Главная > Выпуск № 22 > «Учебник по истории должен быть один, и только один»

 Павел Корчагин:
 
«Учебник по истории должен быть один, и только один»
 
 
Объясняю почему. Не потому, что я против толерантности, широты взглядов и проч., проч., проч.
Я лучше многих знаю, что на одну и ту же историческую проблему у двух историков обязательно будет три точки зрения. Поэтому я (в прошлом учитель) предпочитаю смотреть на проблему с позиции ученика и его родителей. Ребенку в 11-м классе нужно историю «сдать» и получить за эту сдачу объективную оценку. А наши исторические заморочки никому, кроме нас, не интересны. Я (учитель) должен мотивированно объяснить ребенку и родителю, что оценка (допустим, «три») поставлена потому, что дитятя знал-понимал только вот это, а вот этого не знал и не понимал (конкретно: смотрите страницу такую-то стандартного учебника).
 
С позиций какого учебника вы прикажете мне (учителю) оценивать ответ ученика, который скажет, что Александр Невский был великий русский полководец, отстоявший западные рубежи нашей родины? Я предвижу, что будет ещё другой учебник, в котором будет написано, что князь Александр пошёл на сговор с Ордой, и вместо того, чтобы доблестно погибнуть, подавлял антиордынские восстания. И тот и другой учебник не врёт, но... Александр Невский весьма сложная, неоднозначная историческая фигура – но почему дети должны страдать от того, что историки не могут договориться?
 
Вместо того чтобы бессмысленно и беспощадно объявлять год истории (как это было совсем недавно), лучше было бы объявить конкретно год учебника истории, инициализировать научную (прошу прощения, не общественную, а только и исключительно научную) дискуссию по поводу принципов написания такого учебника. Поверьте, за год-два историки бы договорились обо всём, выработали бы приемлемый для всех вариант, обсудили, внесли правки-дополнения, решили бы эту поставленную перед ними научную задачу.
Вплоть до того, что на страницах исторических журналов публиковали бы варианты отдельных параграфов будущего учебника для общего (профессионального, не общественного) обсуждения. И в учебник попадал бы вариант, который вызывает наименьшее количество нареканий.
 
Учебник должен представлять собой не прорыв в исторической науке, а этакий консенсус, пусть усреднённый, пусть в меру патриотический, в меру идеологизированный сборник исторических сведений, сведённых в какую-то систему. Не знаю пока в какую (это дело обсуждения), но систему, которую бы дети могли бы освоить.
 
Какими будут эта система, мера патриотичности и заидеологизированности этого учебника, учёные историки должны определить сами. При всём моём уважении к общественности, её вмешательство на этапе разработки учебника недопустимо. Кому не нравится такой подход, пусть идёт обсуждать будущий учебник химии или физики, может быть, он в этих науках понимает лучше химиков и физиков... То же самое, что я сказал об общественности, относится и к правительству. Президент и премьер чудесные люди, мудрые администраторы, но не историки. Не надо их вмешивать в дела специалистов. Их дело сформулировать «социальный заказ», и только...
 
А ребёнок должен изучать конечное (!) число непротиворечивых фактов, положений и оценок, достаточное для того, чтобы считать выпускника школы культурным человеком. Американские дети знают поименно всех своих президентов, вот и славно... Наши дети не хуже и не лучше.
 
Если кого-то из детишек интересует что-то большее, в школе должны быть налажены:
1) специализация (углублённое изучение) в старших классах;
2) система дополнительного образования (лучше бесплатного).
 
Кого «укусил» историк, кому суждено стать таким полудурком и бессребреником пусть уж будет. Но требовать от нормального ребёнка, который хочет стать пожарным или космонавтом, чтобы он знал три разных научных взгляда на опричнину, – это перебор.
 
Так что учебник должен быть один, единый, стандартный, не перегруженный, но уж его ученик должен знать от корки до корки. Чтобы не было случаев типа того как девушка, выходя с просмотра фильма «Адмирал», прочувствовано сказала: «А я уже в середине фильма догадалась, что Колчак погибнет»...
 
Повторюсь, учебник должен быть стандартным.
 
Нестандартным должен быть учитель, который даже из плохонького учебника сможет извлечь всё, что нужно. «Заразить» ученика, направить, образовать его по образу и подобию... Эта проблема ныне является самой важной.
 
Не учебник, а учитель должен быть в центре внимания общества и государства. Но это уже другой разговор.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)