Главная > Выпуск № 26 > Подводные камни русской морфологии: Дело в падеже. Часть первая.

 Юлия Гладких
 
Подводные камни русской морфологии:
Дело в падеже1
 
Часть первая
 
Julia Gladkikh
 
Hidden pitfalls in Russian morphology:
The matter is in the case.
Part I
 
    The article is devoted to the difficult cases of morphological analysis of noun, the component of which is to determine the case form. Most of attention is paid to the syntactically inseparable quantitative noun phrases and specific character of the case form of noun in the position of formal dependence from numeral. Methodological methods which would allow students to get rid of the mistakes when they define noun cases in the stated position are discussed.
 
Предложение сделать для журнала «Филолог» серию статей, обобщающих опыт преподавания дисциплины «Современный русский язык» и посвященных проблемным зонам русской морфологии, я приняла не раздумывая, потому что эти проблемы мы регулярно обсуждаем с коллегами по кафедре русского языка. И дело не только в теоретических дискуссиях по тому или иному научному вопросу. Предмет обсуждения – трудности в обучении морфологическому и синтаксическому анализу лингвистических единиц и, как следствие, повторяющиеся из года в год ошибки студентов.
 
Конечно, можно было бы составить перечень подводных камней, на которые наталкиваются студенты, приступающие к изучению курса морфологии в вузе. Но сам перечень вряд ли улучшит ситуацию. Поэтому я решила подробно остановиться на ключевых моментах. Один из них связан с категорией падежа2.
 
Категория падежа учитывается при морфологическом анализе всех именных частей речи (существительного, прилагательного, числительного, местоимения), причастия и предлога. Однако степень подробности теоретического и практического рассмотрения этой категории у разных частей речи разная. Так, при анализе прилагательного и причастия учитывается согласовательный, уподобительный характер падежа в полных формах и отсутствие этой категории в кратких. В теме «Имя числительное» особое внимание уделяется тренингу на склонение количественных и порядковых числительных и характеру синтаксических связей числительного с существительным. В местоимениях отмечается супплетивный (разноосновный) характер падежных форм личных местоимений (например, он, но его, ему и т.д.; мы, но нас, нам и т.д.) и ограниченность парадигмы некоторых слов (например, употребление притяжательных местоимений ее, его, их в фиксированной форме родительного падежа). При изучении темы «Предлог» требуется выделить предложно-падежную форму существительного или местоимения-существительного и установить ее принадлежность к определенному падежу3. Больше всего аудиторных занятий – вполне естественно – отводится на изучение категории падежа имени существительного.
 
Основное содержание вузовской программы изучения этой категории существительного составляет падежная семантика4. Но любая семантика (план содержания) в обязательном порядке предполагает форму (план выражения). И в этом смысле вузовский курс наследует школьную программу: уже в начальных классах ученики знакомятся с шестью падежами, их последовательностью, грамматическими вопросами к каждому падежу и т.д. Ожидается, что к 5-му классу школьник способен отличить один падеж от другого. Тем печальнее, что далеко не каждый студент-филолог третьего курса владеет данной методикой. Поэтому в качестве самостоятельной работы5  я предлагаю студентам следующее задание.
 
Сделать ксерокопию любой страницы художественного текста (предпочтительнее использовать тексты литературы XIX – середины ХХ вв.)6. Найти все существительные в тексте. Над каждым существительным написать падеж.
 
Проверка работы показывает следующее:
 
1) во многих работах найдены не все существительные7  и, следовательно, не определен их падеж;
2) подавляющее большинство работ содержит ошибки в определении падежей8.
 
Типичные студенческие ошибки в определении падежей можно условно разделить на три группы с условными названиями «Куча мала!», «Синтаксису – да, да, да! Морфологии – нет, нет, нет!» и «Ох уж эта омонимия!».
В этой статье мы рассмотрим первые два типа ошибок9.
 
Куча мала!
 
Известный всем нам с детства возглас как нельзя точно определяет сущность ошибок. Я имею в виду элементарные ошибки типа: А в любви заслуга (определен родительный падеж вместо именительного. – Ю.Г.) приобретается так слепо, безотчетно, и в этой слепоте и безотчетности и лежит счастье (И.А.Гончаров. Обломов); Жалею, сударь, о вашем пальчике (определен творительный падеж вместо предложного. – Ю. Г.), но не хотите ли – я, прежде чем Илюшечку сечь, свои четыре пальца, сейчас же на ваших глазах, для вашего справедливого удовлетворения, вот этим самым ножом оттяпаю. (Ф.М.Достоевский. Братья Карамазовы).
 
Причину подобных ошибок я могла бы объяснить только одним образом. Вероятно, ни школа, ни вуз так и не смогли объяснить бывшим школьникам и нынешним студентам элементарные правила определения падежей.
Между тем, в этих случаях достаточно:
 
а) увидеть окончание –а (заслуга), которое у существительных женского рода встречается только в именительном падеже (женский род и окончание –а в начальной форме – это критерии принадлежности существительного 1-му школьному и 2-му вузовскому склонению);
 
б) обнаружить относящийся к существительному предлог о (о пальчике), который может употребляться только с предложным падежом (уточню, что и окончание –е у существительного пальчик может встретиться только в одном падеже; вспомним правило правописания окончания в предложном падеже существительных 2-го школьного и 1-го вузовского склонения);
 
в) задать оба падежных вопроса: кто? что? – к именительному падежу; о ком? о чем? – к предложному.
 
Что ж... Посыпаю голову пеплом.
 
Условное название подобных ошибок – «куча мала!» – связано с особенностями восприятия некоторыми студентами грамматической информации. Морфология – это первый вузовский курс дисциплины «Современный русский язык», который характеризуется огромным количеством быстро сменяющей друг друга информации. Для ее освоения нужна планомерная работа: регулярное осмысление теоретического материала, проработка практических заданий, выполнение контрольных упражнений, анализ. Но если студент не работает постоянно и планомерно, то информация начинает превращаться в бессвязный набор сведений, а не в систему.
 
 
 
Синтаксису – да, да, да! Морфологии – нет, нет, нет!
 
Связь морфологии и синтаксиса для многих выпускников школы является очевидной. Поэтому у студентов, еще не приступивших к изучению вузовского курса синтаксиса, не вызывает сомнений тот факт, что падежные формы выполняют вполне определенные синтаксические функции. Так, форма именительного падежа соотносится с подлежащим; формы родительного, дательного и творительного падежей – с дополнением; формы винительного и предложного падежей – с дополнением или обстоятельством10. Эти фоновые знания зачастую пеленой тумана застилают подводные камни падежной системы.
 
Итак, во второй тип ошибок входят те ситуации, когда студент отдает предпочтение синтаксису в ущерб морфологии, то есть когда знание о функции члена предложения переносится на морфологическую категорию падежа, когда синтаксис начинает довлеть над морфологической формой, а падежное окончание во внимание не принимается.
 
Основной объем «синтаксических» ошибок в определении падежа существительных характерен для предложений с количественно-именными словосочетаниями. Приведу примеры из студенческих работ.
 
Эти два окна, с своей стороны, были тоже подслеповаты; на одном из них темнел наклеенный треугольник из синей сахарной бумаги (Н.В.Гоголь. Мертвые души); Два глаза уперлись Маргарите в лицо (М.А.Булгаков. Мастер и Маргарита). В этих предложениях количественно-именные словосочетания два окна и два глаза являются подлежащими. Поэтому студенты ошибочно утверждают, что существительные окнá (с ударением на последнем слоге) и глáза (с ударением на первом слоге) стоят в форме именительного падежа множественного числа, а не родительного падежа единственного числа. Конечно, дополнительные трудности вызывает тот факт, что формы родительного падежа единственного числа и именительного падежа множественного числа внешне выглядят одинаково, являются омографами. Но проговаривание этих форм с соответствующим ударением развеивает всякие сомнения в том, что перед нами формы родительного падежа единственного числа.
 
Она родственно расцеловала его в щёки, он с притворной радостью припал к её мягкой тёмной руке, быстро подумав: целых три дня врать вот так, а в свободное время не знать, что с собой делать! (И.А.Бунин. Темные аллеи); В таких занятиях я провел три дня и не без удовольствия, – хотя на сердце у меня щемило по временам (И.С.Тургенев. Ася); Несколько секунд длилось молчание (М.А.Булгаков. Мастер и Маргарита). Количественно-именные словосочетания три дня и несколько секунд выполняют функцию обстоятельства. Грамматический (падежный) вопрос к этим словосочетаниям задать не получается. При этом студенты помнят, что функцию обстоятельства могут выполнять либо винительный, либо предложный падеж. И поскольку в данных контекстах обязательный для предложного падежа предлог отсутствует, падеж следует определить как винительный. Ошибочность такого рода рассуждений обнаруживается, как только мы попытаемся представить себе парадигму склонения существительных день и секунда:
 
  Единственное число Множественное число
Именительный падеж день, секунда дни, секунды
Родительный падеж дня, секунды дней, секунд
Дательный падеж дню, секунде дням, секундам
Винительный падеж день, секунду дни, секунды
Творительный падеж днем, секундой днями, секундами
Предложный падеж о дне, о секунде о днях, о секундах
 
Сравнение падежных форм в указанных контекстах с парадигмами существительных позволяет увидеть, что форма дня встречает только в родительном падеже единственного числа, форма секунд – только в родительном падеже множественного числа. Следовательно, синтаксический критерий для определения падежа существительных без учета морфологической формы может стать причиной ошибки.
 
Думаю, что количественно-именные словосочетания, порождающие множество подобных ошибок, заслуживают развернутого комментария.
 
Количественно-именные словосочетания в русском языке могут быть построены по следующим моделям11:
 
а) [количественное числительное два/две, три, четыре в именительном или винительном падеже управляет неодушевленным существительным в родительном падеже единственного числа]: Два (именительный падеж) дома (родительный падеж единственного числа) были построены в короткие сроки; На нашей улице построили два (винительный падеж) дома (родительный падеж единственного числа); Три (именительный падеж) года (родительный падеж единственного числа) были потрачены впустую; Я поеду в путешествие только через три (винительный падеж) года (родительный падеж единственного числа);
 
б) [количественное числительное два/две, три, четыре в именительном падеже управляет одушевленным существительным в родительном падеже единственного числа]: Два (именительный падеж) гуся (родительный падеж единственного числа12) гордо вышагивали по деревенской улице; Две (именительный падеж) девушки (родительный падеж единственного числа13) гуляли в саду;
 
в) [количественное числительное пять, шесть, семь и т.д. в именительном или винительном падеже управляет существительным в родительном падеже множественного числа]: Сегодня десять (именительный падеж) студентов (родительный падеж множественного числа) успешно защитили дипломные работы; Завтра мне предстоит встретить десять (винительный падеж) абитуриентов (родительный падеж множественного числа); Тринадцать (именительный падеж) рублей (родительный падеж множественного числа) были приготовлены для оплаты проезда; Проезд в общественном транспорте стоит тринадцать (винительный падеж) рублей (родительный падеж множественного числа);
 
г) [местоимение-числительное сколько, несколько, столько, много, мало, немного и т.д. в именительном или винительном падеже управляет существительным в родительном падеже единственного или множественного числа]: Сколько (именительный падеж) времени (родительный падеж единственного числа) потребуется на выполнение задания? Несколько (именительный падеж) учеников (родительный падеж множественного числа) нашей школы стали призерами предметных олимпиад; Налей мне немного (винительный падеж) молока (родительный падеж единственного числа); Я прочитал много (винительный падеж) книг (родительный падеж множественного числа).
 
Изучение частей речи в курсе русской морфологии осуществляется постепенно: сначала рассматриваются имена существительные, затем прилагательные, числительные, местоимения, глагол и т.д. Естественно, говоря со студентами о категории падежа существительного, я стараюсь уделить внимание и количественно-именным словосочетаниям, в которых реализуется специфическая – информативно-восполняющая – семантика падежной формы. Но результаты самостоятельной работы студентов приводят к мысли о том, что имеет смысл изменить традиционную последовательность рассмотрения частей речи.
 
Во-первых, при изучении категории падежа существительного можно использовать методику опережающего обучения. Задолго до того как мы приблизимся к теме «Имя числительное», студенты могут самостоятельно познакомиться с удивительной историей имени числительного как части речи. Из учебников по морфологии современного русского языка они узнают, что имя числительное формировалось на базе двух частей речи – имени существительного и имени прилагательного. Количественные числительные два, три, четыре14 по происхождению были прилагательными, а числительные от пяти до десяти – существительными15. Объединение слов разных частей речи в одну привело к тому, что все количественные числительные в именительном и часто винительном падежах стали управлять родительным падежом существительного16. При этом числительные, начиная с пяти, категорически требуют от существительного формы родительного падежа множественного падежа, а числительные два, три, четыре – формы родительного падежа единственного числа.
 
Форму родительного падежа единственного числа существительных студенты смогут объяснить, если обратятся к уже изученной исторической грамматике. Дело в том, что в истории русского языка категория числа была представлена 3-мя типами форм: формами единственного, двойственного и множественного числа. Исторически сочетания типа два глаза, две руки, два уха, два берега и т.д. представляли собой согласование прилагательного два/две с существительным, которое стояло в форме именительного падежа двойственного числа. Утрата двойственного числа в истории языка совпала во времени с формированием числительного как части речи. И это привело к тому, что этимологическая форма именительного падежа двойственного числа была переосмыслена как форма родительного падежа единственного числа. Полагаю, что такие – отчасти опережающие, отчасти ретроспективные – сведения помогут студентам обратить внимание на то, что в количественно-именных словосочетаниях семантически главное слово, имя существительное, находится в структурно зависимом положении от имени числительного.
 
Во-вторых, при изучении темы «Категория падежа имени существительного» можно использовать для анализа (на занятиях и в рамках самостоятельной работы) такие предложения, которые в многочисленных сборниках упражнений по современному русскому языку приводятся в теме «Имя числительное».
 
Одно из заданий может выглядеть следующим образом: Определите падеж имен существительных. В сомнительных случаях обращайтесь к сопоставлению анализируемой формы с парадигмой слова. При омонимии падежных форм используйте прием замены17. Особое внимание уделите количественно-именным словосочетаниям, в которых количественное числительное (местоимение-числительное) стоит в форме именительного или винительного падежа, а существительное зависит от числительного (местоимения-числительного).
 
Далее могут следовать либо простейшие предложения, которые я использовала для иллюстрации моделей количественно-именных словосочетаний, либо примеры из текстов художественной литературы, в том числе те примеры, в которых студенты уже допустили ошибки.
Представлю возможный материал для выполнения задания.
 
1) Входят семь богатырей, семь румяных усачей (А.С.Пушкин. Сказка о мертвой царевне и семи богатырях).
2) Невыразимая печаль Открыла два огромных глаза, Цветочная проснулась ваза И выплеснула свой хрусталь (О.Мандельштам. Невыразимая печаль…). 3) Прошел я опять в переднюю, имея две цели: во-первых, расспросить мальчика о госте, а во-вторых – вызвать своим появлением на какое-нибудь слово самого гостя. Мне не удалось ни то, ни другое. Передняя по-прежнему была пуста, а гость даже не поднял на меня глаз и спокойно сидел в том же положении, в котором я его застал пять минут назад (Н.С.Лесков. Овцебык). 4) И отставной генерал Хрящов, славившийся музыкантами, богач, наездник, несмотря на 65 лет, был налицо; он являлся на выборы давать четыре бала и всякий раз отказываться болезнью от места губернского предводителя, которое всякий раз предлагали ему благодарные дворяне (А.И.Герцен. Кто виноват?). 5) Три девицы под окном Пряли поздно вечерком (А.С.Пушкин. Сказка о Царе Салтане). 6) Две девочки ждали в подъезде со мной, Чтоб вы, проходя, им два слова сказали (К.М.Симонов. Я помню двух девочек, город ночной…). 7) Он пел поблеклый жизни цвет Без малого в осьмнадцать лет (А.С.Пушкин. Евгений Онегин). 8) А событий в Машиной партизанской жизни до самого дня ее ухода и гибели было немного (К.М.Симонов. Живые и мертвые). 9) Прошло несколько мгновений — та же стояла жестокая тишь... Но глядь! Уже два платка мелькают, два комочка несутся назад: то летят домой ровным полетом два белых голубя (И.С.Тургенев. Голуби).
10) Говорят, если разглядывать каждый цветок в отдельности, можно увидеть много интересного (В.А.Солоухин. Трава).
 
Заканчивая размышления о двух типа ошибок, связанных с определением падежей существительных, и о методических способах преодоления ошибок, выскажу надежду на то, что материалы этой статьи будут полезны не только преподавателям, но и студентам-филологам, будущим учителям русского языка.
 
 -----
1. Название статьи представляет собой вольное переложение названий хрестоматийных работ Чарльза Филлмора «Дело о падеже» и «Дело о падеже открывается вновь» (русский перевод впервые опубликован в сборнике: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. X. Лингвистическая семантика. М.: Прогресс, 1981. С. 369 – 495; 496 – 530).
 
2. Разговор о других существенных проблемах, или подводных камнях русской морфологии, еще впереди.
 
3. Знания о падеже привлекаются и при изучении других тем. Например, категория залога глагола основывается на знаниях о падежах существительного и местоимения-существительного. Принципиальное значение имеют знания о падеже в синтаксисе словосочетания, а также простого и сложного предложений.
 
4. Каждый вузовский курс опирается на достижения науки, на ту или иную научную концепцию. Курс морфологии современного русского языка имеет в своей основе теорию, изложенную в «Русской грамматике» (М., 1980. Т. 1). Примечательно, что в «Русской грамматике» вопросы о системе падежных форм и основных типах склонения существительных изложены в 2-х параграфах, а вопросы о падежной семантике – в 16-ти (!).
 
5. Студентам предлагается выполнить такую работу после изучения темы. Срок для выполнения работы – две недели. В течение этого времени можно пользоваться любыми источниками информации и обращаться к преподавателю за консультацией.
 
6. Дважды за все время моего преподавания студенты не учли этого пожелания. В первом случае в качестве материала для анализа студент выбрал страницу из методических рекомендаций по одному из вузовских курсов. Грамматической особенностью методического текста были сплошь номинативные предложения, в которых использовались только две падежные формы – именительного и родительного падежей. Во втором случае студент выбрал текст одного из современных писателей. В этом тексте обнаружилась бедность грамматики: на страницу текста я не встретила ни одного сложноподчиненного предложения и ни одного простого, осложненного каким-либо образом (причастным, деепричастным или сравнительным оборотом, однородными членами, уточнениями, вводными словами, вставными конструкциями и т.д.). Разнообразия падежных форм также не наблюдалось. (Этические соображения не позволяют мне указать фамилию автора и название текста.)
 
7. Приведу типичные примеры существительных, которые остаются неопознанными.
 
а) И к ним подъезжает коляска, из коляски выходят: дядя Николай Сергеевич, с огромной, лопатой, черной бородой, и с ним худенькая девочка Пашенька большими кроткими глазами и жалким, робким лицом (Л.Н.Толстой. Отец Сергий); В день середины Великого поста она не вернулась в Ионвиль, а пошла вечером на маскарад (Г.Флобер. Госпожа Бовари). В подобных случаях имена собственные либо отождествляются с нарицательными существительными (квалифицируются как одна, а не несколько словоформ), либо не признаются в качестве существительных.
 
б) Девка была простая, ситовского десятского дочь, да такая злющая! (И.С.Тургенев. Записки охотника); Верить в добро и вместе в зло, в прекрасное и прескверное (И.А.Гончаров. Обыкновенная история). Еще в курсе школьной грамматики изучается вопрос о переходе имен прилагательных в имена существительные. Подобные примеры часто включаются в материалы ЕГЭ по русскому языку. В вузе субстантивация имен прилагательных (полный или неполный переход прилагательных в класс существительных) подробно рассматривается в курсах «Словообразование» и «Морфология».
 
в) Все пять комнат в верхнем этаже особняка, вся эта квартира, которой в Москве позавидовали бы десятки тысяч людей, в ее полном распоряжении (М.А.Булгаков. Мастер и Маргарита); Стало совсем светло – светлее уже не будет, – и для половины населения Лондона светлее уже не будет (Ч.Диккенс. Приключения Оливера Твиста); В этот раз Поленька раздевала маленького брата, которому весь день нездоровилось, чтоб уложить его спать (Ф.М.Достоевский. Преступление и наказание). Существительные с количественной семантикой в лексическом значении зачастую осмысляются студентами как имена числительные. Лидирующее место в списке слов с таким лексическим значением занимает существительное раз в словосочетаниях: каждый раз, в который раз, два раза, много раз, первый раз, очередной раз и т.д.
 
г) За скобками оставляю случаи, когда студенты не узнают таких существительных, как возможность, год, день, любопытство, кафе, моряк, свет, дочь, городок, вторник, свобода, послушание, впечатление, запустение, шаг и т.д.
 
8. В этом учебном году, равно как и в предыдущие годы, с заданием на определение падежей существительных с первого раза безошибочно справились 5 из 60-ти студентов, то есть всего 8%.
 
9. Третьему типу будет посвящена отдельная статья – «Подводные камни русской морфологии. Дело в падеже. Часть  вторая», которая будет опубликована в следующем номере журнала «Филолог».
 
10. Для студентов-филологов сюрпризом оказывается тот факт, что для каждого падежа характерно разнообразие синтаксических функций. Например, что существительное в форме родительного падежа может выполнять не только функцию дополнения (литр молока), но и функции обстоятельства (пройти около ограды) и несогласованного определения (доброта матери); форма родительного падежа может входить в нечленимое количественно-именное сочетание и тогда может выполнять функцию подлежащего (На столе лежало два яблока).
 
11. Я привожу модели и примеры только самых частотных количественно-именных словосочетаний.
 
12. Одушевленные существительные мужского рода с нулевым окончанием в начальной форме (студент, человек, ребенок, гусь, кот, котенок и т.д.) имеют омонимичные падежные формы: у них совпадают формы родительного и винительного падежей единственного и множественного числа. Вопросам омонимии падежных форм будет посвящена следующая статья.
 
13. Форма родительного падежа единственного числа девушки омонимична форме именительного падежа множественного числа. Об омонимии речь пойдет в следующей статье.
 
14. Числительное один, как и числительные два/две, три, четыре, этимологически восходит к имени прилагательному. Это единственное числительное, которое полностью сохранило морфологические признаки имени прилагательного: числительное один имеет согласовательные, уподобительные категории рода, числа и падежа (один дом, одна комната, одно окно, одни ножницы, одного человека и т.д.).
 
15. Речь идет о количественных числительных первого десятка.
 
16. В остальных падежах числительное согласуется с существительным, то есть главным словом становится уже не числительное, а существительное. Именно существительное начинает навязывать падежную форму числительному.
 
17. Подробнее о приеме замены см. следующую статью, посвященную категории падежа.
 
 
 
 
 
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)