Главная > Выпуск № 21 > Лирический герой нашего времени: некоторые наблюдения над современной молодежной поэзией

  Анна Моисеева
 
Лирический герой нашего времени:
некоторые наблюдения
над современной молодежной поэзией1
 
Традиционно молодежная поэзия ассоциируется с неоромантическими тенденциями в искусстве: авторским осознанием уникальности и неповторимости своего Я, противопоставлением его равнодушному обществу, яростным бунтом против пошлости и мещанства, стремлением вырваться в некий иной светлый мир – будь то мир любимой книги или идеализированная заграница.
 
Ещё десять-двенадцать лет назад весь набор этих характеристик легко обнаруживался, к примеру, в рукотворных студенческих сборниках и программах самодеятельных поэтических вечеров филологического факультета Пермского государственного университета. В качестве подтверждения можно привести несколько характерных цитат из творчества начинающих (и, увы, в большинстве своем, как водится, так и не «начавших») авторов того времени. Их юное лирическое «я» заявляет о себе «во весь голос»:
 
«Любое движенье заметит мой взгляд, / Вам, тёмные силы, я ставлю свой мат. / Прозрачный и чистый звучит мой смех, / Я живу сквозь мир, я открыта для всех» (Юлия Эренбург2),
«Я сегодня буду такой, что тебя достойна: / Неотразимее зла, ярче блеска, отважнее воина, / Легче мечты, безрассудней Джульетты, нежнее печали, / Звонче фанфар и светлее рассвета, изменчивей дали…» (Антонина Штраус3),
«Я мечтала одно только смочь: / Не утратить любовь и веснушки. / …Не смогла. Я ведь взрослая дочь / затянувшейся вольной пирушки» (Наталья Ежова4),
«Купи мне новое тело, новую душу, / Посади на цепь рядом с собою, / Сделай меня своей тенью, / Но я не останусь с тобой надолго… / Я так хочу!» (Виктор Павлов5),
«Лихие ветра; стрелы каленые – / залетные берега – страхи – карты крапленые – / мне в грудь посылаются / «Будь, – говорят, – если можешь!» / (тут усмешка предполагается). / Но она обрывается, / ведь я стою / на двух ногах. / Моя земля и я: / мы вместе стоим, столько сердец в нас бьется!» (Елена Хромова6).
 
Даже в тех достаточно редких случаях, когда на смену «я» приходит «мы», оно столь же подчеркнуто обособляется от повседневности: «Исповедуя круговращенье, / Проносились машинные блики; / Нам мерещились древние лики: / Мы играли в свои воплощенья. / Как ожившие воспоминанья, / Шли по зыбкому миру реалий, / Наши древние души молчали, / Утомленные непониманьем» (Юлия Балабанова7).
 
В молодежной поэзии последних лет – и в этом отношении творчество никому пока неизвестных пермских студентов, как представляется, оказалось частью мэйнстрима – парадоксальным образом прослеживается совершенно иная тенденция. «Я часть вагонного состава – / Им управляет время…»8 – эти строки из песни (под характерным названием «Эпитафия») студента филологического факультета ПГНИУ Сергея Елтышева кажутся весьма характерными как для пермской студенческой поэзии, так и для современной молодежной поэзии в целом.
 
«Я» сегодняшнего молодого поэта осознает свою не уникальность, свою причастность и подчиненность окружающей его действительности, которая весьма непривлекательна. «Вы уставали от жизни, а жизнь – от вас, / Вы отставали от времени – времени пофиг. / Мир отощал совсем и, будто жалкий дистрофик, / Корчится под безразличием тучных масс» (Анна Опутина9).
 
Если же речь заходит о мире мечты, то вскоре выясняется, что «Мечты же, вскормленные моли, / Ползут на край – с кровати падать. / Я к Вам пишу, чего же боле... / А ничего уже не надо» (Вячеслав Шевченко10). О том же неверии в себя – рефрен прозвучавшей на прошлогоднем поэтическо-музыкальном вечере студентов в пермском театре «Пилигрим» (12. 11. 2011) песни оставшегося неизвестным автора: «Я безличен. Я не инди-ви-ду-ален». Прозвучавший комментарий – «Эта песня написана на стихи одного моего друга, всегда её исполняю, когда собираемся компанией» – также является весьма показательным: число студентов, соглашающихся лично участвовать в вечерах поэзии и печатать первые поэтические опыты под своим собственным именем, также существенно сократилось. И дело не в том, что, как можно было бы предположить, реально стало меньше пишущей молодежи: в личных беседах многие девушки и юноши признаются, что пишут и стихи, и прозу, но предпочитают либо не показывать их кому-либо вообще, либо публикуются в интернете под разнообразными псевдонимами.
 
Очевидно, с культурологической точки зрения эти новые особенности презентации молодежной поэзии и её создателей можно интерпретировать, как проявления кризиса самоидентификации. Об этом явлении как симптоме нашего времени рассуждает современный культуролог А.Ю.Шеманов. Он пишет следующее: «…явления современной культуры носят существенно иной характер, чем в прежние времена. Если говорить о современности, то сейчас у человека нет однозначного образа себя, который выступал бы для него как естественный и очевидный. <…> У человека может возникать чувство нетождества с собой, или ощущения несоответствия своему образу себя (каким я должен быть), или чувство выпадения из реальности, даже отсутствия себя в жизни, хотя возможны и иные формы переживания неопределенности своего положения в мире»11.
 
Если обратиться к творчеству не только пермских начинающих поэтов, но и их иногородних коллег, успевших приобрести известность российского уровня, можно прийти к выводу, что ранее не свойственная молодости тенденция к отказу от неповторимости своего «я» обнаруживается повсеместно. Ярким примером является творчество петербуржца Павла Арсеньева, в целом тяготеющее к безличной форме (стихотворения «Много среднего», «1914 – 1922», «Продается Маяковский»12). Своего рода прокламацией обезличивания является его стихотворение «Если вам что-нибудь известно о местонахождении…», превращающее типовой текст объявления о розыске пропавшего человека в специфическое жизненное кредо:
 
Быть среднего телосложения,
Иметь голубые глаза,
Быть одетым в коричневое пальто,
В черный свитер (с воротом),
Не иметь головного убора.
 
Уходить и не возвращаться13.
 
Разложение целостной структуры лирического «я», сопровождающееся специфическим «растворением» в пространстве и времени, кажется явлением того же порядка и также достаточно часто обнаруживается в современной молодежной лирике. Показательно в этом отношении изначально безымянное произведение уроженки г. Хотьково Татьяны Барботиной, впоследствии «подарившее» парадоксальное название ее же сборнику «Усатый храм»:
 
усатый храм и руки на груди сложил
заупокойную тянул и ворожил
свистел над небом куполами тел
был кто-то рядом. верил. я хотел.
в метро мужик обняв баян
пролаял пес сибирь тайга
и сделал реверанс на срубленной ноге
он плакал. я стоял. я дом. я сад. я где.14
 
В одном из стихотворений уже цитировавшегося выше пермского автора, Вячеслава Шевченко, происходит слияние героя с его локальным пространством – пространством Перми: «Из рукава холщовой куртки / Стекала Кама по руке / В ладонь. И уголь на окурке / Шипел и гас в сыром песке» («Кама»15). Мотивы поглощения-растворения пронизывают стихотворение молодого петербургского поэта Алексея Афонина «корабль», где голос героя и смысл его высказывания заглушаются «голосами» неодушевленных предметов:
 
Город плывет, на вкус
пробуя тебя, как рыба,
глубоководный, тяжелый
в Вечности, как вода.
 
Пронзительные голоса
белых ламп, рассохшиеся чердаки,
роза увядшая с шорохом из-под руки:
выносишь мусор.
 
Смысл неясен16.
 
Элементы предметного мира и живого организма (скорее собачьего, чем человечьего), переходя друг в друга, образуют некое алогичное хаотическое пространство, в финале оборачивающееся пустотой, в стихотворении нижнетагильского поэта Руслана Комадея «Не зная калибр колибри»:
 
Подумая мысли на части
Сползаются в свете зубов.
Сбывая собачие снасти,
Снимаешь обложки с клыков.
Волос рубцевых вереницы
Впадают к порогам конур.
Свои золотые глазницы
Закрыл кружевной абажур.
Чего только плоская поступь
Кипит в половице твоей?
Безного шагаешь на ощупь
Вон там, в лицевой пустоте17.
 
В свете этих тенденций к «распаду» и «растворению» особый смысл приобретает поэтический призыв казанской поэтессы Анны Русс: «Давай мы станем тихо увядать / Не делать ничего для райских кущей / А лишь собой для истины текущей / Целее стать» («Лицом к лицу вокруг не увидать…»18).
 
Очевидно, своеобразной попыткой обретения целости «я» героя является его возвращение в детство, что также кажется нетипичным в свете традиционных представлений о молодежной поэзии как о своеобразной декларации взросления. Впечатляет количество стихотворений, написанных от лица детей, о детях, частотность подчеркнуто «детских», инфантильных образов, рассыпанных в поэтическом пространстве. Актуальной оказывается оппозиция «детское – взрослое»: «Родившись, первым делом пнул врача я…» (Вячеслав Шевченко «Впечатления новорожденного»19), «Я – диверсант в картине мира! / У взрослых» (Алексей Афонин «Я – диверсант в картине мира!»20), «хватит мечтать, Алена, иди обедать / не перебивай взрослых, ешь, а то остынет» (Елена Горшкова. Цикл «Опыты автобиографии», стихотворение «вспомнить бы имена выдуманных существ..»21),«Я сморкаюсь и плачу в своем углу – у меня аллергия на папу» (Анна Русс «Папа ночью унес моего кота – у него аллергия на кошек…»22), и др.
 
Фигура ребёнка (внутреннего «я»), как правило, оказывается фигурой жертвы, обреченной на вынужденное взросление и умирание, хотя констатация этого трагического по сути своей факта порою может сопровождаться специфическим «черным юмором» в стиле детских же «садистских стишков»:
 
«Скоро всё изменится», – дрожью по губам.
Маленькая девочка. Чёлочка и бант.
Маленькая дурочка, блёклая сопля.
Скоро всё изменится: мыло и петля.
(Вячеслав Шевченко «Маленькая девочка»23).
 
Осознается и реальная невозможность возврата к подлинному детству:
 
Когда-то неуёмные качели
Остановили мёртвые метели:
Стальной скелет, невыносимо стылый
Пугает неподвижностью могилы.
 
Снежинок стаей разлетелись дети
По закоулкам ледяной планеты:
Качели, двор, деревья, тишь загробная –
Отсюда улетели им подобные.
(Сергей Елтышев «Качели»24)
 
Таким образом, попытка обретения целостности «я» героя путем инфантилизации оказывается заведомо обреченной и только усиливает трагизм мировосприятия в поэтическом творчестве нового поколения. Остается надеяться, что в ближайшем будущем ему удастся отыскать иной, более перспективный путь преодоления кризиса. Поиск способов создания и защиты личностного внутреннего пространства от агрессивных внешних воздействий чрезвычайно актуален для современной действительности в целом. Однако представляется, что для лирики как литературного рода, базирующегося на словесном отображении внутреннего мира личности, от этого поиска зависит вопрос о возможностях и формах её дальнейшего существования.
 
_______
1. Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 11-13-59001а/У
2. Листочки из бабьего лета. Сборник стихов студентов филологического факультета. – Пермь: Пермский государственный университет, филологический факультет (Самиздат), 1999. – с. 3
3. Там же, с. 6
4. Там же, с. 6
5. «За хрусталем души…»: Сборник стихов студентов филологического факультета. – Пермь: Пермский государственный университет, филологический факультет (Самиздат), 2000. – с. 14
6. Там же, с.16-17
7. Листочки из бабьего лета. Сборник стихов студентов филологического факультета. – Пермь: Пермский государственный университет, филологический факультет (Самиздат), 1999. – с.5
8. Ранее не публиковавшиеся материалы.
9. Ранее не публиковавшиеся материалы.
10. Ранее не публиковавшиеся материалы.
11. Шеманов А.Ю. Самоидентификация человека и культура: Монография. – М.: Академический Проект, 2007. – (Технологии культуры). – С. 25 – 26
12. Арсеньев П. Поэзия прямого действия. – http://polutona.ru/?show=0224090921
13. Арсеньев П. Ready-written. – http://polutona.ru/?show=0224091730
14. Барботина Т. Усатый храм. – http://www.litkarta.ru/studio/participants/barbotina/
15. Ранее не публиковавшиеся материалы.
16. Афонин А. Люстры и новостройки. Стихотворения. – http://www.promegalit.ru/publics.php?id=2031
17. Комадей Р. Стихи. // Урал, 2007. – №9. – http://magazines.russ.ru/ural/2007/9/ko7.html
19. Ранее не публиковавшиеся материалы.
20. Афонин А. Люстры и новостройки. Стихотворения. – http://www.promegalit.ru/publics.php?id=2031
21. Горшкова Е. Стихи. // Новый мир, 2012. – №5. – http://www.promegalit.ru/publics.php?id=3096
23. Ранее не публиковавшиеся материалы.
24. Ранее не публиковавшиеся материалы.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)