Главная > Выпуск № 23 > «SCIENCE ONLINE» vs Science in life

Колонка редактора
 
Галина Ребель
 
«SCIENCE ONLINE»
 
vs Science in life
 
 
24 – 31 мая 2013 г. на о. Сицилия под эгидой «eLIBRARY.RU» прошла конференция «SCIENCE ONLINE: электронные информационные ресурсы для науки и образования».
 
В широком смысле слова конференция была посвящена проблеме организации прозрачной, открытой, общедоступной научной среды, с целью вовлечения в нее всех субъектов научного постижения мира во всех областях знаний, включая вузовских преподавателей и студентов.
 
Соответственно участниками конференции были организаторы, лидеры этого процесса в России – представители крупнейших электронных ресурсов и информационных платформ:
«eLIBRARY.RU», «Thomson Reuters» (платформа «Web of Knowledge»), «Elsevier» (платформа «Science Direct»), Национальный электронно-информационный консорциум НЭИКОН, а также – руководители научно-информационных, библиотечно-издательских подразделений и научных журналов университетов России.
 
Поводом и стимулом состоявшегося разговора стал проект распоряжения Правительства Российской Федерации от 27.02.2013 г. 
об утверждении «комплекса мероприятий, направленных на увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных “Сеть науки” (“Web of science”), до 2,44%».
 
Немаловажно в контексте наших размышлений подчеркнуть, что речь идет действительно про комплекс мероприятий – а не про задание с места в карьер и в кратчайшие сроки догнать и обогнать.
В частности, предполагается:
– разработка методических рекомендаций по учету показателей публикационной активности, критериям и порядку оценки результативности деятельности научных и научно-педагогических работников;
– разработка методических рекомендаций по подготовке и публикации результатов научной деятельности в высокорейтинговых международных научных журналах – как для научных изданий, так и для отдельных авторов;
– внесение изменений, включающих показатели публикационной активности, в перечни требований, предъявляемых к квалификации научных и научно-педагогических кадров;
– обеспечение лицензионного доступа на основе подписки ведущих российских научных организаций и вузов к полнотекстовым международным базам данных по научным статьям и международным информационно-аналитическим системам «Web of Science» и «Scopus»;
– поддержка создания в регионах страны на базе вузов и научных организаций сети Центров повышения квалификации научных и научно-педагогических работников по развитию компетенций работы с информационными ресурсами в международных информационно-аналитических базах данных «Web of Science» и «Scopus».
И т. д.
 
На конференции и шел разговор о том, как и с помощью каких ресурсов можно достичь существенного увеличения представительства российской науки в высокорейтинговом международном научном пространстве.
 
На сайте eLIBRARY.RU опубликованы тезисы выступлений и презентации.
 
Желающие могут все это тщательно изучить. Я же остановлюсь только на отдельных моментах, которые мне представляются практически значимыми для понимания ситуации и журнального и личного самоопределения в ней.
 
В презентации И.К. Разумовой1  (НИЭКОН) наглядно показано, с какой скоростью растет электронная научная продукция относительно бумажной и каковы перспективы этого соревнования:
 
 
 
Уже сегодня
ДОЛЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ПОДПИСКИ В ОБЩИХ ДОХОДАХ ОТ ПОДПИСКИ
5 КРУПНЕЙШИХ ИГРОКОВ (ИЗДАТЕЛЬСТВ)
НА РЫНКЕ МЕДИЙНОЙ ПРОДУКЦИИ СОСТАВЛЯЕТ 80-90 ПРОЦЕНТОВ.
 
Та же тенденция наблюдается и в России:
 
 
 
Бурное развитие электронных ресурсов делает компании-поставщики соответствующих услуг эффективным сегментом глобального рынка. Например, размещение 600-страничного журнала (имеется в виду, насколько я поняла, годовой объем) на платформе «Science Direct» («Elsevier») стоит 24 тысячи евро.
 
Вот фрагмент информации2  об услугах, предоставляемых компанией «Elsevier» научным журналам:
 
 
 
 
При этом компании проводят тренинги по приобщению к глобальным системам реферативных данных и использованию наукометрии в оценке работы коллективов и отдельных ученых.
 
Об этом рассказывали на конференции представители «Thomson Reuters» П.Е.Касьянов и С.В. Парамонов, обучающие презентации можно посмотреть на сайте http://wokinfo.com/russian/.
 
Подробные практические рекомендации по приведению научного журнала в соответствие требованиям «Scopus» были представлены в презентации эксперта «Scopus», директора Учебно-консультационного центра НП НЭИКОН О.В. Кирилловой3. Во втором своем докладе Ольга Владимировна дополнила эти рекомендации адресными советами редакторам и потенциальным авторам. Некоторые из них приведу ниже. Здесь же замечу, что «Scopus», в отличие от «Web of Science», отражает состояние дел преимущественно в области естественных и точных наук (83%), незначительную долю составляет информация по социальным наукам (17%), что касается изданий по гуманитарным дисциплинам, то они в «Scopus» не представлены*. Однако принципиальные подходы к журнальной деятельности и отбору публикаций в этих базах данных идентичны.
 
В презентации О.В. Москалевой «Наукометрия и жизнь»4   (Санкт-Петербургский государственный университет) предъявлена технология ранжирования научной и публикационной активности коллективов и отдельных ученых, при этом отмечено то немаловажное обстоятельство, что существующие варианты наукометрии, при всей своей распространенности в мире и технологичности, остаются весьма несовершенными, за что и подвергаются серьезной критике со стороны научного сообщества.
 
Можно, пожалуй, определить три основных тренда состоявшегося разговора:
1) предложения от поставщиков информационных услуг в области науки;
2) анализ состояния дел в глобальной научной сети и в ее российском сегменте, а также методические рекомендации специалистов-аналитиков и экспертов по организации деятельности научных подразделений в соответствии с утвержденными в мировой практике требованиями;
3) предъявление полученных результатов практиками, участниками процесса.
 
Я была приглашена в числе последних, как редактор журнала «Филолог», – хотя, признаюсь, поначалу у меня было ощущение «неформатности» «Филолога» в этом контексте, я даже сомневалась, стоит ли мне выступать.
 
Однако в конечном счете участие в конференции «SCIENCE ONLINE» позволило более точно сориентироваться в современном научном пространстве, получить подтверждение правильности выбранной «Филологом» стратегии и увидеть направления совершенствования проекта.
 
В презентациях компании «Thomson Reuters» дважды демонстрировался замечательный рекламный ролик5, показывающий обеспеченный глобальными информационными технологиями путь от научного открытия до таблетки, которая спасает человеческую жизнь.
 
Когда речь идет о гуманитарном знании, все, конечно, выглядит гораздо скромнее – и, тем не менее, смею думать, что «Филолог» в определенном смысле выступает одновременно и инструментом познания, и учебной площадкой для практической апробации научных стратегий, и – своего рода «таблеткой», которую в качестве методических разработок и рекомендаций мы предлагаем учащимся и учителям.
 
«Филолог» – это наука о тексте, развернутая в сторону живого функционирования текста и адресованная широкому кругу читателей. В основе материалов ученых, принимающих участие в проекте, лежат серьезные штудии, результаты которых в доступной для понимания и по возможности увлекательной форме излагаются на страницах журнала. Как один из авторов таких публикаций хочу подчеркнуть: это не просто популярный пересказ – это всегда новый поворот темы, углубление ее, уточнение и развитие изначальных идей.
Склонные к аналитике и письменному самовыражению студенты и аспиранты имеют возможность попробовать себя в жанрах научного, культурологического, публицистического высказывания и в процессе подготовки материалов к публикации получают необходимые уроки научной и языковой грамотности, стилистической культуры.
 
Журнал читается очень активно, и динамика изменения количественных и содержательных запросов по месяцам и по материалам свидетельствует о том, что «Филолог» реально участвует в процессе обучения. Вот, например, показатели двух месяцев последнего учебного года:
 
     
 
Казалось бы – причем тут «Scopus»?
«Scopus» измеряет и фиксирует результаты высших научных достижений. «Филолог» и подобные ему издания, образно говоря, возделывают почву, чтобы она лучше, эффективнее плодоносила, в том числе и по меркам «Scopus» и «Web of Science».
 
«Филолог» состоит в «eLIBRARY.RU», входит в систему РИНЦ, соответственно статьи наших авторов тоже включены в эту систему. Хотя тут обнаружился неучтенный нами изначально момент: наличие в журнале (и в авторском списке) материалов не только собственно научного, но и публицистического, общекультурного характера, увеличивает общее количество публикаций, но неизбежно снижает возможности потенциального научного цитирования, а соответственно, и такие показатели, как импакт-фактор. По-видимому, имеет смысл остановиться на варианте выборочного размещения материалов в РИНЦ.
 
Вхождение в международные рейтинговые системы по целому ряду содержательных, организационно-технических и финансовых препятствий-причин сегодня для «Филолога» задача непосильная.
 
Однако это обстоятельство ничуть не препятствуют тому, чтобы прислушиваться и примериваться к рекомендациям по совершенствованию издательской практики. О.В.Кириллова, в частности, настойчиво обращала внимание редакторов на необходимость иметь сайт журнала на английском языке и давать качественный перевод всей необходимой информации, в первую очередь аннотаций. (Очевидно, что это вопрос не столько организационный, сколько финансовый.) По словам Кирилловой, в международной практике предпочтение отдается аннотации-пересказу, а не описанию; цитирование старых источников нежелательно (для гуманитариев это вряд ли выполнимое требование); отсутствие цитирования лишает статью научного статуса – во всяком случае, серьезно его подрывает. Для изданий, претендующих на присутствие в «Web of Science» и «Scopus», обязательно включение в состав редакции представителей других стран, а также регулярное предъявление материалов, выполненных в режиме международного соавторства.
 
В связи с последней рекомендацией следует заметить, что международное сотрудничество в деле научных разысканий, безусловно, чрезвычайно полезно и абсолютно необходимо, но ситуация разнится в разных специальностях: одно дело – универсальные медицина или физика и совершенно другое дело – все та же русская литература, ведущие мировые специалисты по которой находятся все-таки не «там», а «здесь».
 
Есть и другая сторона этой проблемы – почти анекдотическая. Едва ли не все авторы «Филолога», включая студентов, опубликовавших коротенькую заметку или первое в своей жизни эссе, получили приглашение напечатать монографии (!) в некоем немецком издательстве (не называю, п.ч. не хочу даже отрицательную рекламу делать). Зарубежная публикация у нас, как известно, считается более престижной, чем отечественная, и потенциальным авторам монографий, казалось бы, следовало ухватиться за такую возможность. Однако очевидный непрофессионализм и неразборчивость приглашающей стороны, готовой издать все что угодно, отсутствие у этого якобы академического издательства научных редакторов, отсутствие обязательной рассылки в соответствующие библиотечные центры и само издание пробным тиражом в один экземпляр делает публикацию в данном случае совершенно бессмысленной с научной точки зрения, пригодной разве только для утешения авторского самолюбия и – для отчета...
 
Своего рода общественным контролем над научной продукцией оказывается опять-таки глобальная сеть, которая, с одной стороны, рано или поздно фиксирует фейковые явления, а с другой – выступает посредником между автором и потенциальным читателем: даже малотиражное региональное издание с помощью интернета может быть введено в широкий научный оборот. Это уже делает «Университетская библиотека ONLINE», такой же проект запускает «eLIBRARY.RU» – см. презентацию В.А.Глухова6.
 
Еще один очень важный и интересный момент конференции. Одним из самых частотных слов на ней было слово «библиотека», но речь шла не о традиционном книжном хранилище, читальные залы которого сегодня нередко пустуют в бесплодном ожидании посетителей, ушедших в интернет, – речь шла о мощном технологическом инструменте, активном помощнике ученого и учащегося, посреднике в производстве, обработке, систематизации и доставке информации до потребителя в удобном для него формате.
 
Вот как обозначены эти принципиально новые библиотечные функции в презентации директора научной библиотеки СПбГУ М.Э.Карповой7:
 
 
 
Современная университетская библиотека участвует в создании репозиториев, архивов информации о научной деятельности университета и его сотрудников, активно способствует изданию  университетских научных журналов (!).
 
Один из слайдов презентации Е.Н.Полниковой наглядно демонстрирует, как внятно и точно подается информация, как корректно библиотека ведет своего пользователя по тем ресурсам, которые ему необходимо освоить для полноценного участия в современном научном процессе:
 
 
 
Очень эффективно, судя по выступлениям и представленным материалам, работают в означенном направлении соответствующие организационные, научно-технические, издательские службы нашего ближайшего из числа участников конференции соседа – Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина.
 
Подытожим впечатления, с учетом той сферы деятельности, которой принадлежит автор этих заметок.
 
Современный мир един и должен быть максимально прозрачен, открыт, в том числе и в первую очередь во всем, что касается научной информации и информации о науке.
 
Открытость информации – мощнейший стимул развития. «Web of Science» и «Scopus» – это вершинные точки-ориентиры процесса, который должен происходить повсеместно, на всех уровнях грандиозной научно-образовательной пирамиды, основанием которой является сеть научно-образовательных учреждений.
 
Деятельность современного вуза и современного ученого должна быть предъявлена публично и оценена с позиций объема, содержания и качества того научного (научно-методического) продукта, который он (вуз и / или ученый) производит.
Для этого сегодня есть все технологические возможности в любой точке мира – дело за руководителями, организаторами: их стратегическим мышлением, организационной волей и готовностью к точной, непредвзятой оценке наличных данных и выработке стратегий развития.
 
Возвращаясь к проекту правительства РФ, подчеркнем, что достижение поставленной в нем задачи увеличения объема научных публикаций, имеющих официальное международное признание, станет не просто очередным пунктом отчета, а реальным результатом и стимулом дальнейшего развития только тогда, когда на всех уровнях научно-образовательной пирамиды будут работать равно прозрачные, внятные, разумные критерии и показатели, когда эта пирамида в российском своем варианте перестанет быть архаичной каменной глыбой, мумифицирующей все, что в нее попадает, когда живое органическое движение продуктивных идей и продуцирующих эти идеи субъектов будет активно и деятельно поощряться, – в общем, когда сдвинется с места процесс той самой модернизации, которая, так и не начавшись по существу, выпала из сегодняшнего контекста даже в качестве лексемы.
 
Прежде чем замахиваться на освоение космоса, нужно обустроить стартовую площадку на земле – об этом и идет речь в проекте постановления правительства.
 
Говоря об индексе международного цитирования, невозможно не задаваться вопросами о том, как сегодня, сейчас индексируется учебная и научная жизнь на конкретной кафедре, конкретном факультете, в конкретном вузе.
И вот тут мы нередко попадаем в область абсолютной невнятицы, а в худшем случае – в область произвола и имитаций.
 
Какой смысл рассуждать о публикационной активности, уровне публикаций, научной продуктивности, о необходимости повышения всех этих показателей – в то время как реальная оценка деятельности преподавателя и его профессиональная судьба зависят вовсе не от этого, а от того, какая картина мира сложилась в голове начальника и какое место в этой картине он отвел себе и своим подчиненным.
Высокие технологии несовместимы с агрессивной архаикой, и даже единичный личный прорыв в «Scopus» ничего не изменит, если не изменятся принципы организации системы.
 
В одной из аналитических статей, посвященных проблемам высшего образования, читаем:
 
«В российской вузовской системе никто не запрещает преподавателю хорошо преподавать, а студенту — хорошо учиться и действительно знать предмет. Беда в том, что хорошее преподавание и учеба никак не стимулируются институтами, которые формируются в процессе создания сговора. В современном российском вузе никаких стимулов хорошо преподавать и хорошо учиться нет»8.
 
Однако даже этот печальный диагноз чересчур оптимистичен.
 
Во-первых, так происходит далеко не только в тех вузах, которые возникли в последние два десятилетия (а именно они стали объектом соответствующего исследования).
 
Во-вторых, «академический сговор», как обозначает ситуацию автор, имеет еще более разнообразный и злокачественный характер, чем предъявленная в статье модель, которую можно описать с помощью слегка переиначенной советской формулы: одни делают вид, что учат, другие – что учатся.
 
В-третьих, нет не только стимулов хорошо преподавать – нередко нет и возможности. Да, прямо никто не запрещает это делать – есть иные способы: например, распределение учебной нагрузки, организация все той же научной работы. Манипуляции этими совершенно легитимными инструментами вполне достаточно, чтобы, независимо от каких бы то ни было индексов и просто здравого смысла, поощрять одних, уничтожать других и обессмысливать всю систему в целом.
Взращенные на такой почве питомцы становятся уже не сознательными участниками сговора, которых теоретически можно «пересговорить», а вполне простодушными субъектами и энтузиастами процесса деградации образования.
 
Страсти по плагиату, скандалы, сопровождающие проведение ЕГЭ, – это выбросы на общественную поверхность самых очевидных, самых зловонных продуктов жизнедеятельности дефектной, озабоченной исключительно самовоспроизводством системы.
 
________
 
На конференции «SCIENCE ONLINE» шел разговор о технологиях, которые способны не только науку, но и систему образования вывести на свет, сделать прозрачной, открытой, подконтрольной квалифицированному профессиональному сообществу и – жизнеспособной.
 
Однако для этого одних технологий недостаточно.
 
 
__________
1. Разумова И. Глобальный мир электронных ресурсов. Издатели и библиотеки. Тренды и явления последних лет http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/RAZUMOVA_2.pdf
2. Якшонок Г. Повышение качества и рейтинга российских журналов через размещение на платформе ScienceDirect / http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/Yakshonak.pdf
3. Кириллова О.В. Критерии отбора в базу данных SCOPUS и рекомендации по повышению качества научных журналов / http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/Kirillova_2.pdf
4. Москалева О.В. Наукометрия и жизнь / http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/conf_2013_1_program.asp
6. Глухов В.А. О проекте НЭБ по включению в состав РИНЦ непериодических изданий / http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/Glukhov.pdf
7. Карпова М.Э. Новые горизонты работы библиотеки с электронными ресурсами / http://elibrary.ru/projects/conference/italy2013/presentations/karpova.pdf
8. Титаев К. Академический сговор / Отечественные записки. 2012. №2 / http://www.strana-oz.ru/2012/2/akademicheskiy-sgovor
* Это было не совсем точно мною воспризведено и не вполне соответствовало ситуации на момент выхода статьи; в настоящий момент в SCOPUS и WOS представлены  научные журналы "Русская литература", "Вопросы литературы", "НЛО".
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)