Главная > Выпуск № 21 > Из-под вертикали

 Галина Ребель
 
Из-под вертикали
 
Уточним:
 
Во-первых, это действительно взгляд из-под, ибо управленческая вертикаль включает в себя управляющих разных уровней, но исключает из себя управляемых, которые никоим образом не причастны к управленческому священнодействию и в совокупности своей образуют распластанную понизу горизонтальную поперечину – этакую почву, оплодотворяемую свыше. На поперечине и располагается автор этих заметок.
 
Во-вторых, в данном случае имеется в виду только одна из управленческих вертикалей – образовательная. И хотя, судя по всему, скроены они все на один манер и везде профессионалы-рутинеры наконец-то заменяются эффективными и очень эффективными менеджерами, кое-какая специфика еще сохраняется. Не все сразу удается унифицировать.
 
Сигнал, как водится, хорошо проходит сверху вниз, и на горизонталь щедро сыплются указы, нововведения, распоряжения, постановления с целью усовершенствования, усугубления, улучшения – в общем, активно идет триединый процесс модернизации-оптимизации-инновации.
 
Обратный сигнал поступает уже не в полном объеме, поскольку он должен проделать путь снизу вверх, а это, как известно, труднее, зато на этом пути происходит очистительная процедура и все тяжелое, лишнее – мусор всякий: подробности там какие-то или, не приведи господи, неудовлетворительные результаты от внедрения очередных новаций, – ссыпается обратно, причем уже с нижних ярусов вертикали, чтобы не засорять канал связи.
 
Такая конструкция системы власти, несомненно, способствует усилению эффективности управления, достижению полной гармонии по вертикали и удержанию горизонтали в правильном горизонтальном положении.
 
Примеров и способов оплодотворения образовательной почвы начальственными инициативами – множество.
 
Возьмем один из них – трехчастный пример функционирования «демократического централизма» – так, кажется, когда-то называлась имитация народовластия на всех представительных уровнях.
 
Высший уровень.
 
Наш новый министр, которого мы встретили с надеждой, хотя и не без скепсиса1, дал суровую, но справедливую оценку горизонтальным попрошайкам из системы высшего образования, которые получают низкую зарплату, потому что, как пояснил министр, плохо работают, или шабашат на стороне, или берут взятки.
 
Из этого проницательного, хотя и не очень логичного наблюдения следует совершенно справедливый вывод, что повышать зарплату вузовским преподавателям не следует,
ибо рыночная саморегуляция выживет из отрасли тех, кто полагает, что им за их основную работу следует платить больше, чтобы они могли больше заниматься студентами и наукой, и оставит в подчинении у министра только тех, кто не ноет, не позорит отрасль и прилично зарабатывает, инновационно сочетая шабашку с халтурой и теоретические занятия по предмету с практикой поборов за экзамены и зачеты.
 
Средний уровень.
 
Пермское правительство, самоотверженно поддерживая инициативу бывшего губернатора Чиркунова по выплате надбавок докторам наук, вводит дополнительные строгие критерии, которые призваны сузить число избранников фортуны до минимума самых достойных – достойнейших из достойных.
 
Для получения докторской доплаты за отчетный пятилетний период нужно:
 
а) опубликовать 10 статей в изданиях ВАК – именно в них, остальные издания у пермской власти доверием не пользуются, хотя все разоблачаемые постфактум остепененные имитаторы и плагиаторы, из-за которых вроде бы и огород городится, в свое время благополучно проскочили сквозь ВАКовское сито, в том числе через ВАКовские журналы, а неразоблаченные продолжают клонировать себя в учениках, научая их ловко обходить все те же препоны;
 
в связи с этим пунктом поздравляем издателей, которым гарантирована устойчивая прибыль, – другими способами загнать в эту нишу авторов не получилось бы, т.к. всерьез рецензируемых, солидных и общедоступных ВАКовских изданий очень немного, большинство же такого рода периодических сборников выполняют не столько научные задачи, сколько ритуально-представительские функции – обеспечивают диссертантов «проходными сертификатами»;
 
б) опубликоваться в изданиях, включенных в системы SCOPUS или WEB SCIENSE;
гуманитариям, в частности филологам-русистам, таких площадок не найти и доплаты не видать, но это разумно: что за наука, если ее не внесли в свои почетные реестры западные институции, и кому вообще в современном мире нужны исследования по русской литературе?
 
в) обеспечить защиту минимум двух аспирантов;
превращаясь в денежный стимул, это требование автоматически ведет к увеличению количества защит, которые отнюдь не пополняют отечественную науку новыми идеями и новыми учеными – см. пункт а);
казалось бы, если и без того остро стоит вопрос о качестве диссертаций и диссертантов, то зачем же, не добившись реального оздоровления ситуации, стимулировать увеличение количества?
 
Логика опять-таки хромает, но предельно формализовать процесс всегда легче, чем предметно вникать в то, что там «внизу» реально делается, – власть действует по давно отработанному на низовом совковом уровне принципу: «вас много, я одна».
 
Однако в общем и целом нет сомнений в том, что на втором уровне образовательной вертикали поставлены надежные заслоны на пути халтурщиков, вызывающих справедливое негодование министра.
 
Низший уровень.
 
Тут все логично, просто, без затей – по-семейному, «по-родственному» (в смысле – по Салтыкову-Щедрину).
 
Близлежащее (-сидящее?) начальство разработкой критериев и опорой на них себя не обременяет и подчиненных не морочит – и так ведь очевидно:
кто свой (и как не порадеть родному человечку?), а кто – чужой (и как не дать ему отлуп?);
на кого можно опереться в административном рвении на благо администраторов, а на кого – нельзя, ибо ему, видишь ли, аргументацию подавай;
кого поощрить, а кого прищемить – разумеется, исключительно из самых что ни на есть отеческих (материнских) соображений.
 
Упоминание о профессиональных критериях на этом уровне просто неприлично – тут тонкие материи учитываются, индивидуальный подход осуществляется. Тут доктор не доктор и кандидат не кандидат, тут царство высшей справедливости, основанное на незыблемом отечественном принципе: я начальник – ты дурак.
 
Ну, так ведь если вдуматься во всю совокупность сигналов, поступающих со всех уровней вертикали, которая безусловно сильна своим единством и последовательностью, – тот, кто безвылазно сидит на жердине-горизонтали, дурак и есть.
 
А коли он еще и трепыхается, права качает, инициативу проявляет, то его и по вертикали, и по горизонтали прижмут, ибо у нас, как известно, на отщепенцев управа всегда найдется. На том стояли и стоять будем.
 
Пока не рухнем окончательно.
 
_______
1. См.: Ребель Г. Новый министр и старые тревоги. Филолог. 2012. № 19. http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_19_408
Наша страница в FB:
https://www.facebook.com/philologpspu

К 200-летию
И. С. Тургенева


Архив «Филолога»:
Выпуск № 27 (2014)
Выпуск № 26 (2014)
Выпуск № 25 (2013)
Выпуск № 24 (2013)
Выпуск № 23 (2013)
Выпуск № 22 (2013)
Выпуск № 21 (2012)
Выпуск № 20 (2012)
Выпуск № 19 (2012)
Выпуск № 18 (2012)
Выпуск № 17 (2011)
Выпуск № 16 (2011)
Выпуск № 15 (2011)
Выпуск № 14 (2011)
Выпуск № 13 (2010)
Выпуск № 12 (2010)
Выпуск № 11 (2010)
Выпуск № 10 (2010)
Выпуск № 9 (2009)
Выпуск № 8 (2009)
Выпуск № 7 (2004)
Выпуск № 6 (2004)
Выпуск № 5 (2003)
Выпуск № 4 (2003)
Выпуск № 3 (2002)
Выпуск № 2 (2002)
Выпуск № 1 (2001)