Главная > Выпуск № 8 > ТестянОе образование

Нина Васильева

«ТестянОе» образование

     ЕГЭ по литературе – недопустимая профанация, беда, абсурд. Недавно выступавший по телевидению наш известный пушкинист В.Непомнящий (программа А.Архангельского «Тем временем») точно назвал все метаморфозы с преподаванием литературы трагедией, Апокалипсисом. Точнее не скажешь. И я не хочу обсуждать детали: структуру теста, уровень вопросов, качество заданий. Это технические частности, которые подлежат усовершенствованию. Но порок не в них, а в самой идее «затолкнуть» литературу в убогий по замыслу формат теста. Эта идея, если её развить до логического конца, – преступна. Литература – единственный предмет, где можно поставить ребенку речь, дать Слово, научить говорить и думать. Сегодня это у него забирают. Разве еще неясно, что с речью у нас национальная катастрофа: 30% давно ушло в мат, 30% изъясняется на жаргонно-сленговом речении (к ужасу, в этом слое лидируют молодежь и подростки), еще 30% попросту мычит, не умея членораздельно связать два слова. Затерявшиеся в массе 10% не делают погоды.
     Так сложилась моя собственная жизнь, что я много общаюсь с самыми разными категориями людей: абитуриенты, студенты, младшие школьники, менеджеры, родители, правоведы, вузовские преподаватели и школьные учителя негуманитарного профиля, административные работники и т. д. Речь ущербна! В нормальном обществе в такой ситуации объявляют SOS и мобилизуют гуманитариев, в первую очередь филологов, а у нас их выдавливают по всему фронту.
     Эксперимент с ЕГЭ (в том числе и по русскому языку) однозначно подтвердил, что учащиеся не понимают предложенный текст, не могут выделить в нём главную мысль, затрудняются с оформлением собственного мнения и личной позиции. Сокращение часов по литературе (до двух в неделю!) – это путь к беде, к нравственной катастрофе. В полном объёме она ещё грядёт, но первые «звоночки» мы уже слышим. Все сегодня понимают, что мы живем в убыточное время: на глазах убывают доброта, милосердие, интеллигентность, человечность. В цене – жестокость, агрессия и насилие. И эта деградация – лишь одно из следствий тотального отказа от гуманитарных дисциплин, прежде всего литературы.
     Внедрение тестов как способа обучения и контроля не дает возможности поговорить на уроках литературы о её предмете – душе человека. Ослабление связей с литературой и прямой отказ от неё подошло сегодня к очень опасной черте – утрате речи. Ведь слово, если его не развивать, превращается в мычание. А язык связан с мыслью. Неумение говорить оборачивается неумением мыслить. Напомним, что все колонизаторы начинали с того, что запрещали язык покорённых народов. Мы отказываемся от своего языка добровольно – через отказ от литературы. Но есть в этом процессе наиболее опасная сторона, о которой в своё время писал наш философ Мераб Мамардашвили: «Общество опускается до такого уровня речи, при котором оно становится лёгкой добычей демагога или тирана». Мы – на пороге, у самой черты, когда наша убогая речь бросает нас в объятия политических проходимцев, манипуляторов и разного рода «вождей».
     Вот почему я категорический противник подготовки и проведения ЕГЭ в форме тестов. Человек должен говорить и думать, а не «галочки» ставить или отгадывать нечто из перечня готовых чьих-то вариантов ответа. Массовое нынешнее тестирование – это преступление против речи, а следовательно, и против личности. Это лучший способ поощрять дебильность, на ниве которой и без того усердствует наше телевидение и компьютерная игровая развлекаловка. Литература – единственно возможная прививка от тотального одичания, но она-то и задвигается на задворки, даже в вузе.
     Вот-вот на «просторы родины чудесной» двинутся первые отряды полуобученных бакалавров, которые начнут «энегрично фукцировать» (Пильняк), поскольку в их образовательном стандарте всё, что можно, сократили, убрали, ужали, урезали, укоротили. Отменили спецсеминары – единственную форму, где можно было говорить, спорить, думать, обсуждать, доказывать, отстаивать своё мнение. Ни вкуса к профессии, ни качественных знаний, ни филологической культуры. К выходу в жизнь готовится выпускник, у которого в голове – зеро, в душе – пустота, в речи – Эллочка Щукина. Этакий массовый выкидыш «тестяного» образования, коллективный продукт ЕГЭ всех образцов. А ведь он и пойдёт по жизни сеять убогое, жалкое, блёклое.
     Когда я об этом думаю, мне не просто грустно, мне страшно. И я уже не сомневаюсь, что введение ЕГЭ по литературе – это системный знак, ещё одно звено в общей политике в сфере образования. Это не чиновничье недомыслие, как хотелось бы думать, а вполне сознательные действия и установки. Так что разработчики из ФИПИ не отсебятину гонят, они знают, что делают, – они выполняют государственный заказ на понижение планки нашего гуманитарного образования, на погашение в нём творческой мысли, живого человеческого Слова, духа поиска и дерзания, на общее оболванивание молодёжи. Как вопрошал поэт по другому поводу – «Значит, это кому-нибудь нужно?!» Значит, нужно… В очередной раз, вполне в российских традициях, в жертву приносится человек – он опять навоз под пашню, удобрение под котлован, материал для экспериментальных химер. Всегда – только средство, никогда – не цель. Слова, произносимые по этому поводу – лицемерие, не относящееся к делу. Но вот тогда нам и не надо сокрушаться, откуда и почему у нас главенствует оголтелая бюрократия, жирует хамское чиновничество, процветает циничное телевидение, почему все мы жертвы издевательского и вымогательского здравоохранения, почему у нас в загоне социальные программы и социальные приоритеты, почему невменяемая власть, почему такая позорная элита, неумные министры, почему ублюдочный рынок, почему в нашем обществе катастрофически исчезает культура стыда и, соответственно, торжествует повсеместное бесстыдство. Почему, почему, почему…
     Гуманитарная составляющая всё очевиднее отжимается на периферию жизни. Побеждает недальновидная логика: гуманитарии не прагматичны, а значит, неактуальны, они не дают ощутимой и близлежащей прибыли, не наращивают коммерческого ажиотажа – значит, их услуги не востребованы. Просчитаемся – и очень скоро!
     Разумеется, я не хочу напрямую связывать процесс деградации гуманитарного образования с ЕГЭ по литературе, но цепочка раскручивается по единой логике: отучение от речи – отучение от мысли – отучение от духовной культуры, которая начинается с приобщения человека к Слову. Устранение его из нашей жизни неизбежно отомстит духовной нищетой  и нравственной глухотой. Мы к ним стремительно приближаемся. И в этом процессе «тестяное»  образование, к которому подключили и литературу, – играет решающую роль. Как поётся в песне, «то ли ещё будет»…
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)