Главная > Выпуск № 8 > Разноголосица мнений о ЕГЭ по литературе

Разноголосица мнений о ЕГЭ по литературе

Б.В.Кондаков, доктор филологич. наук,
профессор, декан филологического факультета ПГУ:
 
     Сама идея поиска новых способов контроля знаний учащихся сомнения не вызывает. Прежние формы давно исчерпали себя. Фактически все ресурсы сочинений и рефератов берутся сегодня из Интернета, устный экзамен абсолютное большинство студентов сдают с использованием шпаргалок (печатных или электронных), изготовление которых поставлено на поток, а также иных технических средств. Тестирование может существовать как один  из способов проверки знаний учащихся (той части, которая может быть формализована – а это часть для каждого предмета своя). В этой ситуации проведение ЕГЭ по литературе можно признать своеобразным экспериментом. Задания типа С, проверявшиеся преподавателями университета, показались достаточно сложными и интересными по проблематике. О заданиях типа В судить не могу, поскольку знаком только с демонстрационным вариантом, вызывавшим большие сомнения.
     Другое дело, что уровень знаний современных учащихся показался мне низким (тем более нужно учесть, что литература – необязательный для сдачи предмет. Сдавали этот экзамен только те учащиеся, которые планируют связать своё будущее с гуманитарными специальностями). Литература в современной школе всё больше вытесняется на периферию образования – туда, где уже в предыдущем десятилетии оказались музыка, изобразительное искусство, мировая художественная культура. Негативные последствия этого решения наше общество, по-видимому, будет долго пожинать в будущем. Истинный патриотизм воспитывается не военной подготовкой, не на идее модного теперь «гражданского образования», а на изучении и усвоении национальной культуры, органичной частью которой является литература. Воспитательный процесс (а сейчас очень любят рассуждать о приоритете воспитания над образованием), выработка системы духовных ценностей тоже немыслимы без освоения национальных традиций, в концентрированном виде содержащихся в литературе и фольклоре. Самостоятельность мышления, способность к творчеству (не только художественному, но и научному) также вырабатывается с помощью литературы.
     Ошибочным, на мой взгляд, является разделение русского языка и литературы на два экзамена. Получается, что можно неграмотно писать по литературе, а грамотно нужно писать на темы, не связанные с ней.
     Но самое опасное – перекос, возникший в осуществлении самого процесса образования. От результатов ЕГЭ теперь зависит не только поступление в вузы, но и нередко статус школы, положение заработной платы учителя. Понятно, что в этой ситуации всё внимание педагога будет направлено на натаскивание учеников к ЕГЭ. Всё меньше внимания уделяется в школе чтению, развитию устной и письменной речи учащихся, навыков творческого мышления. Плоды этого видны уже сейчас: в вузы приходит поколение ребят, которые совершенно не имеют читательского опыта, а иногда очень плохо читают, не владеют устной и письменной речью, а это как раз те, кого школа в течение трёх-четырёх лет целенаправленно готовила к ЕГЭ. Вполне закономерно из этого вытекает тот факт, что для нынешних студентов первых-вторых курсов большие трудности возникают при выполнении курсовых работ, в процессе устных выступлений на семинарах, ответов на экзаменах.
     В русле этой же тенденции находится и последовательно проводившееся на протяжении последних лет системное сокращение в классическом университете приёма на основные гуманитарные специальности – филологию, историю, философию. В то время как юристов и менеджеров выпускают многими сотнями и тысячами, счёт будущих филологов, историков и философов пошёл уже на единицы (то есть такое количество студентов, которое оказывается критическим для самого факта существования специальности в университете: студенческая группа в пятнадцать и менее человек не только экономически невыгодна,  но и чрезвычайно трудозатратна). Через несколько лет сложится вполне прогнозируемая ситуация: в стране практически не останется специалистов по русскому языку с университетским образованием, а значит, и преподавать русский язык и литературу будет некому. 
     Опытные педагоги, многие из которых давно миновали пенсионный рубеж, уйдут из школы. А замены им не найдётся (уже сейчас в ряде школ появляются педагоги без высшего образования). Восстановить имеющийся сейчас кадровый потенциал гуманитарного образования будет очень трудно, так как за сокращением приёма студентов в вузы, в частности на специальность русский язык и литература, следует сокращение преподавательского состава.
     Таким образом, можно сделать вывод: факты свидетельствуют о том, что наша система образования входит в системный цивилизационный кризис, выйти из которого обществу будет гораздо сложнее, чем из нынешнего глобального экономического кризиса. Введение ЕГЭ по литературе – это лишь частное проявление общих процессов в нашем образовательном кризисе.
 
Л.И.Лурье, доктор педагогич. наук,
профессор кафедры педагогики ПГПУ:
 
     Борьба с коррупцией – острейшая проблема в современной России. В какой мере ЕГЭ полезен в решении этого вопроса? Известно, что коррупция преодолевает и те секретные коды, которые защищают этот вид мониторинга. Так что эту свою главную функцию ЕГЭ выполняет не всегда. Всё остальное – минусы. О том, насколько нелепо оценивание знаний по литературе в форме теста, многократно высказывался на страницах «Учительской газеты» Лев Айзерман. Кроме того, литература как учебный предмет испытывает глубочайший методологический кризис, требуется современное прочтение классики. Уникальным отражением этого может быть, например, передача по каналу «Культура» – В.Непомнящий читает «Евгения Онегина». Он сказал, обобщая содержание этого романа: «Мы, кажется, в нашей быстротечной жизни всегда не успеваем главного».
     Возвращаясь к ЕГЭ, хочу напомнить формулу Б.Пастернака: «образ мира, в слове явленный». Так вот, цель ЕГЭ по литературе – научить видеть мир в пространстве духовных обобщений, которые никак не найдут места в нескольких вариантах ответов, предлагаемых тестологами. Более того, перед глазами у меня всегда всплывает картина Репина «Пушкин на лицейском экзамене». Какой эмоциональный всплеск! Какая энергия созидания! Разве она улавливается через ЕГЭ?
     Страшно и другое: литература, как и многие другие дисциплины, перестаёт настраивать на раскрепощённое  мышление, где возможна ошибка, и её анализ приобретает особую ценность.
     Кажется, забрезжил свет в конце тоннеля. Стандарты нового поколения, которые должны вступить в силу с первого сентября, ориентируют на основной результат общего полного среднего образования как на способность к смыслообразованию. Кажется, духовность снова возвращается в жизнь школы, а это значит, что образование станет феноменом культуры.
 
Е.А.Баженова, доктор филологич. наук,
зав. кафедрой современного русского языка
и стилистики ПГПУ:
 
     Экзамен по литературе оставляет удручающее впечатление:
  • Для многих выпускников русская литература – это дом, где смешалось всё: авторы произведений и их герои, события и идеи, время и место. Литературное произведение предстаёт одним сплошным хаосом.
  • Абитуриенты не воспринимают художественный текст как произведение искусства, требующее специального анализа и специального языка – языка литературоведческих категорий. В лучшем случае они пересказывают содержание на обывательском уровне зрителя телесериалов: кто кого любил, кто кого родил, кто кого убил.
  • В работах отчётливо выделяются штампы, навязанные школой, и неспособность к самостоятельной интерпретации произведений. Думаю, что это – неизбежный результат натаскивания школьников на саму форму теста.
 
С.В.Бурдина, доктор филологич. наук,
профессор ПГУ:
 
     Тестовые задания части С были составлены грамотно, ориентировали абитуриентов на анализ текста, на привлечение фона, постижение литературного произведения в контексте. Однако тест по литературе не даёт абитуриенту возможности полностью проявить себя, о выражении личной индивидуальности говорить в этом случае не приходится. Очень важно, как человек мыслит, как говорит, но в ЕГЭ и мыслительная, и речевая деятельность остаются «за кадром». Навязанные школьные штампы заменяют мыслительный процесс и творческий подход. Абитуриенты абсолютно не владеют литературоведческой терминологией, не знают художественных текстов, не способны грамотно выразить мысль. Обобщая, хочу сказать, что негативную реакцию вызывает сама форма теста по литературе. Но и школа, как показал экзамен, сегодня не готова работать в такой системе.
 
Г.Л.Васильева, почётный учитель РФ,
ведущий учитель гимназии №11 им. С.П.Дягилева,
Н.М.Козлова, заслуженный учитель РФ,
зав. кафедрой литературы гимназии №11 им. С.П.Дягилева:
 
     Политика осовременивания России ведётся в формате западных стандартов. В  экономике, прицепившись к доллару и начав строить капитализм, в то время как весь мир переходит на ценности социализма, мы уже разрушили до основания лёгкую, пищевую, военную и тяжёлую промышленность, судостроение, – и утратили качество, например, одежды, обуви, книгоиздания, продуктов питания.
     Расшатываются теоретические основы фундаментальных наук, так как расходы на них окупаются в течение по меньшей мере 100 лет, зато отечественные теоретики успешно трудятся в научных центрах США, Западной Европы и стран юго-восточной Азии.
     За 20 лет, с 1989 г., страна приобрела такой облик, словно пережила третью мировую войну. Эта ползучая война добралась, наконец, до образования и культуры, – наверное, чтобы не было рецидива 1917 года. По сути, это война против «мозгов» и российской духовности, ведь тёмных людей легко можно превратить в наёмных, низкооплачиваемых рабочих, а все духовные ценности свести к низкой, граничащей с порнографией продукции, накопленной в Голливуде в течение ХХ века.  
     Политика открыто циничная, замешанная не на зарабатывании, а на наживе, направленная на превращение России в мировую промзону с наёмным рабским трудом, – ей нужны только российские земли и просторы, а не российская нация… Что ж, история знает цивилизации, которые исчезли с лица земли… И сегодня перед каждым из  нас стоит прямой вопрос: быть или не быть России.
     Тесты – инструмент нивелировки сознания, стандартизации мышления, жизни по шаблону:
1.    Тест неприемлем в вузе, так как для вуза важен диалог преподавателя и студента (даже на экзамене): нужна информация о качестве мышления, уровне сознания, профпригодности абитуриента, и сделать это может только сам вуз.
2.    Тест неприемлем в школе (на выходе и на входе), так как он не может учесть развитие, движение ребёнка по ступеням роста и знания. Ребёнок – величина переменная, скорость движения у каждого своя собственная. Тест «зарубил бы» Пушкина и Толстого, Ломоносова и Рихтера близко бы не подпустил к профессиональному образованию.
3.    Тест неприемлем и в предмете литературы, так как:
•     литература – особый предмет, интегрирующий многие гуманитарные науки и культуру в целом: этику, классическую философию, социологию, историю, языки, психологию, искусство музыки, живописи, архитектуры. Вместить всё это в одном тесте невозможно.
•     литература – «человековедение» и «человекостроительство». 210 лет Россия живёт нравственными ценностями Пушкина, например. Она связана с духовной работой читающего. В её компетенции – воспитание ребёнка. Россия – страна, изначально живущая Словом и Проповедью, с потерей которых она, как ветхозаветный Самсон, неизбежно потеряет и лицо, и силу. Уже сегодня нас захлёстывает пьянство, разгул порнографии.
•     Тест не касается  нравственных сторон личности, её ценности и ценностей. Патриот ли России будущий гуманитарий – политик, торговец; любит ли детей будущий учитель; предан ли медицине врач, – всем этим тест не интересуется.
4.    Предложение: по профильным предметам вуз должен иметь право самостоятельного выбора формы и содержания экзамена в виде:
•    - школьного балла ЕГЭ;
•    - ЕГЭ вуза;
•    - сочинения;
•    - диктанта;
•    - проекта.
     Ведь в настоящее время за школой оставлены баллы в аттестате, в которых отражена личность ребёнка, и обязательные тесты по русскому языку и математике, отражающие реальные знания выпускника.
 
Л.В.Кутлыева, учитель русского языка и литературы
МОУ «Гимназия №11 им. С.П.Дягилева»:
 
     Школьный экзамен по литературе в форме ЕГЭ не даёт возможности проверить знания школьников. В тестах ЕГЭ по литературе большое внимание уделяется проверке знаний теории литературы, предлагаемые вопросы поверхностны, нацелены на зазубривание терминов, на натаскивание, а не на понимание художественного произведения.
     Вопросы на знание текста произведения давно стали предметом высмеивания на уровне анекдота. Любовь к детали затмила стремление к пониманию произведения. Школьники, герои анекдота, пытаются угадать, какое это животное, натыкаясь то на хвост, то на хобот. Но, увы, в результате оказывается  – «Слона-то я и не приметил». 
     Предлагаемые задания уровня С не дают выпускникам проявить индивидуальность, творческие способности. Вопросы часто не предполагают глубокого, серьёзного размышления, развёрнутого ответа.
     Однообразно составленные задания билетов нагоняют на школьников тоску. Подобная форма экзаменов не вызовет у выпускников желание обратиться вновь к произведениям русской классики. ЕГЭ по литературе – это еще одна попытка сделать Россию самой не читающей страной в мире.
     Подобная форма экзаменов не даёт вузам никакого представления об абитуриентах. При приёме на филологический факультет необходимо проводить экзамены в других формах.
 
Н.В.Мельникова, учитель литературы школы №7:
 
     Познакомить учащихся с лучшими произведениями литературы, развивать  творческие способности, речь, формировать умение мыслить, сопереживать – основные задачи гуманитарного, в частности литературного образования в школе. В конечном итоге эти задачи сводятся к главной цели – формированию личности. Но ни одну из этих задач не проверяет ЕГЭ по литературе. Задания  части В направлены лишь на воспроизведение отдельных литературоведческих понятий, названий глав произведений, имён героев, мест действия и так далее.
     Выполняя задания С1 – С4, выпускник должен дать «прямой» ответ на поставленный вопрос в объёме 5 – 10 предложений. Для задания С5 (сочинение в объёме 200 слов) в основном предлагаются темы узкие, подразумевающие конкретный ответ на поставленный вопрос (обращает на себя внимание, что почти все темы сформулированы в форме вопроса).
     Общее впечатление от ЕГЭ по литературе складывается следующее:
1.    Данная форма  экзамена может выявить лишь узкие, очень конкретные знания. И не больше! В заданиях подобного типа невозможно проявить эрудицию, широту восприятия, способность мыслить.
2.    Творческие способности совершенно не востребованы, они остаются за рамками этого экзамена.
3.    Трудно проявить начитанность, так как нет заданий, выявляющих читательские интересы и предпочтения выпускников.
4.    Подготовка к экзамену такого типа (а учителя вынуждены это делать) ставит и учителя в определённые, очень жёсткие рамки, может привести к формализму в преподавании литературы.
5.    Подобный экзамен, кроме огромного вреда и невосполнимого ущерба литературному образованию, ничего принести не может.
 
Э.Н.Падей, директор школы №17:
 
     Ещё древние люди изобрели письменность не только для сохранения и передачи исторического опыта народа, но и для совершенствования в овладении Словом. Слово может обрадовать, огорчить, поддержать, помочь уверовать во что-либо. Как произнести слово – тоже важно. Интонационная организация речи, установление смысловых отношений, выражение разных настроений и чувств. А мелодика речи! Паузы, громкость, эмоциональные оттенки, подчёркивание голосового тембра. Вне интонации устная речь невозможна.
     Сегодня Слово не в почёте. Мы переходим на знаковую и сленговую систему обмена мыслями, что обедняет не только речь, но и наши отношения. В недалёком прошлом в школе при любом наборе экзаменационных предметов математика и литература всегда были обязательны. И внятные рассуждения требовались не только на литературе, но и на математике и любом другом предмете – только так ученики, постигая истину, демонстрировали её понимание через слово.
     ЕГЭ же – тестовый экзамен. Короткое письменное эссе по литературе – крайне мало для выпускника. Сегодня ученики говорят скупо, невыразительно, с бедными, однообразными интонациями. Бледная устная речь. Письменная ещё менее выразительна. Заметим: в письменных рассуждениях сегодняшних выпускников почти  отсутствуют такие знаки препинания, как тире, многоточие, восклицательный и вопросительный знаки. Это отражение состояния общей речевой культуры. Кулаками, локтем, плечом может выразить своё несогласие, возражение, протест. Мы говорим: «Красота спасёт мир» – и часто забываем уточнение: «кабы она доброй была». Кулаком доброту, внимательность, неравнодушие не сформировать и не передать. Тогда – слово? Люди умеют слушать, но всегда ли слышат? Где этому учиться? Очевидно, на уроках литературы, ибо это уроки жизни, где обязательно звучит оригинальный авторский текст, на уроке учащиеся могут обменяться мнениями, пониманием, оценкой ситуации не только в литературном произведении, учатся слушать и слышать себя и других, учатся договариваться, избегать разногласий с помощью слова, а не кулака или пинка. Урок литературы – это приобретение социального опыта, формирование критического мышления, нравственной и гражданской позиции. ЕГЭ же как форма экзамена формирует другое: потребительское и крайне прагматичное отношение к образованию и, в частности, к литературе: в жизни не пригодится, а значит, можем не перегружать свою память заучиванием наизусть, необязательно читать классику, да и вообще книги. Но только знаковой системой, сленговой культурой гражданина и творца не воспитаешь! А это уже социальная проблема.
 
Н.Меркушина, абитуриентка 2009 года:
 
     Всем известны преимущества ЕГЭ: нет необходимости сдавать выпускные и вступительные экзамены. Абитуриент может просто разослать свои документы в любой вуз страны и спокойно ждать, зачислят его или нет. Однако существует ряд предметов, которые очень сложно втиснуть в рамки ЕГЭ. И к таким предметам относится прежде всего литература.
     Тренировочные задания и задания, полученные непосредственно на экзамене, были довольно примитивны и не требовали анализа. В заданиях части В необходим лишь краткий однословный ответ на вопросы теоретического характера, и повторяются эти вопросы очень часто, то есть почти в каждом варианте есть ответы: эпизод, ремарка, пейзаж и так далее. Нельзя не отметить, что такие задания совсем не являются показателем знаний ученика, ведь вызубрить термины и понятия может каждый.
     Задания части С тоже не отличались глубиной и оригинальностью. Нужно лишь знать содержание произведения и сопоставить его с другими текстами. Я не хочу сказать, что ЕГЭ по литературе может сдать без проблем каждый ученик. Безусловно, для этого необходимы навыки написания сочинений, знание теории и умение владеть языком. Но подготовиться к экзамену можно за короткий срок, всего лишь прочитав произведения в кратком изложении. Таким образом, получается, что те ученики, которые добросовестно и глубоко все годы изучали литературу, и те, кто начал готовиться к экзамену совсем недавно, имеют равные шансы получить высокий балл. И это подтверждается на практике.
     В заключение хочется сказать, что форма ЕГЭ, даже по литературе, достаточно удобна, несмотря на то, что многие не перестают ругать её. Однако, на мой взгляд, если Министерство образования  не отменит ЕГЭ по литературе, потребуется большая доработка и усовершенствование этого экзамена.
 
Н.Гилёв, абитуриент 2009 года:
 
     Никогда не думал, что мне придётся сдавать ЕГЭ по литературе, но это случилось. Просмотрев несколько книг, я понял, что совершенно ничего не знаю. Вопросы были ужасными, а некоторые и сформулированы некорректно. После двух месяцев усердной подготовки вопросы в книгах стали как будто легче. Задания во многих вариантах повторялись. Это-то и проще для ученика.
     Но другое дело, как писать сочинения и задания с развёрнутым ответом?  Прочитав рецензии и анализ произведений русской литературы, можно хоть как-то выполнить эти задания.
     Одним словом, ЕГЭ по литературе проверяет лишь поверхностные знания ученика. На этом-то и можно выиграть и получить больше баллов.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)