Главная > Выпуск № 20 > «Злодейский Париж! А все-таки я его люблю»: Прогулки по тургеневскому Парижу

Галина Ребель
 
«Злодейский Париж! А все-таки я его люблю»:
Прогулки по тургеневскому Парижу
 
Каюсь, мои намерения детально изучить тургеневский Париж осуществлены не были, потому что… меня с первой минуты пленил и не отпускал сам Париж.
 
Тематически двигаться по городу можно, когда ты его уже знаешь, насытился, насладился. А пока этого не произошло, город ведет тебя сам, и ты благодарно и безраздельно ему подчиняешься.
 
Правда, я целенаправленно пыталась попасть в библиотеку имени И.С.Тургенева, которая, по моим сведениям, находится по адресу: rue de Valence, 11, пятый округ, метро Gobelins.
Однако, не без труда найдя улицу, на которую меня долго не могли вывести даже встречные парижане, уткнулась в глухую дверь с кодами и без вывески. О том, есть ли в этом подъезде библиотека, не знают ни соседи, ни хозяева кафе напротив.
 
И все-таки тургеневский Париж я видела. Потому что это просто – Париж. Тот самый Париж.
И теперь я не только знаю, но и, кажется, лучше понимаю, чувствую, что происходило с Тургеневым в те его три французских года, когда он впервые приехал сюда.
 
Знаменитая фраза из письма Хемингуэя полностью звучит так:
«Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж – это праздник, который всегда с тобой».
 
Мне кажется, увидеть в молодости Париж – значит по-другому, иначе, чем без Парижа, прожить жизнь.
 
Тургенев приехал сюда молодым. Его привела во Францию любовь. И именно любовь была его праздником и его страданием, о ней, а не о Париже были им написаны здесь самые сокровенные эпистолярные строки.
 
Но этот город, прекраснейшая из всех возможных рам для любви, питал Тургенева-художника своей красотой, давал Тургеневу-мыслителю пищу для ума и воображения, насыщал Тургенева-гуманиста воздухом свободы, которой не было дома.
 
Полине Виардо. Париж, 14 декабря 1847 года:
 
«Вот уже два или три дня у нас здесь стоит чудесная погода. Перед обедом я совершаю большие прогулки по Тюильри. Я смотрю там, как играет толпа детей, прелестных, как амуры, и так кокетливо одетых! Их детски-важная приветливость, их розовые щечки, пощипываемые первыми зимними холодами, спокойный и добрый вид нянек, чудное красное солнце из-за высоких каштанов, статуи, дремлющие воды, величественный темно-серый цвет Тюильри – все это мне бесконечно нравится, успокаивает и освежает меня после утренней работы. Я мечтаю там – не смутно, по-немецки, – о том, что я делаю, что буду делать… Я никогда не пропускаю случая (то есть в те три или четыре раза, что я там был) пойти проведать льва Бари, который находится у самого входа в Тюильри, со стороны реки, – это моя любимая группа» (1, 447).
 
В 1847 году Тюильри был еще садом при дворце, построенном для Екатерины Медичи, матери Карла IX, в XVI веке из черепицы, tuile – отсюда Тюильри. Здесь в июне 1782 г. был застигнут революционной толпой и подвергнут издевательствам Людовик XVI. В 1880, когда это было уже здание Конвента, сюда вселился Наполеон и вплоть до 1870 г. дворец был резиденцией главы государства.
 
В мае 1871 года, еще при жизни Тургенева, во время Парижской Коммуны, дворец был сожжен, позже на его месте разбили парк по плану, созданному еще Екатериной Медичи и ее архитекторами.
 
Эта арка открывает парк с востока, со стороны Лувра.
 
  
Панорама Тюильри со стороны Сены. На переднем плане – «огород» с пахучей лавандой, дальше – озеро («дремлющие воды»), вокруг которого на стульчиках отдыхают, загорают, работают (удобно устроившись с ноутбуками), перекусывают (рядом продается замечательное мороженое) горожане.
За деревьями сада видны верхние этажи и мансарды улицы Риволи.
 
  
Скульптур здесь много.
Вот, например, одна из самых выразительных – Медея со своим несчастными детьми:
 
 
А эта замечательная группа парит над роскошными воротами в парк со стороны площади Согласия:
 
  
В самом парке немало образцов современного искусства. Есть любопытные и вполне органичные относительно окружающего пространства.
 
 
 
 А есть, например, такой вариант:
 
  
При всем желании, не могу увидеть здесь ничего, кроме непомерно увеличенной и переведенной в камень детской пластилиновой заготовки.
 
Любимый тургеневский лев работы скульптора Бари переселился в Лувр:
 
 
(Фотография из интернета)
 
Борис Зайцев описывает скульптуру так: «В юго-западном углу Тюильри, недалеко от оранжереи и Площади Согласия, на террасе вдоль Сены стоит каменный лев — Бари. Он наступил на змею, жалящую его в лапу, исказился весь от боли, извивается, и не то он ее раздавит, не то сам погибнет»1.
 
Этот образ глубоко созвучен мироощущению и художественному миру Тургенева.
 
Детей в Тюильри по-прежнему много. Правая терраса, которая в давние времена была местом игр королевских детей, теперь пестрит и манит аттракционами, некоторые из которых и для взрослых – серьезное испытание нервов и физической выносливости:
 
 
Из XIX века и почти из-под колеса обозрения на современное развлекательное буйство строго взирает министр образования Франции Жюль Ферри, по инициативе которого было введено всеобщее обязательное начальное образование. Благодарные подопечные тоже запечатлены на этом памятнике.
 
 
 
В глубине сада, напротив памятника Шарлю Перро, резвятся дети помладше:
 
 
 
 
Из Тюильри открывается вид на place de la Concorde – площадь Согласия.
 
 
Египетский, или луксорский, обелиск появился в центре площади в 1831 году. Изначально, с 1755 г., там располагался памятник Людовику XV, во время Великой Французской революции на этом месте была водружена гильотина, на которой казнили Людовика XVI, Марию-Антуанетту, а затем Дантона и Робеспьера.
В 1795 г. Площадь Революции была переименована в Площадь Согласия в честь достижения мира между сословиями.
 
А 15 мая 1848 года здесь разыгралась очередная историческая драма, свидетелем которой стал Тургенев.
 
«…я поместился на ступенях церкви Мадлены», – рассказывает он в подробном письме к Полине Виардо о событиях 15 мая.
 
На фотографии портик Церкви Святой Марии Магдалины виден между зданиями:
 
 
Главное место действия – бывший Бурбонский дворец – находится на противоположной стороне площади, и Тургенев, чтобы видеть происходящее в подробностях, «спустился со своей вышки и пошел вдоль процессии, которая остановилась у самой решетки здания Палаты. Вся площадь Согласия была запружена народом».
 
Это здание Палаты – Национального собрания, куда 15 мая 1848 г. устремились участники шествия, демонстрирующие свою солидарность с польским национально-освободительным движением:
 
 
 
В какой-то момент по толпе пронесся слух, что здание захвачено. «А между тем, – свидетельствует Тургенев, – Собрание снаружи не представляло ничего необычайного; стража его сторожила, как будто ничего не произошло».
 
Толпа, томясь в ожидании решительных событий, жила своей жизнью: «Поразило меня <…>, с каким видом разносчики лимонада и сигар расхаживали в толпе: алчные, довольные и равнодушные, они имели вид рыболовов, которые тащат хорошо наполненный невод».
 
Тем временем «легион национальной гвардии медленно углубился в авеню Елисейских полей и перешел Сену по мосту, находящемуся напротив Дома Инвалидов. Вот этот-то легион напал на мятежников с тыла и вытеснил их из Собрания».
 
Сегодня берега Сены перед Домом Инвалидов соединяет «русский» мост, построенный Николаем II, открытый в 1900 г. накануне Всемирной выставки и названный в честь Александра III. Это самый торжественный и богатый из всех парижских мостов.
 
 
 
В тени Елисейских полей я, было, обнаружила материальный след присутствия здесь Тургенева в 1848 г. – однако это оказалось ошибкой, за Тургенева я издали приняла Альфонса Доде – очень похожий абрис головы, да и поза подходящая:
 
 
Личная причастность к историческим событиям 1848 г. для Тургенева была очень важна.
В эти три первые французские года создавались «Записки охотника» и вырабатывались ориентиры для будущих, еще даже не задуманных романов.
 
Из письма к Виардо: «…что очень удивило меня самого, это было сознание невозможности дать себе отчет в чувствах народа в подобную минуту; честное слово, я не был в состоянии угадать, чего они хотели, чего боялись, были ли они революционерами, или реакционерами, или же просто друзьями порядка. Они как будто ожидали окончания бури. А между тем, я часто обращался к рабочим в блузах… Они ожидали… они ожидали!.. Что же такое история?.. Провидение, случай, ирония или рок?..» (1, 464).
 
История не давала ответов, но творилась на глазах и задавала вопросы. Это была не только французская история. Резонансом революции 1848 г. в Париже станет дело петрашевцев в Петербурге. А оно, в свою очередь, предопределит судьбу и характер творчества главного тургеневского недруга-оппонента в русской литературе – Достоевского.
 
Но Тургенев об этом еще не знает, как не знает об этом никто.
 
Пока он жадно впитывает парижский воздух и парижский пейзаж:
 
«Ясно видишь его высокую фигуру, с палкой, вот прогуливается он в одиночестве по террасе — за рекой дымно-розовеют облака, ползут по воде баржи. В вечереющем небе сквозь тонкие и голые ветви каштанов сухо, изящно вздымается купол со шпилем Инвалидов, темнеет благородный фасад Бурбонского дворца»2.
 
Тургенев смолоду, несмотря на охотничью закалку, часто болел, в «чужом» Париже это переживалось острее. Отсюда – эти строки от 10 января 1849 г.:
 
«В парижском воздухе, должно быть, заключается что-то неприятное для моих нервов. Злодейский Париж! А все-таки я его люблю» (1, 468).
 
Это письмо пишется в Версале, где Тургенев «немножко скучает», но, как обычно, много работает. Далее следует ответ на еще не заданный, но естественный в этой ситуации вопрос:
 
«Не ожидаете ли вы, что я вам сообщил что-нибудь о Версале? да? Ну, вы ошибаетесь. Вы знаете мою любовь к неожиданному, а здесь я мог бы повторить лишь истертые до основы суждения, которые все и слышали, и повторяли тысячу раз. Впрочем, если я напишу вам следующие слова: величие, уединение, безмолвие, белые статуи, голые деревья, обледенелые фонтаны, великие воспоминания, длинные пустынные аллеи – при помощи этих слов, которые вы можете пересыпать, как камушки калейдоскопа, – с вашим воображением и вашим умом (о! о!) вы сами будете вполне в состоянии сказать себе всё, что я мог бы вам написать, и еще в тысячу миллионов раз лучше (спешу прибавить эти последние слова, иначе моя фраза стала бы фатовской до ужаса), если вы не предпочтете заняться чем-нибудь другим, чего не могу вам не посоветовать» (1, 469).
 
Версаль огромен, роскошен и очень фотогеничен.
 
 
 
 
И прекрасных «белых статуй» не счесть…
 
   
 
… и «длинные пустые аллеи», несмотря на нашествие туристов, в вашем распоряжении – потому что в большинстве своем туристы устремляются во дворцы.
 
Но гулять по таким аллеям мне не понравилось: непроницаемые ровные зеленые стены по обеим сторонам (на фотографии это хорошо видно впереди), пыльные дорожки и – о-о-очень большие расстояния.
 
 
Король-Солнце Людовик XIV Версалем демонстрировал свою абсолютность. Наглядное воплощение идеи абсолютизма, безусловно, получилось. И поэтому в Версале, на мой вкус, все слишком огромно, слишком помпезно (в главном дворце) и – некомфортно, неуютно.
Мне там все время по контрасту вспоминалось Царское Село, которое пленяет элегантностью, изысканностью – чувством меры  и  гармонией между дворцом и парком.
 
В отличие от главного версальского дворца, Большой и Малый Трианон окружены более естественным, лирическим ландшафтом на английский манер, здесь как-то домашней, теплей, и в залах и комнатах чувствуется женский вкус и женское умиротворяющее начало.
 
 
 
 
Но Тургенев гуляет не по дворцам, а по пустынному зимнему парку и предается «великим воспоминаниям».
О чем?
О преходящей земной славе?
Об ужасной участи тех, кто считал свое могущество несокрушимым?
А в общем, по-видимому,  все о том же: «Что же такое история?.. провидение, случай или рок?»…
 
_______
1. Борис Зайцев. Жуковский. Жизнь Тургенева. Чехов. М.: Дружба народов, 1999. С. 237.
2. Там же
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)