Главная > Выпуск № 8 > О ЕГЭ по литературе 2009 часть С

Вера Кайгородова

О ЕГЭ по литературе – 2009: часть С

     Сложно судить о результатах выполнения части С ЕГЭ по литературе, проверив немногим больше пятидесяти работ. Можно говорить лишь о некоторых наблюдениях.
     Первое впечатление обнадеживает: среди прочитанных работ совсем немного провальных, в большинстве своем ребята написали неплохо, некоторые – просто прекрасно. Но когда задумываешься, что это работы только каждого десятого, картина видится иной: их написали широко образованные дети из числа лучших выпускников и те, кто предполагает сдавать результаты  в качестве вступительных на гуманитарные факультеты. Они же – авторы лучших сочинений-рассуждений по русскому языку. Итоговые представления о литературе девяти десятых, избравших другие дисциплины, к сожалению, скорее всего, несоизмеримы с увиденным.
     Итоги по русскому языку и литературе в частях С взаимосвязаны, как и допущенные погрешности. Не рассуждая о грамотности одиннадцатиклассников (для этого требуется обширный материал), хотелось бы отметить типичные для последних лет ошибки при переносе – плод работы на компьютере и чтения текстов, на нем набранных. При проверке, как известно, оценивается следование нормам речи. Иногда ученики обращают на них мало внимания. Неумение выразить себя в слове проявляется не только в бедности и однообразии синтаксических конструкций, нарушении видо-временной соотнесенности глагольных форм в слабых работах; к сожалению, самостоятельно мыслящие дети, желая сказать естественно и эмоционально, неудачно используют экспрессивно окрашенные средства, немотивированно применяют диалектные и просторечные слова.
     Как и на ЕГЭ по русскому языку, выпускники не вникают в содержание предложенного текста, поэтому нередко ограничиваются при анализе лишь малой частью имеющейся в нем информации. Ответ на вопрос С1 (анализ эпизода), что узнает читатель из данного фрагмента (приезд маленького Чичикова в город и напутствие отца) о семье, в которой воспитывался главный герой «Мертвых душ», в большинстве случаев стереотипный, формируемый в школе десятилетиями: в семье царит жадность, отец – корыстный человек, его девиз – «береги копейку». Достаточно редки рассуждения о бедности семьи, ее оторванности от городской жизни, о том, что полнота Павлуши указывает на любовь к нему домашних, как и небольшая сумма, выданная ему отцом, что совет последнего – результат сурового жизненно опыта и др.
     Школьники невнимательно читают вопрос и вследствие этого неточно на него отвечают. В ответе на задание С2, требующее привлечения литературного контекста: в каких произведениях русской классики звучат напутствия родителей детям и чем они отличаются от наставлений, полученных главным героем «Мертвых душ», или созвучны им, – не выделив ключевое слово «напутствие», экзаменующиеся в ряде случаев описывают взаимоотношения детей и родителей в семьях Кирсановых, Ростовых, Обломовых.
     В целом набор сопоставляемых фактов невелик, повторяется из ответа в ответ, что объяснимо ограниченностью перечитанных к экзамену текстов. В данном случае: напутствия Гринева-старшего, князя Болконского. Лишь в нескольких работах говорится о госпоже Простаковой, Борисе Годунове,  отцах Молчалина и Штольца, матери Веры Павловны. В таких работах, свидетельствующих о хорошем знании всей программы, как правило, содержатся и интересные, самостоятельные суждения о сути напутствия.
     При чтении задания С3 на материале лирики сразу видны не только способности ученика, но даже в большей степени – наличие и уровень работы словесника, занимавшегося с ним анализом художественного текста. В противном случае дети беспомощны в подходе к стихотворению, дают стандартные ответы, ограничиваясь общими впечатлениями. Например, типичная реакция на вопрос «Какие чувства лирического героя выражены в стихотворении Сергея Есенина “Не бродить, не мять в кустах багряных…”?» сводится чаще всего к  констатации «любви к женщине».
     В большинстве школ в последние годы, даже десятилетия не принято заставлять учить стихи наизусть, поэтому вопросы С4, требующие знания лирических текстов, были для экзаменующихся сложными. В лучшем случае перечислялись имена поэтов, конкретные произведения назывались чрезвычайно редко, еще реже проводилось их сравнение. Очевидно, необходимо возродить практику зачетов на знание лирики, и начинать эту работу нужно как можно раньше, в средних классах.
     Сочинение С5. Самые интересные из работ, которые привелось прочитать, были об истории жизни Ильи Ильича Обломова. Что она: трагедия или скучная обыденность? Отвечая, выпускники показали личную заинтересованность людей, совершающих выбор жизненного пути, хорошее знание текста. В слабых работах текст (точнее, история жизни Обломова) последовательно пересказывался с краткими комментариями.
     Сочинения по творчеству Лермонтова чаще всего также сводились к пересказу. Школьники обращались к «Герою нашего времени». Несколько рассуждений о лирике Лермонтова были оригинальными и глубокими, написанными прекрасным языком, что было, скорее, исключением. Встречались работы, чаще слабые, в которых текстуально совпадал ряд фрагментов. Сложно судить, что тому причиной: хорошая память заучившего соответствующую главу или использованный на экзамене учебник.
     Сочинение по литературе ХХ века, представляется, очередной раз выявляет одну из проблем ее преподавания. Тексты советских авторов нуждаются в современном, живом прочтении. Сочинение «Каков нравственный смысл противопоставления образов Лары и Данко в рассказе Максима Горького “Старуха Изергиль”?» писали, как правило, ученики не из числа лучших. Их комментарии отличались прямолинейностью, однообразием, иногда неуместной публицистичностью, либо сугубо бытовыми аналогиями. Было лишь несколько приятных исключений: выпускники рассуждали о природе контраста в рассказе, о Ларре и Данко как началах в каждом человеке и как о «ненужных крайностях». В каждом из сочинений проявились и личность ученика, и, наверное, самостоятельность мысли его учителя.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)