Главная > Выпуск № 9 > «Фадетта» Николая Боярчикова в Пермском театре оперы и балета

Ольга Розанова

«Фадетта» Николая Боярчикова
в Пермском театре оперы и балета

19 ноября в Пермском академическом театре оперы и балета им. П.И.Чайковского состоялась премьера балета «Фадетта». Музыка Л.Делиба, либретто Л.М.Лавровского и В.Н.Соловьева, постановка Н.Н.Боярчикова с фрагментами хореографии Л.Лавровского.

Пермский балет продолжает удивлять смелой репертуарной политикой, неожиданной сменой курса. Прошлогодней премьерой были одноактные балеты «Медея» и «Ринг», представившие новейшие течения в нашем балете (их авторы – дебютанты пермской сцены, хореографы нового поколения Юрий Посохов и Алексей Мирошниченко). И вдруг  – резкий поворот в другую сторону.
 
Полнометражная «Фадетта», появившаяся на свет в 1934 году  - образец так называемого «драмбалета» - художественного направления, возникшего в 1930-е годы. Название говорит само за себя. Балету в те времена предлагалось ориентироваться на драматический театр  ради большей содержательности и, вместе с тем, доступности широкому, порой мало подготовленному зрителю. Ставка соответственно делалась на повествовательность – внятное, подробное изложение фабулы и реалистичность – «всамделищность» зрелища. В сущности, ничего принципиально нового в подобных требованиях не было. Балет как самостоятельный вид искусства  сформировался в XVIII веке в рамках именно таких норм. В ходе исторической эволюции балетная поэтика, а с ней и комплекс художественных средств менялись в сторону все большей условности – вплоть до появления бессюжетного, абстрагированного зрелища, где танец организован по принципу музыкально-симфонической либо сюитной формы. Пример – идущие на пермской сцене балеты Джорджа Баланчина, а также «Времена года» Джерома Роббинса и, пожалуй, его же «Концерт».

Но почему же со временем «драмбалет» получил негативный смысл и стал синонимом художественной беспомощности? Во многом из-за насильственной – начальственной – монополизации жанра, вытеснившего к середине 1950-х годов с подмостков все прочие виды балетного зрелища. И еще по причине ложно понимаемого требования непременного «реализма». В результате, за исключением нескольких художественно значительных произведений («Бахчисарайский фонтан», «Ромео и Джульетта», «Лауренсия» и др.), сцену наводнили постановки, где все было, «как в жизни», но не было ни поэзии, ни правды. Главная беда этих убогих поделок заключалась в их танцевальной бедности, отсутствии развернутых хореографических форм, замененных бытоподобной пантомимой.

Какой можно сделать вывод? Очень простой: дело не в самом жанре, а в том, как он понят и претворен на сцене. Говоря просто,  результат определяют талант и профессиональная  компетентность авторов спектакля.

«Фадетта» - плод содружества талантливых художников.
В основу положена повесть Жорж Санд «Маленькая Фадетта». Авторы либретто – хореограф Леонид Лавровский и известный театральный режиссер Владимир Соловьев – ограничились одним эпизодом повести, рассказывающем о трогательной истории любви молодого крестьянина Андре к маленькой нищенке Фадетте. Драматургическая конструкция балета логична и проста. Действие читается без подсказок программки. Все персонажи разделены на два лагеря: с одной стороны Фадетта, ее старая бабушка и братик, с другой – обитатели французской деревни, среди которых богачи Просперо и Барбо. Сын первого, Андре, полюбив Фадетту, бросает вызов отцу и всем односельчанам и покидает родную деревню.
 
Фабула балета напоминает популярную повесть Куприна «Олеся». Семья Фадетты живет в лесной хижине. Бабушка-знахарка собирает травы, Фадетта и ее братик Сильвестр – вольные дети природы, чувствуют себя здесь как дома – они веселы, беззаботны и в общем-то счастливы. Лесную идиллию нарушают обитатели села. Задиристый, бесцеремонный Рене, влюбленный в кокетку Мадлон, помолвленную с Андре, чтобы привлечь ее внимание, издевается над старухой, прослывшей колдуньей, едва не убивает из ружья спрятавшегося на дереве Сильвестра. Несчастье предотвращает Андре. Фадетта выходит из укрытия и дает волю негодованию: дерзит жеманной Мадлон, дразнит ее подруг, найдя надежного защитника в лице Андре.
 

Взбешенный Рене бросает в нее камень, и молодежь спешно покидает лес. Андре возвращается за забытым ружьем и находит плачущую Фадетту. Утешая девушку, ласково журя ее за плохое поведение, он невольно поддается ее диковатой прелести. Да и «дикарку» не узнать – столько в ней пугливой застенчивости и глубоко спрятанной радости.  Оба открывают новый для себя мир чувств и входят в него осторожно и бережно.
 

Краткое и далеко не полное описание первой картины балета дает почувствовать, как тщательно проработано действие, с какой психологической правдой показаны герои. Не удивительно, что танец здесь «растворяется» в пантомимной пластике, наглядно изображающей поступки героев и позволяющей передать оттенки их чувств.

Зато во втором акте – в сцене деревенского праздника – танец польется мощным потоком, один за другим будут следовать разнообразные номера – массовые и сольные. Здесь есть и технически  сложный, динамичный крестьянский танец с интереснейшей композицией, и очаровательный танец детей, и оригинальное пиццикато, синхронно исполняемое двумя танцовщицами, и гран па Мадлон и Рене с вариациями и бравурной кодой, и драматическое адажио Андре с Фадеттой – всего целых восемь номеров (для балетного дивертисмента это рекордная цифра). Словом, в спектакле гармонично сосуществуют в разнообразных формах и видах   основные выразительные средства хореографии – пантомима и танец. В немалой степени этим обстоятельством объясняется завидное сценическое долголетие «Фадетты». Впрочем, решающим фактором все же остается гениальная музыка французского классика Лео Делиба.  Партитура смонтирована из разных произведений композитора, включая балет «Сильвия», о котором Чайковский восторженно писал: «Это первый балет, в котором музыка составляет не только главный, но и единственный интерес. Что за прелесть, что за изящество, что за богатство мелодическое, ритмическое и гармоническое!» Музыка придает бесхитростному сюжету эмоциональную заразительность, укрупняет и одновременно детализирует образы героев, окружает их поэтическим флером.

Многие годы спектакль с успехом шел в Ленинграде, а затем  в Москве. В 1986-м новую редакцию уже сошедшей со сцены «Фадетты» осуществил Николай Боярчиков в руководимой им тогда труппе ленинградского Малого театра (ныне  Михайловский).  И вот, спустя четверть века, эта обновленная версия обрела гражданство в Перми и, судя по исключительному успеху двух премьерных спектаклей, обрела надолго.

Идея постановки  родилась невзначай в телефонном разговоре худрука театра Георгия Исаакяна с Николаем Боярчиковым – давним любимцем пермяков. Возглавив в 1970-е годы пермскую труппу, талантливый петербургский хореограф создал здесь за несколько лет ряд оригинальных спектаклей, выдвинувших  Пермь на лидирующее место в отечественном балетном искусстве. Для новой встречи с маститым хореографом выбрали старинную «Фадетту». В обширном и разноплановом репертуаре труппы «Фадетте» уготовано особое место. Добрую половину балета занимают пантомимно-игровые и пантомимно-танцевальные сцены, по мастерской режиссуре сравнимые с первым актом «Жизели», признанном образце драматического балета. Заставить зрителей верить героям, сопереживать их судьбам могут только танцовщики, владеющие искусством пластической игры, обладающие выразительной мимикой. Овладеть этими навыками, отступившими в последнее время на второй план в погоне за спортивно-техническими эффектами, помогли ассистенты балетмейстера Лариса Климова и Игорь Соловьев вместе с репетиторами Риммой Шлямовой, Аллой Лисиной, Ольгой Лукиной, Ольгой Салимбаевой, Виталием Полещуком, Станиславом Фечо. В результате напряженной и действительно творческой работы родился живой актерский ансамбль. Здесь что ни роль – то артистическая удача.

Трогательную и поучительную историю главных героев оттеняют гротесковые персонажи второго плана. Выразителен контраст «возрастных» героев. Проспер (отец Андре) Михаила Тимашова, с каменным лицом и одеревенелой фигурой, похож на суковатую палку, на которую опирается этот зловещий и злобный старик. Барбо (отец Рене) Дмитрия Дурнева – добродушный, суетливый и явно недалекий толстячок. Под стать ему  две Маменьки – провинциальные модницы с претензией на «столичность», хлестко изображенные Светланой Захлебиной и прирожденной комедийной актрисой Еленой Морозовой. 
 

Уморительно забавны Маменькины сынки – великовозрастный дурень и братишки-близняшки. В разных составах их исполняют Андрей Попов, Илья Шитов, Александр Таранов, Тарас Товстюк и неизменный, незаменимый Иван Порошин, очаровывающий детским простодушием и бьющей через край жизнерадостностью. Все вышеназванные артисты с блеском танцуют технически сложные номера и впридачу азартно импровизируют в рамках заданных характеров, находясь на периферии сценического действия. Приходится делать над собой усилие, чтобы перевести взгляд на главных героев, как они того и заслуживают.

Премьеры труппы Наталья Моисеева (Мадлон) и Сергей Мершин (Андре), опытные солисты Наталья Макина (Мадлон) и Роберт Габдуллин (Рене) с видимым удовольствием исполняют танцевальные соло, расцвечивая их точно найденными актерскими красками. Но особую радость доставляют юные артисты труппы, по праву разделившие успех со старшими коллегами. Любимцем публики уже стал девятнадцатилетний Иван Михалев, наделивший главного героя мужественной статью, независимым нравом и поэтически возвышенной душой. Прекрасные внешние данные и редкостный дар – обаяние – изначально располагают к нему зрителей, но артист подтверждает право на лидерство свободой и непоказным темпераментом танца, собственной интонацией в пластике. При благоприятных обстоятельствах многообещающему солисту можно предсказать большое театральное будущее. 
 

Ведущие балетные партии гарантированы при умной целенаправленной работе и Герману Старикову – красивому танцовщику благородного стиля.

Открытие спектакля – две исполнительницы заглавной роли – Мария Меньшикова и Инна Билаш (выпускница 2009 года!) Тоненькие, хрупкие, миловидные, обе подкупают девической прелестью и неподдельной искренностью.

 
Инна Билаш - Фадетта

Высокое мастерство явили исполнители сольных и кордебалетных номеров.

Праздничную атмосферу двух премьерных спектаклей (с разными составами) поддержал оркестр театра во главе с дирижером и музыкальным руководителем постановки Валерием Платоновым. Негласным героем премьеры можно назвать и известного театрального художника Вячеслава Окунева, сотворившего волшебный зрительный образ «Фадетты» - пронизанные прямо-таки рембрандтовским таинственным светом пейзажи и сверкающие россыпями драгоценных камней элегантного покроя костюмы. Отметим превосходную работу художественно-постановочных цехов театра, украсивших спектакль множеством декоративных подробностей.

К числу негласных, но весьма ценных участников премьеры нужно отнести Людмилу Деменеву - автора-составителя буклета к «Фадетте», где можно найти кратко изложенные, но притом насыщенные интересной  информацией сведения обо всех создателях балета, уникальные фотографии прежних постановок, а заодно полюбоваться изящным оформлением издания.
Поздравим же театр и всех участников премьеры с большим, радостным событием в культурной жизни города. 
 
Фотограф – Антон Завьялов
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)