Главная > Выпуск № 25 > Как заставить ребенка читать, или О кровожадных гадах и коварных классиках.

 Антонина Штраус
 
Как заставить ребенка читать,
или
О кровожадных гадах и коварных классиках
  
Antonina Shtraus
 
How to make a child read
about bloodthirsty creeping things and artful classics
 
How to foster a child’s love to reading and shall it be done? This article is devoted to find the answer to the question. The author examines different practices which can arouse children’s interest to the process using the works of the childhood reading classic Korney Chukovsky.
 
 
Не могу сказать, что мое поколение – люди немного за тридцать – было таким уж читающим. Конечно, всегда есть личности, не представляющие себе жизни без книг и, надо признаться, я в полной мере принадлежу к этой категории. Тем не менее, услышав от родителей-ровесников стенания на тему «мои дети не хотят читать», я удивилась. Этот рефрен скорее принадлежал поколению наших мам и пап.
 
Как правило, эта проблема волнует именно читающих родителей. Видимо, другим просто не с чем сравнивать. И основания для тревоги имеются. Согласно международным исследованиям PISA 2009 года, обращающим внимание на «читательскую грамотность» – то есть способность использовать текст как средство приобретения новых знаний, российские школьники продемонстрировали невысокий ее уровень. Из 65 стран, принимавших участие в исследованиях, мы заняли лишь 42 место.
 
Нельзя отрицать изменившиеся культурные реалии, но и огульно чернить их также неэффективно. Да, мы привыкли к тому, что книга – своего рода способ социализации (учиться на чужих ошибках и примерах более безболезненно). Возможность привести себя в нужное настроение и состояние. Источник утешения, в конце концов. Но сегодняшние дети просто выбирают другие средства, и означает ли это, что они хуже нас. Возможно, культура станет настолько визуальной, что массовое чтение отомрет, как ушло в прошлое обязательное владение шпагой или умение танцевать мазурку. Не умеет сегодня большинство людей танцевать мазурку, и что? Никто не страдает. Может, и с чтением так же?
 
Думаю, нас, родителей, больше волнует другое. Мы теряем общий с детьми базис. Все меньше становится примеров, о которых мы можем поговорить с ними на равных, выразить свою позицию, вникнуть в нюансы проблемы. Но вот это как раз вопрос решаемый.
 
Когда моя старшая дочь пошла в школу, мы с трепетом ждали первых результатов: «ах, Дина сделала две ошибки в самостоятельной», «почему она пишет цифру 5 снизу верх?», «ура, сегодня она единственная в классе ответила на вопрос». Вопрос касался авторства «Айболита», и учительница несколько опешила, когда в ответ на «Кто написал эту сказку» услышала гробовое молчание. Потом встала моя дочь и – отчетливо выговаривая непривычное имя – ответила: «Корней Иванович Чуковский».
 
Надо признаться, в 2-3-летнем возрасте мы с упоением читали «Муху-Цокотуху», «Тараканище» и стихи про Муру. Но уже годам к шести чтение значительно уступило позиции мультикам и пронзительно-розовым девчоночьим журналам. А уж «малышовые сказки» и вовсе оказались заклеймены позором.
 
Но этим летом, будучи в гостях у бабушки, мы завернули в детскую библиотеку. В основном, чтобы набрать книжек для полуторалетней младшенькой. Моя мама не удержалась и прихватила «свою любимую книжку про Ваню Васильчикова». Вечером развернулось действо – никак иначе назвать это было просто невозможно. Бабушка с завываниями, вращая глазами и прочими частями тела, декламировала «выше-выше-выше, вот она на крыше, на седьмом этаже, прыгает, как мяч». Внучка бледнела и зарывалась в подушки. Когда дело дошло до описания битвы, Динка заревела и убежала, требуя прекратить. Мы с мамой помчались следом, то обещая, что все кончится хорошо, то продолжая читать с интонациями опереточного злодея.
 
Так продолжалось несколько вечеров, причем чтение было приравнено к активным играм. Дина кралась мимо дивана, изображая Бармалея, а Эстюша с упоением лупила тапочком по полу. Мы единодушно решили, что это Акуле-Каракуле достается «каблуком, каблуком». А я поняла одну простую истину: яркие эмоции – индульгенция для любого «взрослого» дела.
 
Уже по приезду домой мы вышли погулять на детскую площадку. И вдруг я услышала, как мой ребенок звонким голосом вопит: «А тебя, кровожадную гадину, я сейчас изрублю, как говядину!» Качели мгновенно опустели. Родители быстренько расхватали отпрысков и ретировались подальше «от этой ненормальной». «Издержки филологического воспитания», – пояснила я старушке, оставшейся рядом на лавочке по причине собственной глуховатости.
 
Известно, что когда человек испытывает сильные эмоции, он хорошо запоминает информацию, вызвавшую такой накал чувств. Так что Ване Васильчикову было обеспечено пребывание в голове ребенка. Но нам, как филологическим родителям, было мало того, что ребенок читал Чуковского. Надо было, чтобы дочь знала, что это – именно Чуковский.
 
Тут на помощь пришли мемуары. Всякие сплетни из жизни великих вообще запоминаются куда лучше, чем мудрое содержание их трудов. А уж если проблемы классиков оказываются созвучны твоим переживаниям и реалиям жизни, то, скорее всего, данные факты столь прочно засядут в голове, что выковырять их оттуда не удастся никакому инсульту.
 
Мою дочь потрясла история с Асмусами. Чуковский однажды привел Льва Кассиля на дачу к Асмусам – почтенному семейству с детьми. Взрослые занимались своими делами, дети тихо играли в уголке. Корней Иванович подошел к ребятам и сказал:
 –  Покажи, как ты умеешь кричать?
 –  А-а-а, - прошептал воспитанный мальчик из интеллигентной семьи.
 –  А я вот так - А-А-А! – завопил Чуковский.
Взрослые стоически терпели: ну как же, Корней Иванович играет с детьми. Привычное зрелище.
 –  А ты как умеешь кричать? – обратился он к другим ребятам. – А ты?
Вскоре дети позабыли о хороших манерах и орали от души. Наконец Корней Иванович сказал: а теперь все вместе: кто громче?
 –  А-А-А-А!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – завопили дети.
Чуковский встал, стряхнул несуществующую пылинку с пиджака и обратился к Кассилю: «Пойдемте из этого сумасшедшего дома»1.
 
Услышав эту историю, моя ратующая за справедливость дочь, подавилась чаем. «Мама, как он мог? Он же специально! Сам их заставил, а потом... Мама, он же про Лялечку писал, а сам!..».
Я сокрушенно поддакивала и соглашалась, что это было ужасно подло с его стороны, но, наверно, он хотел пошутить и потом загладил свою вину. Наконец ребенок успокоился, допил чай и, казалось, выбросил всю эту историю из головы.
 
Прошло несколько месяцев. Как-то раз Дина пришла домой, хвастаясь своими успехами на чтении. Мы радостно ахали: «Ты одна ответила на вопрос? Ну, молодец! Видишь, как хорошо, что мы с тобой активно читали сказки – ты смогла правильно назвать автора». – «Я не поэтому, – покачала головой дочь. – Просто вспомнила, как он детей Асмусов дразнил».
 
-----
1. Кассиль Л. Воспоминания о Корнее Чуковском. HTML-документ: http://lib.rus.ec/b/255735/read
 
 
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)