Главная > Выпуск № 5 > Гендер

Наталья Воробьева

Гендер

В последние годы гендерная проблематика чрезвычайно популярна в отечественной науке1. При этом сам термин "гендер" нередко употребляется неправильно или неточно ("социополовая роль", "социальный пол", "социальный статус", гендер как синоним пола). Понятие "гендер", пришедшее из иной области научного знания (социологии), из иного (западного) научного дискурса, из чужого (английского) языка, несомненно, нуждается в уточнении.
 
Адекватного перевода на русский язык слово "гендер" не имеет, это калька с английского. В английском языке слово "gender" представлено в нескольких значениях: во-первых, как морфологическая характеристика (грамматический род), во-вторых, как "пол". В романских языках (испанское genero, итальянское geпеге и французское genre) "гендер" не имеет никакой связи с обозначением пола человека. Вместо этого используется слово sex (пол). Считается, что термин "гендер" порожден как раз необходимостью разграничения двух понятий – sex (биологический пол – созданный природой) и гендер (как социокультурный пол – смоделированный обществом).
 
В русском словаре гендерных терминов гендер определен как понятие, "означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола"2. Финская исследовательница М. Рюткенене пишет: "Гендер создается в отношении к социокультурной ситуации в обществе,  определяющей одни черты как женственные, а другие как маскулинные: мы социализируемся в женщин и мужчин. Это очень сложный процесс развития человека в члена общества и социокультурной среды, где важную роль играет усвоение ребенком языка"3.
 
Разное употребление понятия гендер в современной науке связано со сложностью этого понятия, включающего в себя целый комплекс понятий.
 
Возникновение гендерных исследований (Gender Studies) как особой научной дисциплины обычно связывают с активизацией второй волны феминистского движения4 на Западе. В конце 1960 –  начале 1970-х годов ученые-феминистки задумались над тем, "не может ли "пол" служить таким же инструментом социальной детерминации, как "класс" и "этнос"5.
 
Если первая волна была связана преимущественно со стихийным  политическим самоопределением женщин, то вторая характеризуется  большей рефлексивностью и укорененностью в науке. Сформировался широкий междисциплинарный теоретический гендерный дискурс, базирующийся на критике патриархатных6 моделей культуры. К концу 1980-х годов феминистские исследовательницы перешли от критики культуры патриархата и изучения специфического женского опыта к изучению и анализу гендерных отношений7.
 
То есть гендерные исследования теперь избирают предметом своего изучения не один обособленный (женский) пол, а диалог полов. Гендер рассматривают "как реально (а не только мыслительно) существующую систему межличностного взаимодействия, посредством которого создается, подтверждается и воспроизводится представление о мужском и женском как категориях социального порядка"8. При этом главным в проблеме изучения гендерных отношений является не просто различие/дополнение полов, а конструируемые обществом отношения неравенства: преимущества мужчины в публичной сфере и вытеснение женщины в сферу домашней жизни, которая была и считается менее престижной и значимой.
 
Гендерный подход сформировался как критика  представлений о биологической природе различий между полами9. Набор поведенческих и психологических характеристик, который традиционно считался исконно женским или исконно мужским, являет собой не что иное, как сформированный культурой стереотип. Социальный порядок основан на представлении о мужском и женском в конкретной культуре10. Общество контролирует сложившиеся в каждой культуре допустимые нормы проявления женственности и мужественности.
 
"Гендер" так срастается с нами, с нашей кожей, что кажется частью нас самих. Феминистки дают метафорическое определение гендера, сравнивая его с отравленным плащом кентавра Неса, погубившим Геракла. Геракл в ужасных мучениях пытается сорвать с себя плащ, но все напрасно. Яд проник в кожу, и плащ сросся с телом, его можно было сорвать только с кожей.
 
Как же "модная" ныне гендерная проблематика связана с филологией?
 
Изучение литературы в гендерном аспекте началось в США в 1960 – 1970-е годы.
 
В феминистском литературном критицизме обычно выделяют два направления – французское и англо-американское. Англо-американское направление рассматривает творчество женщин как отражение специфического (социокультурного и личного) женского опыта и ориентируется в своих исследованиях на социально-исторические и политические проблемы: стремится делать видимым связи между литературными и социокультурными фактами. Француженок больше интересуют философско-языковые проблемы: связь сознания и языка, дискурса11 и субъекта. Но одно остается общим для всех направлений феминисткой литературной критики – признание особого способа женского бытия в мире и соответствующих ему женских творческих репрезентаций.
 
Французское направление феминистского литературного критицизма 1980 – 90-х годов (Элен Сиксу, Люси Иригарэ, Рози Брайдотти) опирается на философские идеи теоретиков постмодернизма и постструктурализма (Ж. Деррида, Р. Барт, Ю. Кристева, Ж. Делез, М. Фуко) и психоаналитические теории (З. Фрейд, Ж. Лакан).
 
В центре постмодернистких теорий лежит тезис о недоступности реальности для человеческого понимания вне структуры языка: воспринимаемый нами мир, на самом деле, только языковой образ, социально и лингвистически сконструированный. Все понятия, в том числе и пол, –  всегда результат языковой практики. Под влиянием постмодернистских концепций о "смерти субъекта" теоретики французского литературного критицизма утверждают, что, поскольку женский творческий опыт всегда был запрещен в традиционной культуре как не приносящий непосредственной пользы и поэтому лишенный своего языка выражения, женская субъективность никогда не может быть точно определена и зафиксирована в культуре. Феминное проявляется не в реальности, но в "эффекте письма"12. При этом, коль скоро каждый человек, по мнению Э. Сиксу, бисексуален, "женский стиль" не зависит от биологического пола писателя и может быть характерен и для автора-мужчины! Француженки используют "понятие "женского" не по признаку биологического гендерного авторства, – пишет современный русский исследователь И. Жеребкина13, –  а по критерию различных сексуальных стилей текстуальных практик".
 
Англо-американское направление феминистского литературного критицизма (Элен Шоуолтер, Элен Моэрс, Джудит Феттерли, Аннет Колодны, Андриена Рич), рассматривает творчество женщин по признаку биологического гендерного авторства. Англо-американские исследователи занимались построением социальной истории женской литературы (отдельно от мужской), выявлением уникальной непрерывной женской литературной традиции ("преемственности женского авторства и взаимного влияния женщин-писательниц друг на друга, а также женской литературно-эмоциональной текстовой коммуникации"14), разработкой новых интерпретативных стратегий, стратегий чтения, основанных именно на женской точке зрения. Одна из таких новых концепций чтения – концепция "чтения как пересмотра / перечитывания" Аннет Колодны. Мужчина – читатель, по мнению исследовательницы, "потеряется" в книге, написанной женщиной, потеряется в "женском письме среди незнакомых ему символических систем, составляющих женский опыт, будет отвергать эти системы как нерасшифровываемые, бессмысленные или тривиальные"15. Именно неспособностью читателя – мужчины беспристрастно относиться к женскому авторству феминистки объясняют вытеснение женских текстов из литературного канона большой литературы. Отсюда главная задача англо-американской феминистской критики: пересмотр устоявшихся канонов и эстетических критериев.
 
В целом гендерные исследования – как теоретические, так и практические – являются детищем западной науки. В России сегодня они находятся на стадии обобщения и трансляции западного опыта (в монографиях И. Жеребкиной, И.Савкиной, Е. Здравомысловой и А.Темкиной, немногочисленных учебных пособиях). Проводятся ежегодные конференции в Екатеринбурге, Твери, Харькове.
 
Но для русских филологов-литературоведов "гендер" не является специальной исследовательской проблемой, в отличие от лингвистов16 (гендерная проблематика становится предметом исследования в работах социолингвистов, психолингвистов, в лингвокультурных исследованиях, изучении речевой практики сексуальных меньшинств).
 
Впрочем, гендерные исследования русских художественных текстов появились на Западе еще в конце 1960-х годов и, по, мнению финской исследовательницы И. Савкиной, в последнее десятилетие XX века переживали настоящий бум17. Это было связано с успехами гендерного литературоведения в изучении западного женского литературного творчества, с включением отечественной филологии последних десятилетий в западный контекст, с проведением международных семинаров и конференций, да и с самой художественной практикой – выходом многочисленных женских сборников прозы и поэзии в России и за рубежом18.
 
Итак, гендерный анализ, пришедший в литературоведение из сферы социальных наук, может служить исследовательским инструментом для интерпретации литературного текста.
 
Не случайно предметом пристального внимания отечественного литературоведения в последние годы становится так называемая «женская проза» – творчество писательниц, смело заявивших о себе в перестроечные годы (ставшие популярными В. Нарбикова, Л. Ванеева, С.Василенко, Н. Садур, М. Палей, Н. Горланова, Л. Улицкая, И. Полянская, Л. Петрушевская) и новое поколение 2000-х годов – И. Денежкина, К. Букша, Лулу С., А. Гостева, М. Рыбакова, А. Матвеева. В их прозе исследователи находят общие черты, характерные именно для "женского письма": автобиографичность, семейная проблематика, тяга к подсознательному, телесность, самоидентификация женщины, власть мужского.
 
Если проанализировать творчество, например, Л. Улицкой с точки зрения гендерных подходов, становится ясным, что в романе «Казус Кукоцкого» проблематика отношений мужчины и женщины и тема власти заявлены как основные. В романе налицо противостояние женского и мужского миров. «Казус» состоит в том, что великий  проект Кукоцкого – спасти человечество от вымирания – оборачивается крахом. Его деятельность по спасению всех женщин и детей вообще обернулось губительной слепотой по отношению к женщинам собственной семьи.
 
В романе Л.Улицкой есть те черты, которые феминистская критика приписывает женскому письму. Это биографизм (Л.Улицкая по образованию биолог-генетик, возможно поэтому большинство ее героев по профессии медики, биологи, химики): и обилие телесности (описание сцен изнасилования, физиологии человека, лабораторные опыты, роды и аборты),  тяга к подсознательному (Кукоцкий обладает даром "внутривидения", его жена Елена уходит в параллельный мир) и др.
 
Проза Л.Улицкой, как и вообще современная российская женская проза, требует специального разговора, но ясно одно: в целом гендерный подход позволяет определить специфику творчества современных авторов именно как творчества мужчин или женщин, выявить особенности их индивидуальной поэтики, обогатить исследовательский инструментарий профессионального литературоведа.
 
Таким образом, "гендер" мы можем рассматривать как важный фактор, влияющий на создание и интерпретацию литературных произведений.
 
-----
1. См. например: Введение в гендерные исследования.Ч.I,II, С.-П., 2001, журнал "Гендерные исследования", итоговые материалы гендерной конференции в Екатеринбурге "Гендерный конфликт и его репрезентация в культуре: мужчина глазами женщины" и т.д.
2. Воронина О.А. Гендер // Словарь современных гендерных терминов, М., 2002,  С.21.
3. Рюткенен М. Гендер и литература: проблема "женского письма" и "женского чтения" // Филологические науки, 2000, №3. С.6
4. В 60-ые – 70-ые годы женщины Западной Европы и США (наряду с индейцами, чернокожими и сексуальными меньшинствами) по аналогии с движением суфражисток на рубеже XIX – XX  вв. активно выступают в феминистском освободительном движении за свои гражданские, политические и экономические права. Поскольку теоретические исследования в эмпирической американской социологии считались необходимым условием поиска различных возможностей социальных изменений (в частности, преодоления неравенства в обществе), в высшей школе США и были организованы курсы по вопросам исследования роли женщин в обществе и культуре (в истории, литературе, искусстве). Тесная связь теории и практики стала основополагающей в развитии "женских/гендерных" исследований как академической дисциплины и придала новому научному знанию остро-социальный и политический/феминистский характер. Феминизм очень многолик. Ко второй волне (конец 1960-ых – 1970-ые) феминизма относят радикальный, либеральный, марксистский, социалистический феминизмы, к третьей  волне (1980-ые – 1990-ые), которая получила название постфеминизма, – культурный феминизм, феминизм цветных, постмодернистский феминизм, конструктивистский и т.д. Использование множественного числа этого понятия (феминизмы) подчеркивает всю противоречивость и множественность тех теорий, что вобрал в себя современный феминистский дискурс, основанный на постмодернистском принципе различия.
5. Пушкарева Н. Гендерные исследования и исторические науки // Гендерные исследования, 1999, № 3, С. 166-167.
6. Понятие "патриархат" понимается и используется "второй волной" феминизма главным образом как "мужская доминация"
7. Гендерные отношения – отношения между полами: различие и сходство полов, половых практик, сексуальностей, идентичностей, репрезентация гендера в культуре.
8. Пушкарева Н. Там же. С. 171
9. Сторонники биологического детерминизма считают, что биология человека четко определяет распределение социально-половых ролей ("женскую" и "мужскую"), которые, являясь "естественным" проявлением биологической сущности индивидов, признаются равнозначными, хотя и разными по содержанию (женская роль в социальной системе – это экспрессивная роль (роль домашней хозяйки), мужская роль – инструментальная роль (роль добытчика и защитника). Гендерная теория противопоставляет традиционному биологически-предопределенному распределении социальных ролей теорию социального конструирования гендера.
10. Классификация мира по признаку пола закреплена в культуре через символику мужского и женского начала, которая отражает и поддерживает существующую гендерную иерархию общества. Многие несвязанные с полом понятия, явления, предметы отождествляют с мужским/маскулинным или женским/феминным началом ("мужское"/"маскулинное" отождествляют с культурой, светом, Богом, творчеством, силой, активностью, и, в свою очередь, культура, свет, Бог и т.д. символизируют маскулинность, мужское начало; "женское"/"феминное" отождествляют с природой, тьмой, пустотой, хаосом, пассивностью, слабостью, которые также символизируют феминность, женское начало), поэтому понятие гендер рассматривают не только в социальном, но и в культурно-символическом аспекте.
11. Многонаучное понятие, введено структуралистами. Прежде всего имеют  ввиду специфичный способ организации речевой деятельности (письменной или устной), обладающий собственными правилами комбинаций и трансформаций; нередко употребляют как понятие близкое стилю (литературный д, научный д, философский д и т.д.)
12. Савкина И. Кто и как пишет историю русской женской литературы. // НЛО, 1997, №24, С.365.Понятие "женского письма" было предложено Элен  Сиксу. Э.Сиксу утверждает, что женская (как и детская) коммуникация с миром носит экстатичесий (телесный) характер: состоит из ощущений цвета, запаха, вкуса. Поэтому исследовательница говорит о женском теле, как способе создания женского языка, имея ввиду не анатомию тела, а его морфологию. Тело – это чувственное образование, которое не поддается рациональному  осмыслению, и "язык тела" создает свои значения в художественном тексте (метафоры, умолчания, синтаксические сломы).
13. Жеребкина И.Феминистская литературная критика.// Введение в гендерные исследования. Ч.1, С.-П., 2001,С.555.
14. Жеребкина И. Там же. С.546.
15. Колодны А. Танцы на минном поле. Некоторые наблюдения относительно теории, практики и политики феминистского литературного критицизма // Гендерные исследования, 1999, №2, С.150.
16. См.: Введение в гендерные исследования.Ч.I,II, С.-П., 2001, Антинескул О.А. Гендер как параметр текстообразования, Пермь, 2001.
17. Савкина И. Там же. С.360.
18. Царицы муз: Русские поэтессы XIX – начала XX века / Сост. В.В.Ученова./, М.,1989; Дача на Петергофской дороге: Проза русских писательниц первой половины XIX века / Сост. В.В.Ученова./, М.,1986; Толька час: Проза русских писательниц конца XIX – начала XX века / Сост. В.В.Ученова./, М.,1988; Сборники современной прозы женщин: Чистенькая жизнь /Сост.А.Шавкута/, М., 1990; Не помнящая зла / Сост. Л.Ванеева/, М., 1990; Новые амазонки /Сост. С. Василенко/, М., 1991.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)