Главная > Выпуск № 24 > Гипербола в живой разговорной речи: Постановка проблемы

Людмила Грузберг
 
Гипербола
в живой разговорной речи:
Постановка проблемы
 
Основная задача этой статьи – поиск ответа на вопрос, существует ли, живет ли гипербола в обычной, не художественной, разговорной речи.
 
По данным различных источников, гипербола — это «стилистическая фигура явного и намеренного преувеличения, с целью усиления выразительности и подчёркивания сказанной мысли» (Википедия); это «приём выразительности: намеренное чрезмерное преувеличение свойств предмета речи <…> с целью произвести сильное эмоциональное впечатление» (http://rithelp.ru/2010/10/giperbola/); это «преувеличение ради особых, художественных целей. Поэт прибегает к нему тогда, когда нужно произвести особенно сильное впечатление на слушателя или читателя» (http://literatura5.narod.ru/giperbola.html); это «важное средство создания худож. образа» (Краткая литературная энциклопедия. – М.: «СЭ», 1964. Т. 2. С. 185). (Курсив наш – Л.Г.).
 
Заметим, что в исследованиях по теории гиперболы, за исключением справочных изданий, гипербола и литота рассматриваются обычно без разграничения их. Л.П.Крысин, например, пишет: «Преуменьшение предмета – это не что иное, как преувеличенное представление малых размеров предмета»1. В диссертационном исследовании И.С. Курахтановой читаем: «преувеличение большой и преуменьшение малой мер признака рассматриваются как частные полярные случаи единого явления гиперболизации, поскольку они имеют сходную логическую схему и единый психологический механизм»2.
В своей статье мы придерживаемся того же правила.
 
Из приведенных выше и множества других дефиниций явствует, что сфера бытования гиперболы – это художественный текст. Более того, не будет преувеличением утверждение, что без гиперболических выражений не обходится ни одно художественное произведение. В любой статье, посвященной гиперболе, приводятся примеры из литературных произведений всех времен и народов, направлений и жанров.
Вот некоторые из них:
 
Прелестный шпиц, не более наперстка (А.Грибоедов); Шаровары шириной в Черное море; Талии никак не толще бутылочной шейки; Эскадроны мух; Рот величиной в арку Главного штаба (Н.Гоголь); Пылало так, как солнце, и ярче солнца [сердце Данко] (М.Горький); Мело, мело по всей земле, Во все пределы (Б.Пастернак); В сто сорок солнц закат пылал (В.Маяковский); Кулаки в целую вагонетку; Прочная, как наковальня, грудь (Ф.Гладков); Он разыскивал штаны небывалой ширины (С.Михалков); Во сне дворник сделался тяжелым, как комод (И. Ильф, Е. Петров); Синяя крона, малиновый ствол; / Вот и январь накатил, налетел, / Бешеный, как электричка; / И утонченные, как соловьи, / Гордые, как гренадеры, что же надежные руки свои / Прячут твои кавалеры? (Б.Окуджава).
 
Более того, всемирно известные «Гаргантюа и Пантагрюэль» или «Путешествие Гулливера», например, целиком основаны на идее гиперболы.
 
Гипербола – одно из основных изобразительных и выразительных средств в былинном творчестве и фольклоре в целом. Не имея возможности, точнее, не ставя перед собой цели развернутого исследования этого аспекта интересующей нас темы, напомним только о Робине-Бобине, который скушал башню, скушал дом, и кузницу с кузнецом, и много чего еще, или о Дуне-тонкопряхе, которая пряла потолще полена, потоньше оглобли, а также о подвигах Геракла или Ильи Муромца.
 
В последнее время гипербола /литота активно используется в языке рекламы. Показательно, что на запрос в Google «Гипербола в рекламе» мы получили 207 000 результатов. И – повторимся – не проводя специального исследования темы гиперболы в этом аспекте, приведем несколько примеров, позволяющих заметить специфику рекламной гиперболы:
 
Жевательная резинка «Стиморол». Вкус на грани возможного;
Кроссовки Adidas. Контроль над стихией;
Майонез «Оливьез». Король салатов!;
Обладающий выразительным стилем и всеобъемлющим комфортом Tiggo всегда и везде вызывает внимание. Tiggo — это взрыв безудержной страсти и силы! Созданный при участии ведущих инженерных и дизайнерских фирм мирового уровня, Chery Tiggo обладает мощной силой, с которой нельзя не считаться. Можно ли подчинить себе пространство? Попробуйте Tiggo и узнаете! (Ю.С. Бернадская. Текст в рекламе, 2008 –/reklama-100/tropyi.html);
«Больше, чем вкус, больше чем радость, больше, чем йогурт» (www.rutvet.ru/in-chto-takoe-literaturnaya-giperbola-269.htm). И т.п.
 
Казалось бы, сфера бытования гиперболы очерчена четко. Однако в целом ряде источников утверждается, что гипербола широко представлена и в обыденной разговорной речи. Так, например, статья Л.П. Крысина «Гипербола в русской разговорной речи» начинается фразой: «Задача настоящей работы заключается в том, чтобы на материале современной русской разговорной речи показать явление гиперболы как в высшей степени характерное для непринужденного неподготовленного устного общения»3. В статье приводится богатейший (это не гипербола!) материал, почерпнутый из справочных изданий, лингвистических исследований, непосредственно из устной разговорной речи. Приведем только малую часть единиц из обширного списка гиперболических выражений, используемых в разговорной речи и приводимых в работе Л.П. Крысина:
 
Я тебе этих яблок привезу вагон; Народу – черно; Разрушений - не сосчитать; Специалистов - раз, два и обчелся; Работы - только поворачивайся; Земляники там - горстями греби; Фруктов – завались; Сто раз повторять тебе надо!; Такой ветер был, просто с ног валил!; До того он стал худой, прямо скелет!; У них клубника - с кулак; Я в этом ни аза не смыслю; Да он до трех сосчитать не может!; Я мигом сбегаю; В лепешку расшибусь, а достану; Да я тебе этих камешков тонну привезу; Марина вечно опаздывает; Там очередина - тыща человек!; Он ничего не читает; Все говорят, что он женился; И почему это всякий считает своим долгом делать мне замечания!; Картошка совсем сырая; Да это и стоит-то буквально копейки; Вечно ты со своими советами лезешь!; Ребятишки все тротуары мелом исписали!; У них там сплошные идиоты, не с кем слова сказать!; Я просто в шоке от твоего рассказа!; Подарков – не унести; – и мн. др.
 
Итак, перед нами целый ряд гиперболических выражений, зафиксированных как в художественных текстах, так и в устной разговорной речи. Прежде чем приступить к обсуждению вопроса, свойственна ли гипербола обыденной разговорной речи, считаем необходимым обратиться к проблеме сущности гиперболизации (а значит, и сущности самого феномена гиперболы).
 
Общепризнано, что гипербола – это преувеличение. Однако современные исследования позволили выявить отличие гиперболы от преувеличения «как в плане целеустановки, так и в плане функционирования. Гипербола – намеренное, открытое преувеличение, которое не ставит своей целью убедить слушателя в достоверности информации, в то время как обычное преувеличение преследует именно эту цель. Обычное преувеличение не несет дополнительной эстетической нагрузки, тогда как гипербола выполняет разнообразные эстетико-стилистические функции»4.
 
Говоря о гиперболическом преувеличении, исследователи задаются вопросом о границах, отделяющих гиперболу от лексических средств интенсификации меры признака. Так, в упомянутой работе И.С. Курахтановой, например, указывается, что нижним пределом гиперболы следует считать «скачок в оценке меры признака, знаменующий коренное изменение качественной определенности объекта и обеспечивающий тем самым нереальность высказывания» (выделено нами – Л.Г.). Верхняя же граница подвижна и зависит от функции, выполняемой гиперболой.
 
Итак, гипербола начинается тогда, когда произошло коренное изменение качественной определенности объекта, обеспечившее нереальность высказывания.
 
С философской точки зрения, в процессе гиперболизации переосмысляется взаимосвязь таких философских категорий, как количество–мера–качество.
 
Сегодня гипербола рассматривается как многоплановый и полифункциональный стилистический прием, предполагающий учет философских, логических, психологических, эстетических, лингвистических и др. факторов при его осмыслении, что позволяет выявить механизм контрастного сопоставления, определяющий характер соотношения компонентов гиперболы и включающий в себя две операции: аналогию по признаку и противопоставление по количественной характеристике.
 
Эта двуплановость обусловливает образный характер гиперболы, который качественно отличается от образности других стилистических приемов: в случае гиперболизации сопоставляются лишь количественные характеристики какого-либо признака. Кроме того, в основе образа метафоры, сравнения и др. лежит копирование структуры реальных взаимоотношений явлений действительности, в то время как в основе гиперболического образа лежит нарушение этой структуры, подмена ее другой.
 
Таким образом, гипербола – не только средство фиксации мысли, но и отражение особой формы творческого мышления, заключающейся в способности человеческой мысли отойти от реальности.
 
С точки зрения семиотической организации, гипербола очень сложный знак. Хотя она обладает целостностью и полнотой, ее невозможно отнести к какому-либо одному разряду знаков (слово, предложение, текст), поскольку она сочетает в себе черты знаков всех этих типов.
 
Сказанное позволяет принять следующее определение гиперболы:
это лингвостилистический прием намеренного, образного преувеличения (преуменьшения), основанный на контрастном сопоставлении реальной и нереально утрированной характеристик меры признака (предмета, явления или действия) и служащий для интенсификации меры этого признака и для передачи индивидуального эмоционального и эстетического восприятия его5.
 
Прежде чем ответить на вопрос о специфике гиперболы в разговорной речи, дополним приведенный выше список Л.П.Крысина выражениями, зафиксированными в живой речи жителей Пермского региона (как городской, так и диалектной):
 
Ты с ума сошла – столько подарков нам навезла!; Чё йно ты в грезе-то живёшь?! Антиресно жить-то в грезе-то?!; Жабрейка [сорная трава] выросла, дак спасу нет! Всё затянуло; Вон в том доме жадюга живет – зимой снегу не выпросишь; Всю уколами истыкали [в больнице]; Стала и стоит, как вкопанная; Ни на миг от ребенка не отходит; Егоза! Ни минуты на месте не посидит; Ой, всю область пешком исходила! – и т.д.
 
Даже не пристальный и не исследовательский взгляд улавливает заметную разницу между гиперболизированными выражениями в художественной, с одной стороны, и живой разговорной речи – с другой. Те преувеличения, которые встретились в обыденной речи,
а) стандартны и даже шаблонны, б) не создаются намеренно, в) не являются средствами выразительности, г) не выполняют эстетических функций и – что, по нашему мнению, исключительно важно – д) они не являются актом и /или результатом творчества6. Иначе говоря, они не соответствуют дефинициям гиперболы.
 
Что же из этого следует?
 
Одно из следствий – признать, что гипербола нехарактерна для разговорной речи, что она живет только в сфере литературно-художественного творчества.
 
Но возможны, наверное, и другие решения?..
 
И каковы терминологические следствия?
 
Подумаем вместе?
 
__________
1.  Тихомиров С.А. Гипербола в градуальном аспекте. Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. канд филол. наук / http://www.avtoref.mgou.ru/ar/ar27.pdf.
2.  И.С. Курахтанова. Языковая природа и функциональная характеристика стилистического приема гиперболы / http://www.dissercat.com/content/yazykovaya-priroda-i-funktsionalnaya-kharakteristika-stilisticheskogo-priema-giperboly-na-ma#ixzz2efIAbYFD.
3.  Крысин Л. П. Гипербола в русской разговорной речи. // Русское слово, свое и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике. – М., 2004. С. 244–261.
4.  Курахтанова И.С. Указ. соч.
5.  Там же.
6.  Отмечая эти особенности разговорной гиперболы, мы не утверждаем, что в процессе живого общения не встречаются настоящие гиперболы, яркие, выразительные, индивидуализированные, – ср., например: На улице-то сегодня какая красотища! Я на работу шла – дышать от восторга не смела. Деревья закуржавелись, стоят – глаз не оторвать. Такое ощущение, словно в сказку попала (записано в г. Березники Пермского края). Или: Корова худушшая, бока – как стропила, хребёт прямо буграми выступат (д. Акчим Пермского края). Но подобные случаи весьма редки, они несомненно являются окказиональными в стихии живой разговорной речи.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)