Главная > Выпуск № 4 > Исторический аспект в школьном изучении русского языка (на материале пермских говоров)

Ольга Гордеева
Валентина Шенкман

Исторический аспект в школьном изучении русского языка
(на материале пермских говоров)

В школьном преподавании русского языка традиционно преобладает нормативный аспект, что, безусловно, необходимо: учащиеся овладевают основными литературными нормами, а также всеми видами речевой деятельности на родном языке. Однако в современных условиях все очевиднее становится необходимость обращения не только к системе русского литературного языка как к результату длительного пути его становления, но и непосредственно к самому историческому процессу развития родного языка. Это позволяет формировать у школьников более полное и, главное, ценностное представление о феномене родного языка, осознанное отношение к тем или иным языковым явлениям, способствует развитию языковой личности.
 
В последние годы материал, комментирующий отдельные языковые явления разных уровней с исторической точки зрения, все активнее включается в школьные учебники. Например, в учебниках под редакцией М.М. Разумовской и П.А. Леканта систематически даются этимологические справки о значении и происхождении слов и фразеологизмов, излагается информация о сверхкратких гласных Ъ и Ь, о происхождении глаголов прошедшего времени как причастий, об изменении с течением времени грамматических категорий у некоторых слов (например, рода у существительных), о наличии в древнерусском языке наряду с единственным и множественным двойственного числа и др.
 
Кроме того, разрабатываются специальные курсы, посвященные истории русского языка, причем не только для старшей ступени (см., например, программу М.Т. Баранова «Исторические комментарии к школьному курсу русского языка»1), но и для 5-6 классов (см. материал А.Д. Дейкиной и О.Н. Зайцевой «История русского языка как учебный предмет»2).
 
Задания, связанные с историей языка, широко используются в олимпиадах по русскому языку для школьников.
 
Исторический комментарий к языковым явлениям бывает необходим и на уроках литературы, особенно при изучении фольклорных (былины, пословицы и пр.) и древнерусских произведений. Вспомним хотя бы строчки из былины «Вольга и Микула»:
Говорил Вольга таковы слова:
– Бог теби помочь, оратаюшко,
А орать, да пахать, да кресть’новати,
С края в край бороздки пометывати!3
в которых представлены лексические архаизмы (орать, оратаюшко), фонетические (помочь) и морфологические (кресть’новати, пометывати) особенности языка прошлых эпох.
 
В то же время богатейший материал, сохранивший черты, утраченные русским литературным языком (некоторые древние слова, формы слов, особенности произношения, отдельные словообразовательные модели и т. д.), можно найти совсем рядом — в современной речи наших земляков. Нелитературные формы речи (в первую очередь народные говоры), развивающиеся по своим объективным законам, не скованные нормативными рамками, не отказались от некоторых древних слов и форм, исчезнувших в литературном языке. Но древние языковые единицы часто понимаются носителями русской речи только как неправильности, отклонения от норм и не осознаются как законсервировавшиеся факты истории языка.
 
Ставший уже хорошо известным в школе «Словарь пермских говоров» (Пермь, 2000-2002) содержит множество подобных примеров из речи жителей Прикамья второй половины ХХ века. Этот материал имеет большую научную ценность, так как может послужить иллюстрацией к различным историческим процессам в русском языке. Представляет он интерес и с лингвометодической точки зрения. В данной статье сделана попытка наметить пути использования пермской диалектной лексики, сохранившей факты истории языка, на уроках русского языка и литературы, а также при организации исследовательской деятельности школьников и при подготовке их к олимпиадам по русскому языку.
 
Выбранные из словаря слова можно распределить по группам в зависимости от тех исторических черт, которые они сохранили (лексические, фонетические, морфологические). Интереснее и доступнее для восприятия школьников сведения по исторической лексике, нежели по архаическим особенностям других языковых подсистем. Пермские говоры сохранили в исконном значении старинные слова, которые вышли из употребления в литературном языке или функционируют только в фольклорных текстах, художественных произведениях и т. п.
 
Ниже предлагается составленный на основе «Словаря пермских говоров» материал, который можно использовать на уроках, посвященных темам «Устаревшие слова», «Диалектные слова», «Правописание слов с НЕ» (см. слова лепеца, льзя), а также приводить в качестве региональных речевых иллюстраций при изучении произведений, в которых встретились анализируемые слова. Отметим, что в данных выписках из словаря приводятся не все примеры, у некоторых слов указываются только отдельные значения. Слова с одним корнем рассматриваются вместе. Написание слова в старославянском и древнерусском языках (если это необходимо) дается по «Этимологическому словарю русского языка» М. Фасмера. В словарных статьях в заглавном слове подчеркивается ударный гласный; пример, иллюстрирующий употребление слова в живой речи жителей Прикамья, набран курсивом; в скобках приводится слово литературного русского языка, которое можно сопоставить с рассматриваемым диалектным словом, а в некоторых случаях и пример употребления слова в литературе или фольклоре.
 
     БАЮН. Говорун, рассказчик. У нас старик-от такой баюн был, дак три дня с им сиди, все будет наговаривать чё-то. БАЯН. О разговорчивом, приветливом. К ней идите – она баян, много расскажет. БАЯТЬ. Говорить, беседовать, разговаривать. Слушайте, что я вам баять стану. ОБАЯТЬ. Воздействовать на кого-либо словом; уговорить, успокоить. Поди-ка, обай её, Мария (ср.: кот Баюн в сказках, певец Баян в «Слове о полку Игореве»).
     ЗАЧУРАТЬ. Захватить, занять кого-либо или что-либо, сказав первым «чур», объявить своим. Я уже эту девку зачурал. ЗАЧУРКАТЬСЯ. Произнести «чур» с очерчиванием круга, чтобы обезопасить себя от нечистой силы. Когда зачуркашься, скажешь: «Уж ты лепила, уж ты лепила, уж ты двои, уж ты трои, уж ты за всех – чур!». Никто тебя не тронет. ЗАЧУРКИВАТЬСЯ. В игре говорить «чур мой», чтобы на время выбыть из игры. Один шарит, остальные прятаются, а потом зачуркиваются. ОЧУРОВАТЬСЯ. Произнести заговор, заклинание против сверхъестественных сил. Девки гадают, слушаются, а очуроваться-то не умеют; надо ведь очуроваться от блазнила-та; тамо не человек идёт, а блазнило идёт; оне не очуруются, сидят кружком, дак как же не страшно… ЧУРАТЬСЯ. Пугаться; бояться чего-либо. Колды дверь-от стукнула, так он дюже опосля чураться стал (ср.: слово чур сопоставляют со словом пращур, которое обозначает предка, считается, что таким образом можно обратиться к предкам и получить от них помощь, защиту).
     ЗЕГЗИЦА. Кукушка. Зегзица в лесу кричит – примечай, в которо ухо; худо, как в левое (ср. употребление этого слова в «Слове о полку Игореве»: «На Дунаи Ярославнынъ гласъ слышитъ, зегзицею незнаемь рано кычеть: Полечю, рече, зегзицею по Дунаеви»).
     КАЛИНОВЫЙ. Раскалённый. Плита-то ведь калинова (ср. название ягоды калины; в сказках часто фигурирует Калинов мост, который перекинут через реку Смородину, являющуюся границей двух миров: мост и река должны были отпугивать обыкновенных людей, поэтому река была с резким запахом, а мост раскаленный).
     КЛЯПОЙ. Кривой, изогнутый. Собака долго её гнала, рысь-ту, потом загнала на кляпую березу, там косая такая стояла берёза, одна. Тут уж и я поспел (ср. употребление этого слова в былинах: «Да у той ли у березы у покляпыя...»).
     КОМОНЬ. Конь. Вон комонь на угоре стоит (др.-рус. комонь; ср. частотное употребление слова в «Слове о полку Игореве»: «А всядемъ, братие, на свои бръзыя комони, да позримъ синего Дону», «Комони ржуть за Сулою – звенить слава въ Кыеве», «Седлай, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, оседлани у Курска напереди» и др.).
     ЛЕПЕЦА. Нелепость. Что ты лепецу-то городишь! ЛЕПКО. Плохо. Девкам лепко, коли про них всякое болтают: никто замуж не возьмёт. ЛЕПКОЙ. Красивый. Лепкой у неё муженёк, бабоньки... (в современном языке употребляется только с НЕ-: нелепый, нелепо).
     ЛЬЗЯ. Можно. Льзя же ходить по болоту, нельзя бы было, так не ходили бы (в современном языке употребляется только с НЕ-: нельзя, а в древнерусском могло быть и без НЕ).
     ОРАТЬ. Пахать. Молодёжь чаще говорят пахать, а мы по старинке орём. ОРАНИНА. Пашня. Походишь по оранине – едва домой придёшь (ср.: современное значение у слова орать, имеющего помету разг., – «громко кричать, петь, плакать с криком и т. д.»; пример из былины: «А орет в поле ратай, понукивает, а у ратая-то сошка поскрипывает»).
     ПЕРСТ. Палец. Опять перст порезала. ПЕРСТНИ. Пальцы. У меня перстни-те болят на руках, ничё робить не могу  (в словарях современного русского языка слово перст с пометой устар.; корень употребляется в словах наперсток, перчатки, перстень; в произведениях русской классики это слово встречается очень часто, имеет высокую стилистическую окраску, например: «Перстами легкими как сон моих зениц коснулся он» /Пушкин/; «Развеселить его желая, Леила бубен свой берет; в него перстами ударяя, лезгинку пляшет и поет» /Лермонтов/).
 
Задание найти в изучаемых произведениях русской словесности те или иные устаревшие слова, активно использующиеся в пермских говорах, можно предложить детям выполнить самостоятельно. Интересной формой работы с большим познавательным и воспитательным потенциалом будет составление словарика по результатам такого поиска. Темой для исследовательской работы на материале данного пласта пермской лексики может стать и выявление слов, устаревших с точки зрения литературного языка, в активном запасе жителей Прикамья.
 
При углубленном изучении русского языка работу с данными словами можно усложнить, предложив, например, найти среди них такие, в которых ограничено в употреблении только отдельное значение (семантические диалектизмы), такие, которые отличаются от литературного слова звуковым или морфемным составом и т. д. Небесполезным будет и задание провести морфемный и словообразовательный разбор данных диалектизмов, подобрать к ним однокоренные слова, существующие в современном русском языке. На основе одного слова можно предложить написать сочинение-миниатюру «История слова ... в русском языке». Подобные задания, составленные на нестандартном языковом материале, позволяют ученику в полной мере проявлять (и совершенствовать) свою лингвистическую компетентность.
 
В современных пермских говорах сохранились также некоторые фонетические и морфологические черты древнерусского языка, обращение к которым возможно как на уроке, так и при организации исследовательской деятельности учащихся.
 
При изучении темы «Заимствованные слова» интерес вызовут примеры исконно русских слов, сохранившихся в народной речи, которые в литературном языке были вытеснены старославянизмами. Так, в «Словаре пермских говоров» зафиксированы слова с исконным русским полногласием, с которыми в литературном языке соотносятся старославянские заимствования с неполногласием: ВЕРЕДИТЬ – вредить, НЕДУШЕВЕРЁДНО – не смертельно (ср. неполногласие в слове вред); ДОЛОНЬ – ладонь, ДОЛОНКА – уменьш.-ласк. к долонь, ДОЛОШЕЧКА – то же, что долонка (ср. неполногласие в слове длань в значении «рука, ладонь», в словарях с пометой стар. высок.); НАСМОРОДИТЬ – надымить, начадить, СМОРОД – смрад, газ, СМОРОДИТЬ – издавать смрад, СМОРОДИЩЕ – то же, что смород, СМОРОДНО – дымно, чадно (ср. неполногласие в слове смрад – «отвратительный запах»; в древнерусском языке у этого корня было значение «острый, резкий запах», поэтому растение с резким запахом назвали смородина /здесь сохраняется полногласие/; волшебная река, находящаяся на границе с другим миром, известна как река Смородина и т. д.) и многие другие.
 
Одним из признаков старославянизмов является звукосочетание ЖД (в исконно русских словах Ж), чередующееся с Д. Говоры Прикамья сохранили исконно русские слова, которые в литературном русском языке не употребляются: НУЖА – нужда; нищета, бедность (ср. нужда); ОДЁЖА – одежда; ОСУЖАТЬ – осуждать и др.
 
Отличительной фонетической особенностью старославянизмов является также сочетание ШТ (Щ) (в исконно русских словах ему соответствует Ч), чередующееся с Т. В говорах Прикамья на месте литературного Щ можно встретить Ч, например: МОЧНЫЙ – здоровый, имеющий физическую силу, МОЧЬ – физическая сила, здоровье (ср. мощь, мощный); ПОМОЧЬ – собрание людей для оказания кому-либо помощи в работе, с угощением со стороны хозяев (ср. помощь). Особенно ярко эта черта проявляется в говорах в суффиксах действительных причастий настоящего времени. В современном русском литературном языке используются суффиксы -УЩ-/-ЮЩ- и -АЩ-/-ЯЩ- старославянского происхождения (колющий, горящий) вместо исконно русских -УЧ-/-ЮЧ и -АЧ-/-ЯЧ- (отдельные сохранившиеся слова с этими суффиксами теперь являются прилагательными: колючий, горячий). Жители Пермской области в своей речи сохранили большое количество слов с исконно русскими суффиксами: БОДАЧИЙ, ВЕРТЯЧИЙ, ЖАЛЮЧИЙ, КЛЕВАЧИЙ и др.
 
Очень интересные исторические процессы сохранило слово ГРЕНДЯЧИЙ (в выражении ГРЕНДЯЧИЕ ЛЮДИ – бродяги). Это слово можно сопоставить с современным словом грядущий, ср. грядет – «идет». На месте старославянского -УЩ- в слове ГРЕНДЯЧИЙ исконно русский элемент -ЯЧ-. Подобное чередование есть, например, в причастиях от глаголов бродить и брести – бродЯЧий и бредУЩий. Это диалектное слово сохранило и еще одну интересную черту. Так, на месте буквы Я раньше писали букву «юс малый», которой обозначали носовой гласный Е (т. е. слово грядущий произносили бы как «грендущии», а с учетом того, что в суффиксе причастия тоже был носовой гласный, то в старославянском языке слово могли произносить как «грендонштии»). Носовые гласные исчезли в русском языке еще в дописьменный период, до Х века, а в современных говорах Прикамья это слово отразилось с носовыми гласными.
 
Подобных фактов истории русского языка, сохранившихся в говорах Прикамья, немало. Ученики, проявляющие интерес к изучению предмета, могут самостоятельно выявить в словаре слова, сохранившие, например, русское начальное О вместо старославянского Е (ср.: осень – есень, один – единица и др.) или другие древние фонетические черты. Аналогичные исследования можно организовать и на морфологическом материале. Например, в пермских говорах встречаются древние формы инфинитива с безударным -ТИ (в современном русском языке -ТИ только под ударением /идти, нести/, в безударном положении -ТЬ /ходить, носить/, -ЧЬ /беречь, стеречь/), а также ударным и безударным -ЧИ: ЕСТИ – есть, БЕРЕГЧИ – беречь, ВЫПРЯГЧИ – выпрячь и др. А в диалектном выражении ЕЛЕ МОЖАХОМ («едва-едва») сохранилась застывшая древнерусская форма имперфекта от глагола мочь. Следы истории языка отразились в народных говорах и на словах других частей речи. Разве не интересно разгадать, какие исторические тайны хранят, например, наречия ЗИМОСЬ, ЗИМУСЬ?
 
Итак, многоаспектная работа с диалектным словом, включающая и его краткий исторический анализ, способствует обогащению словарного запаса учащихся, развитию у них языкового чутья и лингвистического мировоззрения, внимания к языковым средствам выразительности при анализе художественного текста. Обращаясь к истокам родного языка через, казалось бы, обыденный речевой материал, школьники ведут диалог со своими предшественниками, прикасаются к безвозвратно исчезающей традиционной русской культуре.
 
-----
1. Программно-методические материалы: Русский язык. 10-11 классы / Сост. Л. М. Рыбченкова. М.: Дрофа, 1998.
2. Образование в современной школе. 2000. № 2. С. 13-23.
3. Цит. по: Былины / Сост., вступ. ст., вводные тексты В. И. Калугина. М: Современник, 1991. С. 135.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)