Главная > Выпуск № 25 > В остатке - пустота

 Пермская культурная революция: pro и contra

 

Светлана Федотова-Ивашкевич
 
В остатке – пустота
 
Svetlana Fedotov-Ivashkevich
 
There is emptiness in the remainder
 
The article contains the analysis of events and results of Perm cultural revolution.
 
 
В  Перми теперь упоминать Гельмана – моветон. Отшелестела, как говорится,  роща золотая. Все уже высказались, и не по разу. Спектр мнений:  от «боже мой, что же теперь будет, Пермь откатится обратно, в первобытнообщинный строй» до «наконец-то, заживем по-человечески!».
 
Конец «культурной столицы России» большая страна, завороженно следящая за судом над Навальным, разгромом РАН и падением ракеты «Протон-М», как-то не заметила. Да и пермяков, если честно, гораздо больше потрясла авария на Байконуре – первая ступень взорвавшейся ракеты производится в Перми и за все время пусков   не имела ни одного отказа и являлась самой надежной в мире. Теперь все изменилось, и это – трагедия. А Гельман в Перми был случайным недоразумением. Даже ландшафт с его приходом изменился на время и совсем ненадолго – пройдет пару лет и, согласно договору, исчезнут с улиц Перми все скульптуры Полисского, как будто их и не было.
 
– Почему он сюда приехал? – спрашивал меня профессор Йельского университета Дуглас  Роджерс, который сейчас пишет научную работу о «культурной революции» в Перми. 
 
Думаю, что первая причина была личная: ему надо было деться хоть куда, чтобы пережить трудный  период. Вторая – политическая. Гельман здесь появился весной 2009 года, губернатор Олег Чиркунов к этому моменту руководил краем уже лет пять. Все говорило о том, что пришел конец его власти, но случилось чудо – он смог перепрыгнуть на полном ходу с одной лошади на другую и попал в стан Суркова, известного любителя современного искусства и поклонника творчества скульптора Полисского. Именно поэтому Пермь руками Гельмана потащили за уши в стан современного искусства. Это был своего рода налог, жест лояльности высоким покровителям.
 
В то же время экономические карты региона практически все были биты: не только в том дело, что губернатор утратил влияние на промышленность региона, но в том, что столичные собственники и не думали в большинстве своем решать региональные проблемы. Их жестокие боги – оптимизация и капитализация – диктовали  свои правила поведения.
 
В общем,  реально глава региона мог руководить только инфраструктурой и культурой. Этим он и занялся.
 
Но поменялся политический ветер – и все схлопнулось, сказало «блямс» и разлетелось. Сначала «полетел» Чиркунов, потом Сурков, а за ним и Гельман. Сторонники Гельмана представили это так:  косная посконная Пермь  хочет и дальше пить водку и танцевать в кокошниках. А что еще говорить? Не упоминать же Игоря Аверкиева, одного из пермских оппонентов Гельмана. Аверкиев, к слову, творец предыдущего бренда Перми: либеральная столица России, центр гражданского общества. Именно Аверкиев последовательно дискутировал с Гельманом о формах, направлении  и методах продвижения культуры в Пермском крае. Гельман ограничился емким словом «дурак».
 
«Что может сказать лысый о творчестве Герберта фон Караяна, если в разгар спора вдруг сказать, что он лысый?» – писал Михаил Жванецкий, но Аверкиев ухмыльнулся и продолжил разговор в политкорректных терминах.
 
«Если ваша цель – поднять культуру, так это надо делать не так, надо начинать с низов, со школы, с обучения, привлекать местные силы, а вы всего-навсего пилите наш бюджет», – вот квинтэссенция полемических высказываний против культурной революции в  Перми.
 
«Вы обиженные неудачники, которым не досталось бюджетных денег из-за низкого качества  того, что вы производите», – таков ответ недовольным пермякам Гельмана и его сторонников.
 
Писатель Алексей Иванов, который также выступил против политики  Гельмана, удостоился персонального выпада:  «Да он за границей никогда не бывал, что он может понимать?»…
 
Тем не менее, культурные события в Перми были. Марат Гельман приехал в Пермь выпотрошенным, уставшим и преследующим свои внутренние цели, но связей-то и интеллекта он не потерял. В Перми появились реплики скульптур Полисского и других авторов, открылся музей современного искусства, проводились выставки контемпорари арт. Город пустился в пляс на многочисленных фестивалях, у которых было несколько общих черт: они стоили больших денег и после них ничего не оставалось. В прямом смысле: ставка была на разборные конструкции. Пофестивалили в ледяном городке – через месяц его сломали, провели фестиваль «Белые ночи» за 260 млн рублей – городок через месяц разобрали и т.д. Красиво, как иероглифы, написанные водой на камне.
 
Все пермяки за эту прелесть, да только дело в том, что пермская галерея, в которой находится одно из самых значительных собраний художественных ценностей провинциальной России, не имеет своего помещения. И Гельман тут совсем ни при чем.
 
Нерешенных острых проблем в области культуры в крае – множество.
 
«Именно потому и был призван Гельман – махать ветками, делать вид, что поезд идет», – вот так оценивают его вклад в развитие региона «циничные» наблюдатели.
 
В результате действующий губернатор Виктор Басаргин оказался с огромным количеством острых, не решенных его предшественником проблем в области культуры, а теперь еще и ославлен Гельманом как ретроград, выступающий против современного искусства.
 
Если бы дело было только в Перми и ее посконности! Для общих целей пермяки готовы быть дырой мира, заповедником  косности и даже антисемитизма. Не раз и не два в истории страны пермяки брали удар на себя – ставили детей к станкам во время войны, отдавали свои сбережения во имя победы и т.д. Для того, чтобы произвести эту самую первую ступень ракеты »Протон», люди дышат вредными испарениями, которые могут привести к раку. Работники знают об этом, но это никого не останавливает – большой стране нужны наши ракеты.
 
Но тут – другое. Современное искусство, по сути – изысканное вино, – лили народу  за шиворот, вместо того чтобы разливать в бокалы. Конечно, пермякам это не нравилось. Тем более что целью  всей этой «культурной революции» была имитация деятельности.
 
Представление закончилось, все, кто мог, уехал, бормоча в социальных сетях: «Зато нам было классно!»
 
После успешных проектов остаются дела. А тут – пустота…

 

 

 

 
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)