Главная > Выпуск № 25 > Как мы говорим дома? Часть вторая.

Алиса Бондаренко
Ольга Соловьёва
 
Как мы говорим дома?
Часть вторая
  
Alisa Bondarenko
Olga Solovyova
 
How do we speak at home? Part two
 
The article reflects some peculiarities of «oykolect» or «home language», a particular perm family. Specifically, the forms of language play and types of connotation are shown.
 
 
В первой части мы рассказали о некоторых особенностях «домашнего языка», или ойколекта, пермской семьи Рычаговых-Безукладниковых, а именно о том, что такое ходячая шутка и как возникает коннотация.
 
Этот материал раскроет источники появления «домашних» речевых единиц и особенности их фонетики, семантики и словообразования.
 
Как возникают «семейные» слова и выражения? В научной литературе существует несколько точек зрения на проблему источников ойколекта. Например, Л.А. Капанадзе отмечает следующие языковые источники «домашнего языка»: это диалектные, просторечные слова, старославянизмы, историзмы, профессионализмы, жаргонизмы, малоизвестные специальные слова, которые человек усваивает в разные периоды жизни. Исследователь связывает формирование ойколекта с семейными речевыми традициями и установками, прослеживает формирование «домашнего языка» начиная с детства каждого члена семьи и, более того, ставит этот фактор на первое место. Л.А.Капанадзе считает, что дар творческого переосмысления слова проявляется именно в детстве, а не приобретается в зрелости1. Таким образом, получается, что ойколект – явление, передающееся от семьи к семье в качестве культурного наследства.
 
Но нельзя забывать и о том, что для поддержания подобной языковой среды необходимо понимание между людьми, создающими семьи. Для этого вовсе не обязательно, чтобы и мать, и отец росли именно в «творческих семьях». Толчком к созданию ойколекта могут стать и внешние обстоятельства: общие сильные переживания или даже род деятельности членов семьи. Например, в анализируемом ойколекте существует слово «сачок», которое в переносном значении является в общенародном языке (и в ойколекте) просторечным и имеет неодобрительную оценочную коннотацию. Так говорят о ленивом человеке, который не выполняет свою работу («ну и сачок же ты!»). Дедушка рассказывал историю, в результате которой появилось это слово в его речи: в детстве он, вместо того чтобы выполнять порученные ему домашние дела, с сачком за бабочками бегал, и его стали звать «сачок».
 
Е.Ю. Кукушкина выделяет два основных условия возникновения ойколекта: во-первых, это взаимное доверие между участниками коммуникации; во-вторых, это общий опыт (его формирование, сопровождающееся накоплением единиц семейного языка с их нестандартными формами и неповторимо-индивидуальными значениями )2.
 
Таким образом, источником «домашнего языка» можно назвать саму жизнь. Однако не только жизнь человека в окружающем мире, но и жизнь самого окружающего мира в сознании отдельной языковой личности способна дать каждому слову (будь оно литературное или нет) новое, неповторимое значение.
 
Наименования, создаваемые в индивидуально-авторском языковом творчестве, остаются за пределами общеупотребительного словарного запаса. Именно этот процесс и происходит при формировании ойколекта.
 
Л.А. Капанадзе выделяет три основных источника номинации в ойколекте: заимствования из народных говоров, из просторечия и из других языков, которые включаются в русскую деривационную систему.
 
По В.Г. Гаку, в нашем «домашнем языке» можно различить два вида номинаций: событийные и элементные3.
 
Событийные номинации обозначают внеязыковые ситуации и имеют чаще всего форму предложения. Например, фраза «Татьяна, милая Татьяна», заимствованная из произведения А.С. Пушкина «Евгений Онегин», употребляется в качестве обращения к маме или привлечения её внимания к кому-либо из членов семьи. Или выражение «А мы тут плюшками балуемся» употребляется в виде оправдания на сделанное кем-либо какое-то замечание. Фраза «Гагарин долетался, а ты договоришься» употребляется папой, когда ему грубят. Таким образом, событийные номинации в «домашнем языке» играют важную роль: они определяют предметы и явления, с которыми практически ежедневно приходится сталкиваться членам семьи; отражают их отношение к разным событиям/ситуациям; наконец, демонстрируют творческое переосмысление общеизвестных оборотов.
 
Элементные номинации представляют собой обозначение фрагментов действительности, служащее строительным материалом для предложений в ойколекте. Это слова, словосочетания, фразеологизмы. Приведем примеры: «ботаник» – говорится про кота, который ест мамину рассаду; «ночером» – ночью; «цветуёчки» – цветочки; «тыблако» – яблоко; «клава» – клавиатура компьютера; «режницы» – ножницы; «втыкнуть» – воткнуть; «лазалки» или «ползалки» – детский спортивный комплекс и т. д.
 
В свою очередь, элементные номинации разделяются на два основных типа: вещные и признаковые.
 
Вещные номинации указывают на элементы предметного ряда. Их основная функция – называние материальных предметов окружающей действительности в семейном общении. Например: «сосисочная» – сосиска; «кладовка» – гардеробная; «кабинет» или «переговорочный пункт» – ванная комната; «липисинка» – апельсинка; «кепыч» – кетчуп и т. д. Кстати, Е.Ю. Кукушкина в связи с подобными примерами вводит в своей работе такое понятие, как «домашняя топонимика», существование которой связано с потребностью в семейном общении «коротко и однозначно называть различные объекты (внутри дома и вне его). Это прежде всего касается однотипных предметов, которые надо различать»4. К таким предметам она относит мебель, посуду, блюда и предметы, находящиеся вне дома.
 
Признаковые номинации в ойколекте обозначают свойства предметов: отвлечённые качества, состояния, процессы, выражаемые прилагательными, глаголами и наречиями. Например, «бегемотиться» – бока отлеживать; «шедеврально» – очень красиво и т. д.
 
Промежуточное положение между вещными и признаковыми номинациями в ойколекте занимают имена, обозначающие лиц по роду их занятий, родству, и опредмеченные имена процессов, в которых понятия об их признаках подводятся под категорию предметности. Например: «блохастик» – кот в момент почесывания (от слова «блоха»); «сосисочная» (от слова «сосиска»); «сачок» – ленивый человек (синтаксически обусловленное/оценочное значение).
 
Один из важных источников «домашнего языка» – воспроизведение каких-то случайно услышанных на улице слов, произнесенных жителями города, или фраз, напоминающих о каком-либо событии, известном только в пределах семьи. Этот источник можно продемонстрировать такими выражениями, как: «не ешь – невкусно» (имеется в виду переносное/антонимичное значение); «в большой семье не хлопай клювом» (в значении ”ешь быстрее, а то не достанется”) и т.п.
 
Источниками процесса формирования новых языковых единиц являются телевизионные передачи, жизненные ситуации, фразы из книг, фильмов, мультфильмов и т. д. Например: «Тяни-толкай», «Бабайка», «Масяня», «Висикет», «Штуша-кутуша» (герои разных м/ф) и т.п.
 
Представляемый ойколект испытывает и некоторое влияние иностранных языков, причем иноязычные единицы, в свою очередь, адаптируются к системе русского языка. Например, «Джаночка» – так обращается ко мне папа («джан» в переводе с тюрскских яз. означает «дорогой»).
 
Семейное общение преимущественно реализуется в устной форме, поэтому семейный словарь базируется на разговорной речи и складывается из словарей отдельных языковых личностей, составляющих семью.
 
Ойколект представляет собой систему разноуровневых языковых средств, как правило, существующих в дружных семьях со сложившимися устойчивыми традициями речевого поведения.
 
В нашем ойколекте функционируют около двадцати лексических единиц общелитературного языка, фонетически приспособленных/трансформированных для домашнего речевого обихода. Приведем несколько примеров:
 
 
Трансформированное слово Общелитературное слово Способ_трансформации
Тарубетка  Табуретка Метатеза (изменение очередности слогов или букв, их перестановка)
Мотолок Молоток Метатеза (изменение очередности слогов или букв, их перестановка)
Нка Наверняка Редукция гласных и согласных
Брда Борода Редукция гласных
Бисинка Бусинка Мена гласного У на И
Цветуёчки Цветочки Мена гласного О на звуковую группу УЁ
Липисинка Апельсинка Мена сочетаний звуков, с их перестановкой
Тыблако Яблоко Ложная этимология, спровоцированная корреляцией личных местоимений «я – ты».
Перегородю Перегорожу Просторечный вариант, в котором отсутствует чередование согласного
Чипек (от «причепиться»)  Прицеп (от глагола «прицепиться») Ч на месте Ц как явление фонетического порядка
Кепыч Кетчуп Замена несвойственных русскому языку сочетаний звуков
Чепаляха  Черепаха Замена несвойственных русскому языку сочетаний звуков
 
Считаем, что три последних примера в таблице требуют особого комментария.
 
1.Фонетический облик слова меняется в часто употребляемых словах в связи с изменением их первоначального значения. Одной из причин этого явления стало цокающее или чокающее произношение в некоторых говорах. Фонологическая система таких диалектов знает только одну аффрикату (либо дентальную [ц], либо альвеолярную [ч]). Литературный же язык имеет две противопоставленных аффрикаты. В настоящее время под влиянием литературного языка происходит все большее освоение ранее цокающими или чокающими говорами двух аффрикат, однако примеры их неразличения остаются в качестве реликтовых. Рассматриваемый нами материал дает только один случай употребления «ч» на месте «ц»: Чипек (от «причепиться») в значении “прицеп” (от «прицепиться» в значении “присоединиться”). Однако в целом слово «чипек» претерпело не только фонетическую трансформацию, но и словообразовательную.
 
2.В ходе освоения ойколектом заимствованных слов их фонетическая оболочка изменяется, что в первую очередь связано с немотивированностью иноязычной лексики, ее более легкой включаемостью в действующие фонетические закономерности. Именно действием процессов ассимиляции, диссимиляции, диерезы, эпентезы и т. д. объясняется появление таких лексем, как кепыч (кетчуп), чепаляха (черепаха) и т.д. Переогласовка исконного звучания связана, как правило, с устранением несвойственных русскому языку вокалических или консонантных сочетаний, стремлением к экономии языковых средств или, возможно, с ассоциативными явлениями.
 
В нашей картотеке «семейного языка» насчитывается восемь единиц, изменивших, по сравнению со словарным, лексическое значение. Причем в большинстве случаев такие семантические изменения, как представляется, можно отнести к явлениям народной этимологии.
 
Действие народной этимологии в живой устной речи нельзя считать умирающим, поскольку появление все новых и новых реалий, а следовательно, и их обозначений, рождает все большую словотворческую активность языка, одним из проявлений которой и является попытка «найти» мотивационное звено в наименовании неизвестного предмета.
 
Слово в ойколекте Значение в общелитературном языке Причины изменения семантики
Экзекуция Депиляция Болевые ощущения при процедуре депиляции
Ботаник Кот в момент поедания маминой рассады Специалист, занимающийся ботаникой (растениями)
Штукатурка Косметика Функциональное сходство: то и другое являются средством для замазывания, закрашивания
Глухонемой Неработающий телефон Отсутствие звучания и слышимости
Кладовка Гардеробная Переполненная разными вещами (по ассоциации с кладовкой)
Сосисочная Сосиска Обратный перенос: с метонимической смежности на прямое значение
Кабинет  Ванная комната   Ассоциация со спецификой: изолированность по функции
Закомпостировать  Законспектировать Звуковое сходство – парономазия
Алло
 Слушаю
(«Я вас алло»)
Как семантическое явление: междометие употребляется в значении глагола
 
При изменении лексического значения слова часто изменяется и его грамматическое значение. Это особенно заметно при переходе одних частей речи в другие («алло»).
 
В качестве единиц, образованных разными способами русского словообразования, в речи информантов исследуемой семьи приоритетными являются суффиксальные, а именно слова с суффиксами субъективной оценки: помадёнка, губёшки, липисинка, бисинка, бабайка, шкурка, Алисочка и др.
 
Наблюдается также частотное употребление модальных частиц -то, -ка: пойди-ка, тебя-то мне и надо, пойдем-ка… Они также помогают выявить отношение говорящего к высказанной мысли: частица -ка смягчает требование; -то является усилительной частицей. Функционирование этих частиц нельзя отнести к индивидуальным признакам семейного языка, так как это общая черта разговорной речи жителей северных территорий, испытывающих влияние северновеликорусских говоров. Но своеобразная интонация с акцентом именно на частицах, а аткже контекст позволяют внести эти элементы в список «семейных» языковых особенностей. ( Ср. Втыкни-ка в розетку; Накрасила, такая деловая, губёхи-то; Пап, ты чипек-то уже взял? Дай-ка мне пультяру).
 
Итак, в нашем ойколекте встречаются лексические единицы, полученные следующими способами деривации:
- суффиксальным: блохастик, шедеврально, бегемотиться, трындычиха, помадёнка, губёшки, липисинка, бисинка, бабайка, шкурка, Алисочка, пультяра, учителка, камерщик и т.д.;
- префиксальным: долетался, договоришься, всую;
- сложения основ: базар-вокзал;
- аббревиацией: библио, спок, бутер.
 
Приведем таблицу, демонстрирующую значение и словоупотребление некоторых «семейных» дериватов:
 
Слово в ойколекте Значение в ойколекте Употребление в ойколекте Способ словообразования
Бегемотиться Бока отлеживать «Хватит бегемотиться на диване» Суффиксальный (от «бегемот»)
Шедевральный/
шедеврально
Очень красивый/красиво «Какое шедевральное мыло получилось!» Суффиксальный (от «шедевр»)
Трындычиха Много и без умолку говорящая женщина. «Я не могу, у меня от этой трындычихи уже голова болит»  Суффиксальный (от диал. «трындеть»)
Блохастик Номинация кота в момент почесывания «Эх ты, блохастик!» Суффиксальный (от «блоха»)
Пультяра Пульт управления телевизором «Дай-ка мне пультяру» Суффиксальный (от «пульт»)
Не встрюй Не встревай  «Не встрюй, если не понимаешь» Мена суффикса
Библио Библиотека «После занятий иду в библио, вернусь поздно» Аббревиация
Спок Спокойный «Да ты будь спок!» Аббревиация
Бутер Бутерброд  «Сделай мне бутер» Аббревиация
Зя Нельзя «Дай!» - «Зя!» Аббревиация
Апельсина Апельсин «Разрежь-ка апельсину, ну пожалуйста!»   Изменение категории рода (окончание выступает в словообразовательной функции)
Закажи  Покажи  «Ну-ка, закажи мне, что купила»  Мена приставки (с целью придать слову просторечный характер)
Чипек (от «причепиться»)  Прицеп (от глагола «прицепиться») «Пап, ты чипек-то уже взял?»  Нулевая суффиксация, осложненная фонетическими процессами
 
При анализе словообразовательных особенностей языка семьи необходимо учитывать стремление каждого индивидуализировать свою речь, придать словам эмоциональную окраску. И если такая манера характеризует речь взрослых членов семьи, то младшие неизбежно подхватят эту традицию.
 
Конечно, далеко не во всех семьях существует своя форма общения, представляющая собой более или менее развернутую систему языковых средств (фонетических, грамматических, лексико-фразеологических). Это присуще, как правило, дружным, устойчивым, «системным» семьям, в которых сложились стабильные стереотипы речевого поведения. Именно в таких семьях люди не превращают любовь друг к другу в сентиментальное сюсюкание, а умеют отнестись к себе и к близким с шуткой, с легкой иронией. И все это может происходить только с помощью языка.
 
-----
1. Капанадзе Л.А. Семейный диалог и семейные номинации // Язык и личность. – М., 1989. С. 27.
2. Кукушкина Е.Ю. «Домашний язык» в семье // Язык и личность. – М., 1989. С. 96 – 100.
3. Гак В.Г. Языковые преобразования. - М.: 1998. С. 203.
4. Кукушкина Е.Ю. Указ. изд. С. 25 – 29.
 
 
 
 
 
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)