните в любой ВУЗ: не платное или бесплатное место решают, как учится студент, – безалаберных и в том и в другом случае полно, – а нечто иное: собственная направленность, талант, ум, усердие и т.п.
 
И старательнее студент станет учиться, если перестанет все время думать над одним и тем же вопросом: где взять денег. Потому что жить в нынешних условиях невозможно: не будешь крутиться – не поешь, не попьешь и, чего доброго, без крыши над головой останешься.
 
На рынке труда у нас различные диспропорции. Так и это можно решить по другому: определите студенту в обязанность по получаемой специальности отработать определенное количество лет: сразу же, уверяю вас, появится сознательность в выборе факультета. А чтобы не получалось так, что у нас юристов тысячи, а ракетостроителей десятки, так можно же проводить мониторинг, делать прогноз и выставлять примерную цифру, сколько специалистов реально требуется на конкретную профессию. Тогда уж и сокращайте бюджетные места по факту: такой-то специалист нам через 4-6 лет не понадобиться, но если очень хочется – заплати и учись. А не так, чтобы сразу и всех, без права выбора, отсекать в неизвестность...
 
Магочкина Лейла:
 
Мое отношение к данному процессу крайне негативно. Кроме того, что преподаватели ВУЗов лишаются часов (и, соответственно, их зарплаты тоже падают), те студенты, которые не имеют возможности платить по 40– 70 тысяч рублей в год за обучение, лишаются своего права на образование. Что же это получается? Родил ребенка – вставай в очередь в детский сад. Нет мест? Пожалуйте в платный садик, отдавайте 12 тысяч в месяц. После окончания детского сада новая финансовая «черная дыра» – школа. Наше школьное образование хоть и считается бесплатным, но – на учебники изволь, на форму изволь, на питание изволь... И как апофеоз – платные образовательные услуги ВУЗа.
Что же получается – рожать сейчас не по карману??? 
 
И напоследок: если бы бесплатного высшего образования не было вообще, я бы не являлась в данное время магистрантом филологического факультета ПГПУ, ибо для моих родителей оные суммы неподъемны. Протирала бы где-нибудь столы в летней кафешке...
 
Дегтянникова Елена:
 
Высшее образование в современной России стало доступным. Крайне доступным.
Конечно, приятно жить в обществе, где большая часть молодых людей  либо уже  имеет высшее образование, либо получает его. А нередко и не одно. Наверное, качество жизни от этого значительно улучшилось? Или качество обслуживания? Здравоохранения? Чувствуется ли этот ВЫСШИЙ уровень культуры? Каждый ответит на этот вопрос сам.
 
Ушла в историю элитарность высшего образования. Пришла общедоступность. А с ней утратилась ценность этого заведомо исключительного права – получать образование из первых рук кандидатов и докторов наук. Получать его при этом бесплатно. Случайные люди тратят деньги государства, нервы и время преподавателей (приходя на пятнадцатую пересдачу). А стали бы студенты, к примеру,  педагогического университета рваться в этот ВУЗ, целенаправленно работать не один год для того, чтобы только получить место среди поступивших? Сокращение бюджетных мест – ощутимый стимул для сегодняшних школьников заняться учёбой, оторваться от мониторов и дисплеев и узнать, наконец, кем же они хотят стать в жизни, в реальной жизни, с её реальными проблемами, естественной конкуренцией и жёстким отбором на рынке труда. Если для человека всё это – не проблема и никакой не стимул, то это значит только одно: он не обеспокоен своим финансовым положением, а, следовательно, может позволить себе и образование на коммерческой основе. Для многих же это едва ли не единственный шанс устроиться в жизни, занять то место, на которое он имеет заслуженное трудом и бессонными ночами право.
 
Нестюричева Надежда:
 
Высшее образование для меня очень долгое время ассоциировалось с какой-то элитарной ступенью, на которую не всем дано, да и не всем необходимо взобраться. Я счастливо жила, думая, что университеты – настоящие храмы науки, где знание становится самоцелью и каждый, кто его получает, делает это осознанно, с умом и расчетом впоследствии им  воспользоваться. Эта нарисованная наивным сознанием картина рассеялась сразу же, как только я переступила порог своего первого университета. Помещенная в смешанную группу, где студенты, обучающиеся на бюджетной основе,  и договорники делили места в пропорции 1:3, я сразу почувствовала разницу. В то время как меньшинство, бившееся за свое бесплатное место на вступительных экзаменах, охотно исполняло свои учебные обязанности и было заинтересовано в получении образования, большинство  спокойно дожидалось диплома. «Я им плачу, куда они меня выгонят?» – на ломаном русском самоуверенно заявил мне один из тогдашних однокурсников. 
 
Я не хочу ни в коем случае ни в чем обвинять высшие учебные заведения – им хватает головной боли с любыми студентами, а деньги никогда не лишние. Я лишь хочу отметить, что часто договор о предоставлении университетом платных услуг добросовестно выполняется только одной стороной – университетом, тогда как студент (не каждый, но все-таки) считает, что свою часть обязательств он выполнил, пройдясь до бухгалтерии.
 
За право получить высшее образование, на мой взгляд, нужно бороться, но борьба эта не может и не должна быть борьбой финансовых возможностей. Это должна быть борьба интеллектов, чтобы, приходя в ВУЗ первого сентября, первокурсник понимал – он равный среди лучших. Не получилось однажды – значит, надо пробовать еще, заниматься, преодолевать себя и свое невежество.  Или задуматься: а по зубам ли будет такая учеба? Поэтому переход на платное высшее образование недопустим: российская наука много потеряет от такой перемены курса.  За бортом высшего образования могут остаться многие, кто достоин и в силах получить его,  а в университет хлынут те, кому диплом нужен, потому что «нынче без “вышки” никуда». 
 
И еще один вопрос остается для меня открытым: если вдруг высшее образование станет платным, то какой тогда будет смысл в нашем замечательном и объективном ЕГЭ?..
 
Губин Илья:
 
Нам еще в школе говорили, что история развивается по спирали, повторяя различными способами исторические реалии, но я никогда не думал, что смогу сам в этом убедиться, однако, как оказалось, «невозможное возможно».
Совсем недавно наткнулся в Интернете на замечательную фразу: «Порой мне кажется, что машина времени уже изобретена: во главе страны вновь Путин, а люди пачками скупают акции МММ». К этой фразе нужно добавить еще один пункт – платное образование.
 
Как к нему относиться?
Прикинем, что будет, если платное образование вновь станет реалией российской жизни, коей она была в царские времена.
 
«Российская империя – государство, расположенное на гигантской территории Европы и Азии, население 170 миллионов человек – крупнейшая монархия мира. Страна со среднеразвитой промышленностью. Родина великих поэтов и писателей, ученых и революционеров, две трети населения неграмотные».
Эта выдержка из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона будто бы рисует не прошлую нашу действительность, а надвигающуюся.
 
Хотим ли мы жить в такой стране? Хотим ли мы, что бы в нашей стране, пережившей революцию, Великую Отечественную войну и восемьдесят лет советской власти, вновь две трети населения были малограмотными?
 
В стране уже разрушено среднее образование, а сейчас взят курс на разрушение высшего образования.
Правильной ли дорогой идем, товарищи?
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)