Главная > Выпуск № 9 > Антиномия - антонимия: взаимодействие или взаимоисключение?

Людмила Грузберг

Антиномия – антонимия: взаимодействие или взаимоисключение?

Исходная гипотеза этой статьи: поскольку культурный концепт по своей природе и сущности антиномичен, т.е. гармонизирует в своем содержании противоположные смыслы, он в силу этого не может вступать в отношения синонимии / антонимии с другими концептами.
Проверка гипотезы осуществляется на материале концептов МИР – ВОЙНА.

Лингвистическая антонимия определяется как смысловая противоположность, закрепленная в нормах словоупотребления и предполагающая определенную типологию семантически противоположных слов и самой противоположности. Л.А.Новиков, например, выделяет следующие виды противоположности:

1. Контрарная противоположность, которую выражают крайние симметричные члены упорядоченного множества (а между ними существует средний, промежуточный член): молодой —нестарый, немолодой, пожилой… —  старый;   холодный — негорячий, прохладный, теплый… — горячий и т. п. Это наиболее характерный и распространенный вид противоположности,  именно  он лежит в основе антонимии слов, содержащих указание на качество. С оговорками сюда можно отнести и противоположность основных понятий-координат левый — правый,  верх — низ,  здесь — там и т.п., поскольку они предполагают некую «срединную» точку отсчета.

2. Комплементарная противоположность (или дополнительность; от англ. complementarity), в которой, в отличие от контрарной, между противопоставляемыми членами нет никакого среднего, промежуточного члена:  живой — мертвый,   истинный — ложный,   можно — нельзя,  вместе — врозь,  занято — свободно (о месте) и т.п.

3. Векторная противоположность (от лат. vector – 'везущий, несущий'), которая представляет собой противоположность разнонаправленных действий, движений, признаков:  подниматься — опускаться,  входить — выходить,  революционный — контрреволюционный   и т.п. 1.
 
Логическая модель противоположности конкретизируется в языке: она становится моделью антонимии слов, обозначающих качество или выражающих противоположную направленность действий, состояний, признаков и свойств. 

Мы основываемся на следующих теоретических положениях:
1. Концепт есть совокупность смыслов.
2. Концепт – это культурно-ментально-языковая единица, «пучок представлений, понятий, знаний, ассоциаций, переживаний, которые сопровождают слово»2.

Основной метод, применяемый в нашей работе, это метод компонентного анализа. Инструментарий компонентного анализа “приложен” нами к:
а) словарным дефинициям при словах  война, мир в словарях различных типов;
б) пословицам, поговоркам, афоризмам, фразеологизмам, устойчивым сравнениям и некоторым другим видам прецедентных текстов, включающих  эти слова;
в) контекстам со словами война, мир, выбранным из стихотворных и прозаических художественных произведений.
В качестве дополнительного приема использован анализ концептуальных метафор, соотносимых с понятиями война, мир, по методике профессора А.П. Чудинова3.

Проанализировав по описанной методике концепт ВОЙНА, мы обнаружили в его содержании следующие смыслы: ‘вооруженный (-ая, -ое) конфликт, борьба, противостояние…’; ‘смертельно опасный (-ая, -ое)’; ‘вовлекший (-ая, -ое), вовлекающий(-ая, -ое) огромные массы людей’; ‘осуществляющийся (-ая, -ое) на обширнейшей территории’, а также такие смыслы, как ‘разрушительность’, ‘жестокость’,  ‘неподвластность человеку’, ‘враждебность человеку’, ‘страх’, ‘стрельба’,  ‘борьба’, ‘горе, несчастье’, ‘смерть’ и некоторые др.

Поскольку концепт – единица культурно - ментально (подчеркнуто нами – Л.Г.) - языковая, постольку в его содержательной структуре ментально  окрашенные компоненты весьма существенны. Понятие священная война (здесь речь идет именно о понятии) сформировалось в русском языковом сознании на основе общественного опыта, духовного исторического наследия, всего пережитого народом за годы двух мировых войн, особенно за время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Став одним из смыслов концепта, компонент  ‘священная’ не только расширил его рамки, не только увеличил глубину содержания, но и возвысил этот концепт, приблизил его к сакральным сущностям. Этому же способствовало обширное гнездо однокорневых слов, прежде всего, слова стилистически высокие – воин, воинский, воинство, воинствующий, воитель и т.п.

АнтИномичность концепта ВОЙНА своеобразна в том плане, что в изучаемом концепте взаимодействуют противоположные смыслы, предельные по степени  проявления их сущности, признаков, характеристик. С одной стороны, война уничтожает массы людей, целые народы и страны (она предельно разрушительна); с другой стороны, она выявляет самые замечательные качества человека и человечества: храбрость, мужество, способность к самопожертвованию, любовь к родине и др. К войне бесспорно приложимо  понятие ВЫСОКОЙ трагедии.

Концепт как ментальное образование высшей степени абстрактности связан преимущественно именно со словом.  Поэтому в процессе изучения  культурного концепта не только естественно, но насущно необходимо обратиться, прежде всего, к семантике слова.

В словарной статье на слово мир из Толкового словаря живого великорусского языка В.Даля читаем:
«Отсутствие ссоры, вражды, несогласия, войны; лад, согласие, единодушие, приязнь, дружба,  доброжелательство; тишина, покой, спокойствие».
Подчеркнем, что автором удивительно уловлены почти все смыслы концепта (именно концепта!) МИР, причем эти смыслы не хаотично перечислены, а структурированы в три блока.

Уже из этой словарной статьи явствует, что  война и мир являются резко противопоставляемыми сущностями, отрицанием одного другим.
Прямые или косвенные указания на противоположность мира и войны содержатся во многих  материалах, на которые мы опираемся. Ср.:
ВОЙНА – «1. Неприятельские действия между народами или государствами или между гражданами того же государства; брань. Противоп. м и р» [Словарь Академии Российской];  ВОЙНА – «Вооруженная борьба между государствами или общественными классами; противоп. м и р» [Словарь Ушакова].

Словари современного русского языка подчеркивают противоположность, противопоставленность войны и мира даже самим характером толкования. Ср., например: ВОЙНА – «Вооружённая борьба между государствами, народами, племенами и т.п. или общественными классами внутри государства»; МИР – «Отсутствие войны, вооруженных действий между государствами; согласное сосуществование государств, народов» [Большой толковый словарь русского языка 1998 г.].

То же самое выявляют прецедентные тексты: Мир — добродетель цивилизации, война — ее преступление; У мира не меньше побед, чем у войны, но куда меньше памятников; Лучше верный мир, чем расчет на победу; Худой мир лучше доброй ссоры; Худой мир лучше доброй брани (драки);
Время любить и время ненавидеть, время войне и время миру; Мир победит войну.

Мир относится к числу ценностей, наиболее желанных для человека; мир – это счастье. Ср., например: «Если бы сказали нам 22 июля утром, что мир заключен будет таким образом 24-го, то всякий почел бы, конечно, мечтателем и сумасшедшим того, кто осмелился ласкать нас надеждою на такое несбыточное счастие» (А.Пушкин).

Показательно, что слово мир вошло в «формулы вежливости»: Мир вам! Мир дому сему! Мир вашему дому! Ступайте с миром! Из тысяч слов совсем немногие удостаиваются подобного статуса. Мир, как и жизнь, самый прекрасный дар небес, мир – это благословение. В концепте МИР с полным правом можем  вычленить смысл  ‘сакральность’.

Как видим, война и мир антонимичны на уровне слов и на уровне понятий; сами явления (реалии), названные этими словами, воспринимаются сознанием как противоположные сущности. Противопоставленность на уровне реалий, слов и понятий дает нам право считать антонимичными и соответствующие концепты. Этот вывод существенно  расходится с положениями и выводами предшествующих исследований по теории концепта и по конкретным культурным концептам.
Более того,  концепт МИР не обнаруживает признаков антИномичности, каковая обычно признается имманентным свойством концепта.
   
 Нам видится два (как всегда) выхода из сложившейся коллизии:
    1. Признать, что из любого правила есть исключения, и успокоить себя тем, что исключение только оттеняет и тем самым подтверждает правило.
    2. Попытаться под каким-то новым углом зрения, в новом ракурсе взглянуть на анализируемый материал.
Мы попытались  пойти по второму пути.

 Обратившись еще раз к  исследованиям по теории антонимии, к определению и классификации антонимов, мы обнаружили диалектичный взгляд на  антонимы – как на противопоставляемые явления в пределах некоего единства.  Ср. ряд свидетельств:

    – «Антонимия выступает в качестве знаков «раздвоенного» на противоположности единства, одновременно и определяя предел проявления того или иного качества, свойства, действия, отношения, и указывая на неразрывную связь противоположностей в каждом конкретном проявлении сущности»4   (выделено нами. – Л.Г.) ;
     –  В случаях комплементарной противоположности (см. выше) «шкала противопоставления представлена двумя противоположными членами, дополняющими друг друга, так что отрицание одного из них дает значение другого: не + холостой = женатый» 5.  Последнее из приведенных положений идеально приложимо к анализируемым нами концептам: не + война = мир, не + мир = война.
   
Как известно, в  философии выделяется ряд предельно широких понятий, которые могут быть истолкованы только одно через другое; наиболее яркий пример таких понятий – это материя  и  сознание.  Они немыслимы друг без друга. Одно из них с непременностью предполагает другое. Это ли не пример единства предельно высокого уровня?  Именно такого рода отношения связывают концепты ВОЙНА и МИР. Будучи предельными противоположностями, они в то же время являют собой единство того же плана, что материя и сознание в философии.

Таким образом, результаты анализа материала по концептам ВОЙНА и МИР в обобщенно-философском плане  НЕ противоречат  выводам  предшествующих исследований. Да, отдельные концепты могут не быть антИномичными  по составу смыслов, входящих в их содержание,  но, взаимодействуя с другими концептами, они образуют диалектичные единства противоположностей, что позволяет признать антИномичность ведущим принципом организации  сферы культурных концептов.

Проанализированный нами материал позволяет также сформулировать условия / основания антОнимичности культурных концептов. Между двумя концептами могут сложиться  отношения комплементарной противоположности при наличии следующих условий:
– если ведущие смыслы одного концепта противоположны ведущим смыслам другого концепта;
– если в одном из концептов невозможен ряд смыслов, наличествующих у сопоставляемого концепта;
– если хотя бы один из сопоставляемых концептов не содержит антИномичных  смыслов.

Но такими отношениями связаны очень немногие пары концептов – лишь те, члены которых находятся в предельных точках шкалы противоположности. Возможно, к таковым относятся (кроме ВОЙНА – МИР) ЖИЗНЬ – СМЕРТЬ, СВЕТ – ТЬМА, ДОБРО – ЗЛО.
 
---
1. Новиков Л.А. Семантика русского языка. М., 1982. С. 243– 25о.
2. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры (опыт исследования). М., 2001. С. 38–43.
3. Чудинов А.П. Метафорическая модель и методика ее описания. //Языковая картина мира  и ее метафорическое моделирование. Екатеринбург, 2002. С. 113–119.
4. Новиков Л.А. Указ соч. С. 243.
5. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 36.
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)